Новости

24.03.2020

О порядке работы Третьего арбитражного апелляционного суда в период с 19.03.2020 по 10.04.2020 (включительно)

О порядке работы Третьего арбитражного апелляционного суда в период с 19.03.2020 по 10.04.2020 (включительно).

23.03.2020

Банк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 6% годовых.

Совет директоров Банка России 20 марта 2020 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 6% годовых.

20.03.2020

Представление вновь назначенного заместителя председателя суда коллективу суда.

16 марта 2020 года на общем собрании Председателем суда Зуевым Андреем Олеговичем в торжественной обстановке заместитель председателя суда Макарцев Алексей Васильевич представлен коллективу суда.

Обзор судебной практики об оспаривании актов антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) за период 2014 – 2015 годов

Дата: 
10.11.2015

Обсужден 09.11.2015 на совещании
административной коллегии

 

Обзор судебной практики об оспаривании актов антимонопольных органов по
нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов)
за период 2014 – 2015 годов

 

1. Вводная часть и структура Обзора

В соответствии с планом работы Третьего арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2015 года проведен обзор судебной практики об оспаривании актов антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) за период 2014 – 1, 2, 3 кварталы 2015 годов.

Предметом исследования при проведении обзора явились судебные акты, вынесенные Третьим арбитражным апелляционным судом в 2014 году, а также первом, втором, третьем кварталах 2015 годов в результате рассмотрения апелляционных жалоб на решения арбитражных судов первой инстанции по делам об оспаривании актов антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», а также по нарушениям, предусмотренным статьями 15, 16 и 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» и связанным передачей государственного или муниципального имущества без торгов.

Обзор подготовлен с учетом проверки законности постановлений Третьего арбитражного апелляционного суда Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа. Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации судебные акты Третьего арбитражного апелляционного суда за анализируемый период не пересматривались.

Нормативную базу для проведения обобщения составляют положения:

- Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе);

- Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).

По структуре обобщение включает в себя следующие разделы:

- раздел 1 «Вводная часть и структура обобщения»;

- раздел 2 «Основные статистические данные»;

- раздел 3 «Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда об оспаривании актов антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) за период 2014-2015 годов».

2. Основные статистические данные

В анализируемом периоде (2014 год и 1, 2, 3 кварталы 2015 года) Третьим арбитражным апелляционным судом рассмотренно 389 дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) антимонопольных органов (в 2014 году – 228 дел; в 1, 2, 3 кварталах 2015 года – 161 дело).

Их количество среди всех споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделённых федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, рассмотренных за данный период, составило 36,8% (всего по данным оперативного статистического учета рассмотрено 1056 дел по указанной категории).

Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) антимонопольных органов отнесено к специализации судей коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных и иных правоотношений (заместитель председателя суда Борисов Г.Н., судьи: Иванцова О.А., Морозова Н.А., Севастьянова Е.В., Юдин Д.В.).

Из 389 дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) антимонопольных органов, рассмотренных в течение анализируемого периода, 30 дел (7,7%) связано с нарушением норм Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», и статьями 15, 16, 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (9 и 21 дело соответственно).

Из указанного количества дел Третьим арбитражным апелляционным судом судебные акты судов первой инстанции оставлены без изменения по 22 делам (73,3%), отменены по 8 делам (26,7%).

Результаты повторного рассмотрения Третьим арбитражным апелляционным судом дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», а также по нарушениям, предусмотренным статьями 15, 16, 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 №  135-ФЗ «О защите конкуренции» и связанным с передачей государственного или муниципального имущества без проведения торгов, применительно к судам первой инстанции выглядит следующим образом:

- 21 (70%) судебный акт принят по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Красноярского края, из них по 7 делам судебные акты суда первой инстанции отменены (33,3% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Красноярского края по данной категории дел),  по 14 делам (66,7%)  - оставлены без изменения;

- 6 (20%) судебных актов принято по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Республики Хакасия, из них по всем 6 делам судебные акты суда первой инстанции оставлены без изменения (100% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Республики Хакасия по данной категории дел);

- 3 (10%) судебных акта принято по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Республики Тыва, из них по 1 делу судебный акт суда первой инстанции отменен (33,3% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Республики Тыва по данной категории дел), по 2 делам (66,7%)  - оставлены без изменения.

Причинами отмены судебных актов судов первой инстанции являются:

- неправильное применение норм материального права (7 дел - № А69-2678/2014, № А33-5395/2014, № А33-2241/2015, № А33-14425/2013, № А33-24852/2014, № А33-14729/2014, № А33-9917/2014);

- неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела (1 дело - № А33-26219/2014).

В Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа обжалованы судебные акты Третьего арбитражного апелляционного суда по 11 (36,7%) делам анализируемой категории. Из них:

- по 1 делу (№ А33-5395/2014) постановление апелляционного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд в связи с неправильным применением норм материального права;

- по 8 делам (№ А33-26219/2014, № А74-7120/2014, № А33-8284/2014, № А74-6580/2014, № А33-24852/2014, № А33-9917/2014, № А33-6379/2013, № А33-23203/2013) судебные акты апелляционного суда оставлены без изменений;

- по 1 делу (№ А33-14425/2013) кассационная жалоба возвращена заявителю;

- по 1 делу (№ А33-14649/2013) прекращено производство по кассационным жалобам в связи с отказом заявителей от жалоб.

По 1 делу подано заявление о пересмотре судебных актов в порядке кассационного производства Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (№ А33-8284/2014), в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанцией второго уровня отказано.

Всего по результатам рассмотрения дел всеми судебными инстанциями судами поддержана позиция антимонопольных органов по 16 (53,3%) делам, по 8 (26,7%) делам акты антимонопольных органов отменены, по 6 (20%) делам акты антимонопольных органов отменены в части.

3. Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда об оспаривании актов антимонопольных органов по нарушениям, связанным с проведением закупок (торгов) за период 2014-2015 годов.

§1. Нарушение статей 15, 16, 17 Закона о защите конкуренции при передаче государственного и муниципального имущества без проведения торгов либо в нарушение установленного порядка предоставления государственной (муниципальной) преференции.

3.1. котельная находится в муниципальной собственности, как источник тепловой энергии не является технологической частью соответствующей сети теплоснабжения (трубопровода), поэтому ее передача в аренду коммерческой организации без проведения торгов является нарушением части 3  статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

Дело № А33-9917/2014

Решением антимонопольного органа муниципальный орган, муниципальное учреждение и общество признаны нарушившими пункт 4 части 1 статьи 16 Закона о защите конкуренции в связи с заключением антиконкурентного соглашения, которое выразилось в заключении договора аренды муниципального имущества (котельной) без проведения процедуры торгов и без согласия антимонопольного органа, что создало для общества преимущественные условия для получения указанного имущества во временное владение и пользование, явилось препятствием для доступа к муниципальному ресурсу неопределенного круга лиц, которые также могут иметь намерение приобрести права в отношении данного имущества.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отклонил довод муниципального органа со ссылкой на исключение из общего порядка перехода прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества по результатам проведения конкурсов или аукционов, предусмотренное пунктом 8 части 17.1 Закона о защите конкуренции, поскольку котельная как источник тепловой энергии не может быть отнесена к сооружениям, входящим в состав сети инженерно-технического обеспечения (сети теплоснабжения) в смысле, придаваемом пунктом 20 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».

Суд кассационной инстанции, оставляя решение первой и постановление апелляционной инстанции без изменения, указал на то, что в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности котельная, хотя и является источником тепловой энергии и частью системы теплоснабжения поселка, однако входит в эту систему именно как источник тепловой энергии, не является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения, технологически с ней не связана.

Суд кассационной инстанции также отклонил довод общества о том, что понятие сети инженерно-технического обеспечения используется только в целях Федерального закона от 03.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», указав, что пункт 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции не содержит возможность различных подходов к определению понятия «сети инженерно-технического обеспечения» исходя из различных инженерных систем электро, газо, тепло, водоснабжения.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12.12.2014, постановление Арбитражного суд Восточно-Сибирского округа от 03.04.2015).

Аналогичные выводы сделаны  по делу №А33-765/2015 о невозможности применения пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции в отношении водозаборной скважины, используемой для добычи воды, и водопроводной сети.

По делу №А33-765/2015 комитет признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, комитет и общество нарушившими статью 16 названного Закона в связи с совершением сделки по передаче комитетом в аренду муниципального имущества – водозаборной скважины обществу, в собственности у которого находилась водопроводная сеть. При этом суд апелляционной инстанции отклонил ссылку комитета на положения пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о конкуренции, поскольку скважина и водопроводные сети не являются частями одной водопроводной сети, данные объекты используются в различных видах деятельности: транспортировка воды (пункт 26 статьи 2 Закона о водоснабжении) и пользование недрами с целью добычи подземных вод, используемых для водоснабжения (статья 9, 10.1, 11 Закона о недрах). В рассматриваемом случае технологическая связанность (наличие точек присоединения) не является определяющим условием для применения вышеуказанных положений, сам факт наличия технологического присоединения не исключает необходимость отнесения объектов к единой сети инженерно-технического обеспечения.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.08.2015 по делу № А33-765/2015 в кассационном порядке не обжаловалось).

3.2. Муниципальное имущество, предназначенное для производства, передачи и распределения электрической энергии, в нарушение части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции передано муниципальным предприятием без проведения торгов. Включение в состав одного лота технологически и функционально не связанного муниципального имущества нарушает порядок формирования лота, установленный Правилами проведения конкурсов или аукционов, и может привести к ограничению конкуренции.

Дело №А33-24063/2014

Решением антимонопольного органа муниципальное предприятие и общество признаны нарушившими часть 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции в части заключения договора аренды муниципального имущества предназначенного для производства, передачи и распределения электрической энергии без проведения торгов, муниципальное предприятие нарушившим часть 5 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции в части включения в состав одного лота технологически и функционально не связанного муниципального имущества.

Антимонопольный орган при рассмотрении дела установил, что муниципальное имущество, предназначенное для производства, передачи и распределения электрической энергии на объекты, находящиеся в различных населенных пунктах Эвенкийского района, и  переданное обществу по договору аренды находится на праве хозяйственного ведения у муниципального предприятия. В нарушение части 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции и Правил проведения конкурсов или аукционов на право заключения договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного или муниципального имущества, утвержденных приказом Федеральной антимонопольной службы России от 10.02.2010 № 67, имущество в аренду обществу было передано муниципальным предприятием без проведения торгов.

В последующем муниципальным предприятием в отношении данного имущества был проведен конкурс на право заключение договора аренды этого имущества. Антимонопольный орган признал нарушением требований указанных Правил и части 5 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции включение муниципальным предприятием в один лот муниципального имущества, которое технологически и функционально не связано между собой единым техническим процессом, не имеет взаимных точек присоединения, находится в разных населенных пунктах разных муниципальных образований, входящих в состав Эвенкийского муниципального района, обслуживает разных потребителей.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований общества и муниципального предприятия о признании недействительным решения антимонопольного органа.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и антимонопольного органа, поскольку заключение договора аренды муниципального имущества аренды без проведения торгов правильно квалифицировано по части 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции как соглашение, направленное на ограничение конкуренции.

При этом суд апелляционной инстанции отклонил довод общества о заключении договора в условиях крайней необходимости с целью не допустить перебои в поставке электроэнергии, поскольку факт возникновения причин, не зависящих от воли сторон договора, материалами дела не подтверждается. Несоблюдение администрацией района и муниципальным предприятием при организации конкурса на право заключения договора аренды спорного муниципального имущества требований антимонопольного законодательства, по оценке суда апелляционной инстанции, свидетельствует о недобросовестном выполнении своих обязанностей и исключает вывод о крайней необходимости.

Апелляционный суд также поддержал вывод суда первой инстанции об отсутствии технологической и функциональной связанности включенных в один лот объектов, предназначенных для производства, передачи и распределения электрической энергии в ряде поселков муниципального района, так как объекты электроснабжения в каждом населенном пункте автономны (дизельные электростанции), не имеют взаимных точек присоединения, изолированы от единой энергетической системы, убыточность производства электроэнергии отдельно по факториям обществом не является обстоятельством, исключающим применения антимонопольного законодательства.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.07.2015 по делу № А33-24063/2014 в кассационном порядке не обжаловалось).

3.3. Принятие органом исполнительной власти решения об увеличении уставного фонда государственного предприятия в рамках утверждения целевой программы на строительство объектов коммунальной инфраструктуры не подпадает под понятие государственной (муниципальной) нужды, не требует проведения закупочных процедур в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», и не может быть квалифицировано по части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Дело № А33-18191/2013

Антимонопольным органом принято решение о признании правительства края нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части реализации долгосрочной целевой программы, направленной на реконструкцию и капитальный ремонт объектов коммунальной инфраструктуры и предусматривающей одной из форм финансирования мероприятий программы увеличение уставного фонда государственного предприятия, что позволило последнему привлечь подрядчика без проведения торгов.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела пришел к выводу, что программа утверждена в рамках реализации правительством возложенных на него законом властных полномочий по предупреждению ситуаций, которые могут привести к нарушению функционирования систем жизнеобеспечения населения и ликвидации их последствий, следовательно, не может свидетельствовать об ограничении конкуренции, антимонопольным органом не доказано вменяемое нарушение.

Антимонопольный орган в апелляционной жалобе привел доводы о том, что потребности в строительстве объектов коммунальной инфраструктуры в муниципальных образованиях края, на которые в соответствии с долгосрочной программой предоставляются бюджетные инвестиции в уставный фонд государственного предприятия, являются муниципальными нуждами, закупки товаров, работ, услуг для которых должны осуществлять в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о размещении заказов); увеличение уставного фонда государственного предприятия позволило отказаться от заключения контрактов с иными хозяйствующими субъектами по результатам торгов.

Суд апелляционной инстанции отклонил указанные доводы и указал, что увеличение уставного капитала государственного предприятия не подпадает под понятие муниципальной нужды, установленного в Законе о размещении заказов.

До вступления в силу Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» на государственное предприятие обязанность закупать товары (работы, услуги) только по результатам конкурса не распространялась.

Вопросы о дальнейшем строительстве объектов капитального строительства коммунальной инфраструктуры в муниципальных образованиях края у конкретного хозяйствующего субъекта, правительством края не рассматривались, соответствующее решение им не принималось.

В связи с этим антимонопольный орган не доказал, что именно действия правительства края привели к ограничению конкуренции, а действия государственного предприятия по заключению договоров подряда с конкретным хозяйствующим субъектом  не свидетельствуют о нарушении правительством края части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.04.2014 по делу № А33-18191/2013 в кассационном порядке не обжаловалось).

Аналогичные выводы сделаны по делу № А33-15870/2013.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014 по делу № А33- 15870/2013 в кассационном порядке не обжаловалось).

3.4. Муниципальный орган признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в связи передачей муниципального имущества в аренду  без проведения торгов. Предварительное согласование муниципальной преференции антимонопольным органом не может отвечать целям Закона о защите конкуренции, если оно осуществлено на основе неполной информации о намерении иных лиц претендовать на получение в аренду спорного имущества.

Дело № А33-23203/2013

Решением антимонопольного органа департамент признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части предоставления муниципального имущества конкретному хозяйствующему субъекту без проведения торгов (конкурса, аукциона).

Департамент направил в антимонопольный орган заявление с просьбой согласовать предоставление муниципальной преференции в виде заключения долгосрочного договора аренды с обществом на часть подземного перехода.

Решением антимонопольного органа департаменту дано согласие на предоставление указанной муниципальной преференции, в связи с чем распоряжением администрации решено передать обществу часть подземного перехода для осуществления торговой деятельности, и заключен договор аренды.

В последующем антимонопольным органом было установлено, что департамент при направлении заявления с просьбой согласовать предоставление муниципальной преференции в виде заключения договора аренды на часть подземного перехода не указал, что на право получения в пользование названного муниципального имущества претендуют и иные хозяйствующие субъекты.

Несообщение антимонопольному органу при согласовании департаментом муниципальной преференции о намерении иных лиц претендовать на получение в аренду спорных торговых площадей послужило основанием для принятия оспариваемого решения.

Суд первой инстанции, соглашаясь с выводами антимонопольного органа, указал, что имущество может быть передано без торгов в порядке муниципальной преференции только в том случае, если такая передача не привела бы (не могла привести) к ограничению, недопущению, устранению конкуренции на соответствующем товарном рынке.

Суд апелляционной инстанции, поддержал выводы суда первой инстанции и антимонопольного органа, и дополнительно также указал, что неосведомленность антимонопольного органа о наличии иных хозяйствующих субъектов, претендующих на спорное имущество, не свидетельствует о законности  согласования муниципальной преференции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.09.2014 по делу № А33-23203/2013 оставлено без изменения постановлением Арбитражного суд Восточно-Сибирского округа).

3.5. Законодательством о конкуренции установлен запрет органам местного самоуправления передавать муниципальное имущество отдельным хозяйствующим субъектам без осуществления публичных процедур, при соблюдении которых иные потенциальные участники рынка имеют равную возможность реализовать право на получение такого имущества,  или с нарушением установленного порядка предоставления муниципальных преференций.

Дело № А69-1142/2014

Решением комиссии антимонопольного органа мэрия признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в связи с дачей согласия на отчуждение муниципального имущества, принадлежащего на праве хозяйственного ведения муниципальному предприятию, и пункт 7 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части отчуждения переданного муниципальному предприятию на праве хозяйственного ведения муниципального имущества с нарушением главы 5 Закона о защите конкуренции, регулирующей правоотношения по предоставлению муниципальных преференций.

Выводы антимонопольного органа основаны на том, что по распоряжению мэрии за муниципальным предприятием на праве хозяйственного ведения закреплено муниципальное недвижимое имущество: жилой дом, нежилое здание. В течение месяца после закрепления недвижимого имущества за муниципальным предприятием по заявлению его руководителя мэрией постановлением дано согласие на отчуждение названного недвижимого имущества, заключены договоры купли-продажи с индивидуальным предпринимателем.

Суд первой инстанции, проанализировав обстоятельства дела, пришел к выводу, что в результате заключения договоров купли-продажи на основании распоряжения мэрии была предоставлена муниципальная преференция в форме передачи в собственность муниципального недвижимого имущества без проведения процедуры торгов, что свидетельствует об ограничении конкуренции путем создания преимущественных условий отдельному хозяйствующему субъекту при получении муниципального имущества и устранению иных хозяйствующих субъектов от возможности приобретения вышеуказанного муниципального имущества.

Суд апелляционной инстанции, поддерживая вывод суда первой инстанции и антимонопольного органа, отклонил довод мэрии о закреплении имущества за муниципальным для осуществления его уставной деятельности, в том числе указав, что сроки, в которые были последовательно совершены действия, направленные на отчуждение спорного муниципального имущества, позволяют сделать вывод о том, что передача муниципального имущества на праве хозяйственного ведения произведена  не с целью его использования в уставной деятельности муниципального предприятия (продажа имуществ не лишила возможности предприятия осуществлять свою уставную деятельность), а с целью продажи имущества в обход норм законодательства о конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.10.2014 по делу № А69-1142/2014 в кассационном порядке не обжаловалось).

§2. Нарушения юридическим лицом, организатором торгов, оператором электронной площадки, конкурсной комиссией или аукционной комиссией порядка организации и проведения торгов (закупок), если данные нарушения повлияли или могли повлиять на результат торгов (закупок) и правильность определения победителя.

3.6. Если в соответствии с законодательством Российской Федерации объект закупки относится к лицензируемым видам деятельности, заказчик в извещении о проведении запроса котировок обязан установить требование к участнику запроса котировок о наличии соответствующей лицензии.

Дело №А33-5395/2014

Решением антимонопольного органа были признаны правомерными действия (бездействие) заказчика при размещении заказа путем проведения запроса котировок без предъявления в извещении единого требования к участникам размещения заказа – наличие лицензии на вид работ (услуг)  «медицинская деятельность по дезинфектологии».

Арбитражный суд Красноярского края, признавая указанное решение антимонопольного органа недействительным, пришел к выводу, что заказчик при проведении запроса котировок в нарушение части 3 статьи 73 Закона о контрактной системе, пункта 46 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»  не включил в документацию о проведении запроса котировок требование об обязательном наличии лицензии на лицензируемый вид деятельности по дезинсекции и дератизации.

Арбитражный апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, указал, что часть 3 статьи 73 Закона о контрактной системе устанавливает определенный перечень требований, предъявляемых к участнику размещения заказа, и если заказчик не установил в извещении дополнительных требований к работам (товарам, услугам), то такая обязанность не может быть на него возложена. В рассматриваемом случае в извещении о проведении запроса котировок и в приложенной к нему котировочной заявке заказчиком не установлено требование о необходимости представления лицензии на осуществление медицинской деятельности по дезинфектологии, что не противоречит вышеприведенным требованиям Закона о контрактной системе.

Суд кассационной инстанции, отменил постановление апелляционной инстанции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение, указав на неправильное применение пункта 1 части 1 статьи 31 Закона о контрактной системе, поскольку,  если в соответствии с законодательством Российской Федерации объект закупки относится к лицензируемым видам деятельности, то заказчик в извещении о проведении запроса котировок обязан установить требование к участнику запроса котировок о наличии соответствующей лицензии, предусмотренной законодательством Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции включил в предмет доказывания вопрос о наличии либо отсутствии обязательности лицензирования услуг, являющихся объектом закупки и, установив, что услуги по дезинсекции и дератизации не осуществляются в рамках оказания медицинской помощи, не являются медицинской деятельностью и не включены в санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия в рамках оказания медицинской помощи, признал, что они  не требуют наличия лицензии.

По этому основанию суд апелляционной инстанции  постановлением от 13.02.2015 отменил решение суда первой инстанции, признав обоснованными выводы антимонопольного органа о том, что в действиях заказчиков, уполномоченного органа отсутствуют нарушения требований Закона о контрактной системе, права и законные интересы заявителя не нарушены.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.02.2015 по делу № А33-5395/2015 в кассационном порядке не обжаловалось). Аналогичная позиция изложена в судебных актах по делу № А33-8284/2014).

3.7. Требование к участникам аукциона о наличии свидетельства саморегулируемой организации (СРО) на допуск к конкретным видам строительных работ должно содержаться в аукционной документации в тех случаях, когда такое требование к застройщику предъявляется градостроительным законодательством.

В аукционной документации должны быть указаны даты начала и окончания срока предоставления участникам разъяснения положений аукционной документации о таком аукционе.

Дело № А74-6253/2014

По результатам рассмотрения жалобы участника закупки антимонопольный орган признал уполномоченный орган нарушившим пункт 1 части 1 статьи 31, пункт 2 части 1 статьи 64, часть 4 статьи 65 Закона о контрактной системе в части установления требования к участникам аукциона о наличии свидетельства саморегулируемой организации о допуске к конкретным видам работ – установка и демонтаж инвентарных наружных и внутренних лесов, технологических мусоропроводов.

Также антимонопольный орган признал комиссию уполномоченного органа нарушившей часть 6 статьи 69 Закона о контрактной системе в части признания заявки на участие в электронном аукционе несоответствующей требованиям аукционной документации по основаниям, не предусмотренным частью 6 данной статьи, а именно по причине того, что вторая часть заявки не содержит свидетельства о допуске к определенному виду работ, указанному в аукционной документации, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требования уполномоченного органа о признании решения антимонопольного органа отказано.

Пунктом 19 информационной карты аукционной документации об электронном аукционе установлены требования к участникам: наличие свидетельства СРО о допуске к следующим видам работам по установка и демонтажу инвентарных наружных и внутренних лесов, технологических мусоропроводов.

Приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 30.12.2009 №624 во исполнение части 4 статьи 55.8 Градостроительного кодекса Российской Федерации утвержден Перечень видов работ по инженерным изысканиям, по подготовке проектной документации, по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства.

Из пункта 2.4 раздела III названного Перечня и примечания к указанному пункту следует, что установка и демонтаж инвентарных наружных и внутренних лесов, технологических мусоропроводов, требуют получения свидетельства о допуске на виды работ, влияющие на безопасность объекта капитального строительства, в случае выполнения таких работ на объектах, указанных в статье 48.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Поскольку больница, в которой должны выполняться работы, являющиеся предметом закупки, не относится к особо опасным, технически сложным и уникальным объектам, предусмотренным статьей 48.1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, неправомерным является  требование  аукционной документации о наличии у участника аукциона свидетельства СРО о допуске к указанным видам работ.

Следовательно, отклонение комиссией государственного заказчика заявки участника электронного аукциона как несоответствующей требованиям установленным документацией об аукционе произведено в нарушение части 7 статьи 69 Закона о контрактной системе.

В пункте 32 информационной карты документации об электронном аукционе установлен порядок предоставления разъяснений документации об аукционе, согласно которому участник закупки вправе направить не более трех запросов о разъяснении положений документации об открытом аукционе оператору электронной площадки с 21.05.2014 до 25.05.2014; в течение двух дней с момента поступления запроса заказчику разъяснения документации об электронном аукционе будут размещены в единой информационной системе (на официальном сайте).

Уполномоченный орган полагал, что им исполнена обязанность, предусмотренная пунктом 11 части 1 статьи 64 частью 4 статьи 6 Закона о контрактной системе, поскольку из пункта 32 информационной карты аукционной документации прослеживается, что датой начала предоставления разъяснений является 21.05.2014, а датой окончания – 25.05.2014.

Данный довод заявителя был отклонен судом апелляционной инстанции, так как  в пункте 32 информационной карты уполномоченным органом  указаны сроки направления участником закупки запросов о разъяснении положений документации об аукционе (с 21.05.2014 до 25.05.2014) и порядок размещения разъяснений в единой информационной системе (в течение двух дней), при этом конкретные сроки даты начала и окончания представления разъяснений уполномоченным органом не указаны.

В связи с этим суды первой и апелляционной инстанции признали, что антимонопольный орган доказал нарушение уполномоченным органом положений пункта 11 части 1 статьи 64 Закона о контрактной системе.

 (Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 по делу № А74-6253/2014 в кассационном порядке не обжаловалось).

3.8. Отсутствие в извещении о проведении аукциона требований к участнику торгов, установленных в аукционной документации, является основанием для аннулирования результатов аукциона.

Непредставление решения об одобрении крупной сделки в тех случаях, когда законодательством не предусмотрена обязательность его принятия органом управления общества, не может служить основанием для признания заявки участника не соответствующей требованиям, установленным аукционной документацией.

Дело № А74-7121/2014

Антимонопольный орган  по результатам внеплановой проверки признал уполномоченный орган нарушившим часть 5 статьи 31, пункт 6 части 5 статьи 63 Закона о контрактной системе в части неуказания в извещении о проведении электронного аукциона, опубликованном на официальном сайте, требования об отсутствии участника закупки в реестре недобросовестных поставщиков, установленного в аукционной документации; комиссию уполномоченного органа нарушившей часть 7 статьи 69 Закона о контрактной системе в части признания заявки на участие в электронном аукционе несоответствующей требованиям аукционной документации по основаниям, не предусмотренным частью 6 данной статьи, а именно по причине того, что вторая часть заявки не содержит решения об одобрении или совершении крупной сделки.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требования уполномоченного органа о признании решения антимонопольного органа недействительным отказано.

Апелляционный суд, поддерживая выводы суда первой инстанции, отклонил доводы уполномоченного органа об отсутствии у него обязанности публиковать в извещении о проведении электронного аукциона требования к участникам закупки, установленные в аукционной документации. При этом суд исходил из того, что поскольку требование об отсутствии участника закупки в реестре недобросовестных поставщиков было установлено в аукционной документации, заявке о размещении государственного заказа, следовательно, в силу пункта 6 части 5 статьи 63 Закона о контрактной системе  подлежало указанию при публикации извещения о проведении электронного аукциона.

Суд апелляционной инстанции также признал обоснованными выводы суда первой инстанции и антимонопольного органа о неправомерном отклонении комиссией уполномоченного органа заявки участника электронного аукциона, поскольку при отсутствии у общества, состоящего из одного участника, обязанности одобрения крупных сделок (пункт 1 части 9 статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») предъявление требований по предоставлению таким обществом решения об одобрении или совершении крупной сделки не соответствует части 7 статьи 69 Закона о контрактной системе.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.03.2015 по делу №А74-7121/2014 в кассационном порядке не обжаловалось).

3.9. Неопубликование организатором торгов извещения об изменении условий проведения торгов по продаже права на заключение договора аренды земельного участка в тот же срок, что и первоначальное извещение, то есть не позднее 30 дней до даты их проведения, не является нарушением норм действующего законодательства и безусловно не приводит к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.  

Дело № А33-14425/2013

Решением антимонопольного органа муниципальное казенное учреждение признано нарушившим часть 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции в связи с сокращением срока подачи заявок для участия в открытом аукционе по продаже права на заключение договора аренды земельного участка, выразившемся в опубликовании извещения об изменении условий проведения торгов (изменение архитектурно-планировочного требования) без соблюдения 30-дневного срока, установленного пунктом 2 статьи 448 Гражданского кодекса Российской Федерации для подачи заявок.

В силу пункта 2 статьи 448 Гражданского кодекса Российской Федерации извещение о проведении торгов должно быть сделано организатором не менее чем за тридцать дней до их проведения, если иное не предусмотрено законом. Извещение должно содержать, во всяком случае, сведения о времени, месте и форме торгов, их предмете и порядке проведения, в том числе об оформлении участия в торгах, определении лица, выигравшего торги, а также сведения о начальной цене.

Арбитражный суд первой инстанции, отказывая в признании  оспариваемого решения антимонопольного органа недействительным, исходил из того, что извещение об изменении условий проведения торгов должно было опубликовано в тот же срок, что и первоначальное извещение, т.е. не позднее 30 дней до их проведения; в случае если с даты опубликования изменений срок для подачи заявок составляет менее 30 дней, организатор торгов должен продлить срок приема заявок в целях привлечения наибольшего количества участников.

Апелляционный суд отменил решение суда и удовлетворил заявленное требование, так как из буквального толкования  статей 447, 448 Гражданского кодекса Российской Федерации,  Правил организации и проведения торгов по продаже находящихся в государственной или муниципальной собственности земельных участков или права на заключение договоров аренды таких земельных участков,  утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11.11.2002 № 808 во исполнение статьи 38 Земельного кодекса Российской Федерации, не следует, что срок публикации извещения о проведении торгов применим также к извещению об изменении условий проведения торгов.

Также суд апелляционной инстанции указал, что непродление срока подачи заявок для участия в открытом аукционе до 30-ти дней после внесения изменений в условия проведении торгов  недостаточно для квалификации действий организатора торгов по части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, поскольку условия проведения аукциона были равными для всех участников, все лица подавшие заявки на участие в торгах были допущены к участию в аукционе, договор аренды земельного участка был заключен с победителем торгов.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 04.03.2014 по делу №А33-14425/2013 в кассационном порядке не проверялось – кассационная жалоба возвращена).

3.10. Аукционная документация может содержать уникальные характеристики товара, указывающие на единственного производителя, если потребность установления таких характеристик обоснована  спецификой деятельности заказчика и использования товара.

Дело № А74-6580/2014

Антимонопольный орган по жалобе одного из потенциальных участников торгов признал требования аукционной документации к температурному режиму и режиму хранения «без ограничения светового режима» нарушающими пункт 1 части 1 статьи 64, пункт 1 части 1 статьи 33 Закона о контрактной системе, поскольку этим конкретным показателям товара, установленным заказчиком в техническом задании, соответствует только лекарственный препарат единственного производителя, поэтому установление таких требований к товару приводит к ограничению конкуренции.

Суд первой инстанции удовлетворил требование уполномоченного органа о признании недействительным решения антимонопольного органа и указал, что  заказчик вправе определить в своей заявке такие требования к качеству, техническим и функциональным характеристикам товара, которые соответствуют потребностям заказчика с учетом специфики его деятельности и обеспечивают эффективное использование бюджетных средств. При этом заказчик вправе в необходимой степени детализировать предмет закупок, поскольку потребности заказчика являются определяющим фактором при установлении соответствующих требований, а применительно к указанию конкретных требований к лекарственным препаратам должен также учитываться и медицинский аспект.

Апелляционный суд, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, указал, что применительно к конкретным обстоятельствам закупки заказчиком обоснована необходимость установления таких характеристик товара не противоречит положениям статьи 33 Закона о контрактной системе, поскольку в данном случае возможность хранения разведенного препарата без ограничения светового режима приводит к значительной экономии материальных ресурсов, повышению клинической эффективности препарата и недопущению ухудшения качества предоставления медицинской услуги.

В рассматриваемом случае наличие единственного производителя лекарственного препарата не ведет к ограничению количества участников закупки, поскольку предметом аукциона являлась поставка лекарственного препарата, а не его изготовление, следовательно, участником закупки могло выступать любое физическое или юридическое лицо, в том числе, не являющееся производителем требуемого к поставке товара, готовое поставить лекарственные препараты, отвечающие требованиям документации об электронном аукционе и удовлетворяющие потребностям заказчика.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и постановлением апелляционной инстанций о том, что уполномоченным органом и заказчиком представлены пояснения, обосновывающие специфику технического задания и необходимость установления в документации об аукционе спорной характеристики товара с учетом многопрофильности больницы, состава пациентов больницы (дети, беременные женщины), фармакодинамических и фармакокинетических параметров лекарственного препарата, основной целью которого является создание достаточной МПК (минимальной подавляющей концентрации) для подавления активности опасного бактериального возбудителя; того, что возможность длительного хранения подготовленного к введению препарата указывает на его стабильность в растворе, а значит на клиническую эффективность; отсутствие такой характеристики может привести к ухудшению качества предоставления медицинской услуги и стать причиной неблагоприятного или летального исхода лечения. Также суд кассационной инстанции указал, антимонопольным органом в материалы дела не представлены официальные сведения о проведении каких-либо исследований о терапевтическом эффекте, результатов таких исследований лекарственных препаратов с соответствующим международным непатентованным наименованием по условиям хранения с ограничением светового режима или без его ограничения.

Дополнительно указал, что антимонопольным органом не представлено в материалы дела официальных сведений о проведении каких-либо исследований о терапевтическом эффекте данного лекарственного препарата с соблюдением условия хранения «ограничение светового режим» или без его соблюдения.(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 26.03.2015 по делу № А74-6580/2014, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.07.2015).

3.11. Антимонопольный орган не доказал ограничение конкуренции, поскольку решение о приватизации единым (укрупнённым) лотом было принято в целях сохранения памятника культурного наследия регионального значения, обеспечения проведения реставрационных работ одним собственником в соответствии с разработанной проектно-сметной документацией.

Дело № А33-6379/2013

Антимонопольный орган признал Агентство по управлению государственным имуществом Красноярского края нарушившим часть 1 статьи 15, часть 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, Правительство Красноярского края нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в связи  принятием актов о приватизации единым лотом нежилых помещений в здании – памятнике истории и культуры, поскольку необоснованное укрупнение лота ограничило доступ к участию в торгах субъектов малого и среднего предпринимательства, имеющих намерение приобрести меньшее количество помещений.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Агентства по управлению государственным имуществом Красноярского края и Правительства Красноярского края о признании недействительным решения антимонопольного органа.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что каких-либо ограничений в части определения количества лотов при продаже приватизируемого имущества действующим законодательством не установлено. Орган государственной власти субъекта Российской Федерации вправе самостоятельно определить порядок формирования, в том числе, количество лотов, руководствуясь основными принципами приватизации государственного имущества.

Суды первой и апелляционной инстанций признали, что заявителями не нарушены основные принципы приватизации государственного имущества, соблюден порядок планирования приватизации, решение об условиях приватизации государственного имущества принято в соответствии с порядком планирования приватизации государственного имущества, предусмотренного статьей 10 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», соответствует Закону Красноярского края от 21.12.2010 № 11-5479 «О прогнозном плане (программе) приватизации краевого имущества на 2011 - 2013 годы», способ приватизации и порядок продажи имущества соответствуют статьям 13, 18 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества».

Суд апелляционной инстанции отклонил довод третьего лица, являвшегося арендатором одного из приватизируемых помещений, о включении в состав одного лота технологически и функционально не связанных товаров, поскольку назначение всех объектов – нежилое; тот факт, что ранее указанные помещения передавались в аренду хозяйствующим субъектам, осуществляющим различную деятельность (спортивный клуб, ресторан, магазин), не свидетельствует о включении в состав одного лота технологически и функционально не связанных товаров.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что включение в состав единого лота спорных помещений объясняется спецификой объекта приватизации, являющегося  памятником истории и культуры, и его техническим состоянием, необходимостью обеспечения единовременного проведения реставрационных работ в соответствии с разработанной проектно-сметной документацией, что требует существенных финансовых затрат и не может быть осуществлено при большом количестве потенциальных собственников с учетом финансовых возможностей каждого.

Также суд апелляционной инстанции признал необоснованным вывод антимонопольного органа о том, укрупнение лота привело к нарушению антимонопольного законодательства, выразившемуся в уменьшении потенциальных участников открытого аукциона, устранению от участия в аукционе претендентов, которые не обладают такими финансовыми ресурсами, но имеющих намерение приобрести меньшее количество помещений».

При этом суд указал, что отсутствие финансовой возможности участвовать в торгах в соответствии с условиями их проведения не может являться основанием для признания порядка формирования лота, нарушающим антимонопольное законодательство.

Кроме того, судом учтено, что на участие в аукционе подано 7 заявок, в аукционе приняли участие 5 участников, что свидетельствует о наличии конкуренции между участниками. Доказательства отказа в допуске кого-либо к участию в аукционе или создания какому-либо участнику аукциона или всем участникам, принявшим участие в аукционе, преимущественных условий участия в аукционе, антимонопольным органом не представлены.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.01.2014 по делу № А33-6379/2013, Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.04.2014 судебные акты оставлены без изменения).

§3. Нарушения антимонопольным органом процедуры рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства при проведении торгов (закупок) и выдачи предписаний.

3.12. Ненадлежащее извещение лица, в отношении которого возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства, о месте и времени рассмотрения дела является нарушением существенных условий процедуры рассмотрения дела и свидетельствует о незаконности вынесенного решения антимонопольного органа.

Дело № А33-15841/2014

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения антимонопольного органа, которым оно признано нарушившим часть 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции в части создания хозяйствующему субъекту преимущественных условий осуществления хозяйственной деятельности, которые привели к недопущению, ограничению конкуренции на рынке поставки непродовольственных товаров для нужд общества.

Суд первой инстанции, поддерживая выводы антимонопольного органа, указал, что заключение договоров поставки с единственным поставщиком без проведения конкурентных процедур, противоречит принципам, установленным частью 1 статьи 3 Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», поскольку необоснованно ограничивает конкуренцию по отношению к возможным участникам закупки.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с указанным выводам суда первой инстанции и антимонопольного органа, установил нарушение порядка рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, определенного главой 9 Закона о защите конкуренции, выразившееся в неизвещении лица, участвующего в деле, о рассмотрении дела и отменил решение суд первой инстанции, удовлетворив требование общества о признании незаконным оспариваемого акта антимонопольного органа.

Как установлено судом, определение антимонопольного органа об отложении рассмотрения дела было направлено в адрес лица, участвующего в деле, за три дня до даты заседания комиссии антимонопольного органа и фактически вручено лицу уже после рассмотрения дела и принятия решения.

Учитывая, что после отложения рассмотрения дела антимонопольным органом была изменена первоначальная квалификация допущенного обществом нарушения антимонопольного законодательства, апелляционный суд пришел к выводу, что рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в отсутствии лица – ответчика по делу, не извещенного надлежащим образом о времени и месте заседания комиссии, является существенным нарушением процедуры рассмотрения дела, лишающим общество возможности представлять свои возражения и доказательства в отношении вменяемого ему нарушения антимонопольного законодательства и свидетельствующие о незаконности оспариваемого решения.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.03.2015 по делу №А33-15841/2014 в кассационном порядке не обжаловалось).

 Аналогичные выводы содержатся в постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда по делу № А33-14729/2014.

3.13. Выданное антимонопольным органом предписание признано недействительным, так как фактически возлагает на лиц, которым оно выдано, обязанность надлежащим образом исполнять норму права, учитывая, что обязанность соблюдать законодательство Российской Федерации является конституционной обязанностью всякого лица и не требует дополнительного подкрепления со стороны антимонопольного органа.

Общество, департамент городского хозяйства и муниципальное казенное учреждение решением антимонопольного органа признаны нарушившими статьи 16, 17 Закона о защите конкуренции в части принятия необоснованных совместных (согласованных) решений (путем единогласного голосования) при отборе подрядных организаций для проведения капитального ремонта жилых домов при проведении конкурсов на ремонт многоквартирных домов,  что привело к ограничению конкуренции при проведении вышеуказанных торгов вследствие необоснованного недопуска к участию в торгах третьего лица.

На основании решения антимонопольный орган выдал обществу, департаменту городского хозяйства предписание не допускать фактов отказа в допуске к участию в торгах при отборе подрядных организаций на выполнение работ по ремонту многоквартирных жилых домов хозяйствующих субъектов по основаниям непредставления справки из налогового органа об отсутствии задолженности по начисленным налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджеты любого уровня или государственные внебюджетные фонды за прошедший календарный год, размер которой превышает двадцать пять процентов балансовой стоимости активов подрядной организации, по данным бухгалтерской отчетности за последний завершенный отчетный период, не предусмотренной пунктом 6 Положения привлечения подрядных организаций для выполнения работ по капитальному ремонту многоквартирных домов, утвержденного распоряжением администрации г. Красноярска от 13.04.2010 № 6-гх (далее – Положение).

Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований общества и департамента городского хозяйства отказано.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом антимонопольного органа и суда первой инстанции о том, что общество, департамент городского хозяйства и муниципальное казенное учреждение в результате рассмотрения предложений подрядных организаций на выполнение работ по капитальному ремонту многоквартирных домов совместно, путем единогласного голосования приняли решение с нарушением антимонопольных требований к торгам, что создало допущенным участникам торгов преимущественные условия участия в торгах и препятствовало доступу к участию в торгах третьему лицу, следовательно, ограничило конкуренцию (нарушение статьи 17 Закона о защите конкуренции), а также, принимая во внимание, что неправомерное решение было принято всеми членами комиссии единогласно, что свидетельствует о нарушении ими требований, установленных статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции признал незаконным пункт 2 решения антимонопольного органа и выданное в соответствии с ним предписание, так как предписание фактически возлагает на лиц, которым оно выдано, обязанность надлежащим образом исполнять норму права - пункт 6 Положения.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что обязанность соблюдать законодательство Российской Федерации является конституционной обязанностью всякого лица (часть 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации), и исполнение данной обязанности не требует дополнительного подкрепления со стороны антимонопольного органа.

Более того, исполнение (соблюдение и применение) норм законодательства обязательно в силу того, что они приняты уполномоченным органом, придавая обязательность их исполнения своим предписанием, антимонопольный орган нарушает принцип разделения властей и принцип осуществления деятельности каждого органа в пределах своей компетенции.

Кроме того, выданное предписание не позволяет определить критерии, по которым надлежит оценивать его надлежащее исполнение, и период, в течении которого оно должно быть исполнено – поскольку обязанность соблюдать законодательство не имеет ограничения по времени.

Таким образом, лица, которым выдано предписание, не могут сообщить органу об исполнении такого предписания и определить меры, которые бы входили в круг обязанностей, которые надо исполнить.

(В кассационном порядке законность и обоснованность постановления апелляционной инстанции по делу №А33-3338/2014 не проверялись).

 

Председатель
административной коллегии                                                                         Г.Н. Борисов

Судья                                                                                                                Д.В. Юдин