Новости

24.03.2020

О порядке работы Третьего арбитражного апелляционного суда в период с 19.03.2020 по 10.04.2020 (включительно)

О порядке работы Третьего арбитражного апелляционного суда в период с 19.03.2020 по 10.04.2020 (включительно).

23.03.2020

Банк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 6% годовых.

Совет директоров Банка России 20 марта 2020 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 6% годовых.

20.03.2020

Представление вновь назначенного заместителя председателя суда коллективу суда.

16 марта 2020 года на общем собрании Председателем суда Зуевым Андреем Олеговичем в торжественной обстановке заместитель председателя суда Макарцев Алексей Васильевич представлен коллективу суда.

Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по применению положений Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

Дата: 
03.12.2014

Обзор
судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда
по применению положений Федерального закона  от
26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

 

В соответствии с планом работы Третьего арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2014 года подготовлен обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по применению положений Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Предметом изучения настоящего обзора являются постановления, вынесенные Третьим арбитражным апелляционным судом за период с января 2011 года по август 2014 года. Обзор подготовлен с учетом проверки законности постановлений Третьего арбитражного апелляционного суда вышестоящими судебными инстанциями.

Целью подготовки обзора является обобщение и анализ позиций, сформулированных в постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда, соотнесение выводов, сделанных Третьим арбитражным апелляционным судом при рассмотрении названных споров, с правовыми позициями, сформулированными Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа (с 06.08.2014 – Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа), повышение качества судебных актов по рассматриваемой категории дел, а также выявление спорных вопросов, представляющих трудности в их решении.

По структуре обзор включает в себя следующие разделы:

- раздел 1 «Статистические данные»;

- раздел 2 «Практика Третьего арбитражного апелляционного суда по применению положений Закона о банкротстве».

1.      Статистические данные и общие положения

Согласно данным статистической отчетности за период с 01.01.2011 по 31.08.2014 Третьим арбитражным апелляционным судом рассмотрено 2019 дел, связанным с применением положений Закона о банкротстве: в 2011 году – 541 дело, в 2012 году – 624 дела, за 8 месяцев 2013 года – 326 дел.

Рассмотрение дел, связанных с применением законодательства о несостоятельности (банкротстве), отнесено к специализации судей коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений (заместитель председателя суда Бабенко А.Н., судьи: Магда О.В., Радзиховская В.В.).

Третьим арбитражным апелляционным судом судебные акты судов первой инстанции оставлены без изменения по 1680 делам (83,3%), отменены - по 302 делам (14,9%), изменены - по 37 делам (1,8%).

Результаты повторного рассмотрения Третьим арбитражным апелляционным судом дел, связанных с применением положений Закона о банкротстве, применительно к судам первой инстанции за анализируемый период выглядят следующим образом:

- 1497 (74,1%) судебных актов принято по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Красноярского края, их них по 198 делам судебные акты суда первой инстанции отменены (13,2% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Красноярского края по данной категории дел), по 25 делам (1,6%) – изменены, по 1274 делам (85,1%) – оставлены без изменения;

- 181 (8,9%) судебный акт принят по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Республики Тыва, из них по 73 делам судебные акты суда первой инстанции отменены (40,3% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Республики Тыва по данной категории дел), по 6 делам (3,3%) – изменены, по 102 делам (56,4%) – оставлены без изменения;

- 341 (16,8%) судебный акт принят по результатам рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда Республики Хакасия, из них по 31 делу судебные акты суда первой инстанции отменены (9,1% от числа пересмотренных судебных актов Арбитражного суда Республики Хакасия по данной категории дел), по 6 делам (1,7%) – изменены, по 304 делам (89,1%) – оставлены без изменения.

Как предусмотрено частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

Со 02.11.2002 по настоящее время вопросы несостоятельности (банкротства) регулируются Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)"), который в 2009 году действует с изменениями, внесенными следующими Федеральными законами: от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (вступил в силу 31.12.2008);

от 30.12.2008 N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество" (вступил в силу 31.12.2008);

от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (вступил в силу 05.05.2009), и

от 19.07.2009 N 195-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (вступил в силу 22.07.2009).

Нормы права, содержащиеся в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)", подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в следующих постановлениях Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации:

от 08.04.2003 N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)";

от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)";

от 22.06.2006 N 22 "О порядке погашения расходов по делу о банкротстве";

от 22.06.2006 N 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве";

от 30.11.2006 N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей";

от 20.12.2006 N 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц";

от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)";

от 23.07.2009 N 58 "О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя";

от 23.07.2009 N 59 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае возбуждения дела о банкротстве";

от 23.07.2009 N 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)";

от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве".

При разрешении дел о несостоятельности (банкротстве) следует принимать во внимание правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащуюся в следующих Информационных письмах Президиума:

от 30.12.2004 N 86 "О правовом положении конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, заявивших свои требования после закрытия реестра требований кредиторов";

от 30.12.2004 N 87 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел, связанных с перечислением работодателями профсоюзным организациям сумм членских профсоюзных взносов из заработной платы работников";

от 30.12.2004 N 88 "О некоторых вопросах, связанных с утверждением и отстранением арбитражных управляющих";

от 26.07.2005 N 93 "О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве";

от 26.07.2005 N 94 "О порядке рассмотрения заявления должника о признании его банкротом при отсутствии у него имущества, достаточного для покрытия расходов по делу о банкротстве";

от 13.10.2005 N 95 "О процессуальных последствиях смены места нахождения должника - юридического лица при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве)";

от 20.12.2005 N 97 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)";

от 17.01.2006 N 100 "О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей";

от 04.05.2006 N 108 "О некоторых вопросах, связанных с назначением, освобождением и отстранением арбитражных управляющих в делах о банкротстве";

от 04.05.2006 N 109 "О некоторых вопросах, связанных с возбуждением дел о банкротстве";

от 14.04.2009 N 128 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)";

от 14.04.2009 N 129 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)";

от 04.06.2009 N 130 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)".

Вместе с тем, правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлениях и информационных письмах, не охватывают всех вопросов, которые возникли при рассмотрении судом апелляционной инстанции конкретных дел по делам о несостоятельности (банкротстве), в связи с чем предлагается к обсуждению следующая судебная практика.

2.    Практика Третьего арбитражного апелляционного суда по применению положений Закона о банкротстве

Обеспечительные  меры

1. Доля в объекте не завершенного строительством недвижимого имущества не является самостоятельным юридически обособленными объектом недвижимости, в связи с чем ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета осуществлять какие-либо сделки, направленные на отчуждение спорной доли, а также регистрационные действия в отношении спорного имущества, не может быть удовлетворено.

Дело № А33-2805/2009

Гражданка, являясь заявителем по обособленному спору о признании на основании статьи 201.8 Закона о банкротстве права собственности на долю в объекте принадлежащего должнику не завершенного строительством недвижимого имущества, воспользовалась правом, предоставленным ей статьей 90 АПК РФ, обратившись в апелляционный суд с ходатайством о принятии обеспечительных мер в виде запрещения должнику совершать действия, направленные на отчуждение спорной доли в не завершенном строительством объекте, запрещения регистрирующему органу осуществлять регистрационные действия в отношении спорного имущества.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд апелляционной инстанции исходил из того, что заявление о принятии обеспечительных мер не связано с предметом обособленного спора, а доводы о вероятности причинения заявителю значительного ущерба в случае их непринятия, документально не подтверждены.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 13 постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», арбитражные суды не должны принимать обеспечительные меры, если заявитель не обосновал причин обращения с заявлением об обеспечении требования конкретными обстоятельствами, подтверждающими необходимость принятия обеспечительных мер, и не представил доказательства, подтверждающие его доводы.

В обоснование ходатайства гражданка сослалась на обстоятельства, возможность возникновения которых носит предположительный (вероятностный) характер.

Доказательства того, что ЖСК предпринимает меры, направленные на отчуждение имущества, на которое претендует гражданка, в материалах дела отсутствуют.

Как указано в пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер», конкретная обеспечительная мера, о применении которой просит заявитель, должна быть связана с предметом предъявленного требования, соразмерна ему, необходима и достаточна для обеспечения фактической реализации целей обеспечительных мер.

Истребуемые заявителем обеспечительные меры не связаны с предметом спора, поскольку доля в объекте не завершенного строительством недвижимого имущества не является самостоятельным юридически обособленными объектом недвижимости. Наличие технических планов на нежилые помещения не опровергает указанный вывод и не свидетельствует о том, что спорные объекты нежилого назначения сформированы в составе многоквартирного дома как самостоятельные объекты недвижимости.

Учитывая изложенное, у суда апелляционной инстанции отсутствовали достаточные основания, предусмотренные частью 2 статьи 90 АПК РФ, позволяющие удовлетворить заявление о принятии обеспечительных мер.

Суд округа оставил определение апелляционного суда без изменения.

2. Отсутствие доказательств принятия должником денежных средств от участников строительства в счет строительства многоквартирного жилого дома на земельном участке исключает принятие судом обеспечительных мер, указанных в статье 201.3 Закона о банкротстве, в отношении данного земельного участка.

Дело № А33-3111/2009к1647

Заявители в порядке обеспечения требования (о признании ненадлежащим бездействия конкурсного управляющего должника, выразившееся в неосуществлении мероприятий по включению ряда жилых домов и земельного участка в состав передаваемых в ЖСК прав застройщика следующих объектов, обязании конкурсного управляющего произвести мероприятия по подготовке вышеуказанных объектов к передаче и включить в состав объектов передаваемых в ЖСК) просили запретить арендодателю распоряжаться земельным участком путем расторжения договора аренды для комплексного освоения малоэтажной застройки, а также заключить договор аренды указанного земельного участка с другим лицом, запретить государственную регистрацию такого договора на основании положений статьи 201.3 Закона о банкротстве.

Согласно пункту 1 указанной статьи арбитражный суд по ходатайству заявителя или иного лица, участвующего в деле о банкротстве застройщика, наряду с мерами, предусмотренными АПК РФ и настоящим Федеральным законом, вправе принять меры по обеспечению требований кредиторов и интересов должника (обеспечительные меры) в виде запрета на заключение арендодателем договора аренды земельного участка с другим лицом, помимо застройщика, и запрета на государственную регистрацию такого договора аренды, а также запрета на распоряжение арендодателем данным земельным участком иным образом.

Согласно пункту 3 статьи 201.3 Закона о банкротстве указанные в пункте 1 настоящей статьи обеспечительные меры могут быть приняты арбитражным судом только при представлении лицом, обратившимся с соответствующим ходатайством, доказательств наличия объекта строительства на земельном участке либо начала строительства данного объекта.

Вместе с тем суд первой инстанции установил, что ограничения, о применении которых ходатайствовали  заявители, по существу не являются обеспечительными мерами, поскольку заявители фактически просят ограничить правоспособность арендодателя земельного участка, его право на судебную защиту, а также лишить суд права на рассмотрение искового заявления о расторжении договора.

Пункт 1 статьи 201.3 Закона о банкротстве направлен на защиту прав участников строительства, у которых имеются требования в отношении передачи жилых помещений в доме, расположенном на указанном земельном участке. В связи с этим по смыслу пункта 3 статьи 201.3 Закона о банкротстве для принятия подобной обеспечительной меры суду должны быть, в том числе, представлены доказательства того, что у участников строительства имеются права требования в отношении жилых помещений в доме, который должен быть построен на спорном земельном участке.

Доказательствами, свидетельствующими о возможности принятия обеспечительным мер в порядке статьи 201.3 Закона о банкротстве, являются документы, свидетельствующие о принятии должником денежных средств от участников строительства в счет строительства многоквартирного жилого дома на земельном участке, в отношении которого испрашивается заявленная обеспечительная мера.

Разрешение на строительство жилого дома не является необходимым доказательством для рассмотрения заявления о принятии обеспечительных мер.

При таких обстоятельствах, с учетом баланса интересов заинтересованных лиц, суд первой инстанции отказал в принятии обеспечительных мер.

Арбитражный апелляционный суд оставил определение суда первой инстанции без изменения.

Жалобы на действия конкурсных управляющих

1. В удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего, выразившиеся в нарушении порядка распределения денежных средств, находящихся на специальном банковском счете должника, неперечислении денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества должника, в счет погашения требований кредитора, отказано, поскольку конкурсный управляющий при распределении денежных средств действовал в соответствии с требованиями закона.

Дело № А74-3834/2010

В рамках дела о банкротстве общества «Х.» 22.10.2013 Компания обратилась в арбитражный суд  с заявлением, в котором просит признать незаконными действия конкурсного управляющего, выразившиеся в нарушении порядка распределения денежных средств, находящихся на специальном банковском счете должника, и отсутствии перечислений денежных средств, вырученных от продажи заложенного имущества должника в счет погашения требований кредитора; а также обязать конкурсного управляющего перечислить денежные средства в заявленном размере в счет погашения требований кредитора.

В качестве основания жалобы кредитор сослался на то, что конкурсным управляющим в нарушение пунктов 2 и 2.1 статьи 138 Закона о банкротстве были распределены денежные средства, составляющие 15% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, на цели, не предусмотренные указанной нормой права: на погашение текущих обязательств перед работниками должника, на погашение налогов, а также на оплату услуг привлеченных конкурсным управляющим для обеспечения своей деятельности лиц. Вместе с тем, по мнению кредитора 15% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, должны быть направлены на погашение оставшихся неудовлетворенными требований залогового кредитора, после их удовлетворения оставшаяся часть - на погашение текущих требований, затем на расчеты кредиторов третьей очереди в общем порядке.

Из представленных конкурсным управляющим доказательств, а также выписки из отчета конкурсного управляющего по состоянию на 01.10.2013 (поскольку именно данный период выплат оспаривается кредитором), следует, что 15% от суммы реализации имущества должника, являющегося предметом залога, направлены в счет погашения требований по оплате труда лиц, работавших (работающих) по трудовым договорам, в том числе в счет погашения требований второй очереди реестра требований кредиторов, в счет погашения задолженности по заработной плате, учитываемой в составе второй очереди текущих платежей, в том числе НДФЛ.

Данные выписки из отчета конкурсного управляющего по состоянию на 01.10.2013 соответствуют данным выписки по специальному счету, открытому в Банке за период с 05.02.2013 по 01.10.2013, а также реестрам распределения денежных средств и платежным поручениям за период с 07.02.2013 по 09.09.2013.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражные суды  исходили системного толкования статей 134, 136 Закона о банкротстве: задолженность по оплате труда лиц, работавших по трудовому договору, равно как и продолжающих свою деятельность в ходе конкурсного производства, подлежит удовлетворению в процедуре конкурсного производства в составе второй очереди текущих платежей. Исходя из смысла указанных норм Закона о банкротстве, во вторую очередь текущих платежей подпадает вся задолженность по заработной плате перед работниками, исполнявшими трудовые функции в период от даты определения о принятии заявления о признании должника банкротом к производству и невыплаченная до вынесения решения о признании должника банкротом, независимо от того, уволен работник или нет на дату удовлетворения текущего требования. В противном случае подобное разграничение привело бы к неравному положению кредиторов по текущим платежам.

Обоснованность сохранения в конкурсном производстве штатных единиц с целью сохранения имущества должника и соблюдения требований Федерального закона от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», согласно которому организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана обеспечивать укомплектованность штата работников объекта в соответствии с установленными требованиями, была предметом судебного разбирательства и отражена в определении арбитражного суда от 1 ноября 2013 года по настоящему делу по результатам рассмотрения жалобы уполномоченного органа на действия (бездействие) конкурсного управляющего.

Суд округа оставил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций без изменения, указав, что выводы судов соответствуют положениям статьи 138 Закона о банкротстве, требованиям Федерального закона от 21.07.1997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», пунктов 15, 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

2. Конкурсный управляющий, являясь органом управления должника и единственным учредителем вновь созданного общества, действуя разумно и добросовестно, не предпринял всех необходимых и предусмотренных Законом о банкротстве мер (в частности, по переходу прав собственности на имущество должника к открытому акционерному обществу на основании акта приема-передачи, по регистрации выпуска акций общества), поэтому исполнение им обязанностей признано ненадлежащим.

Дело № А33-9383/2010

Определением арбитражного суда жалоба налогового органа удовлетворена. Признано ненадлежащим исполнение обязанностей конкурсным управляющим, выразившееся в непринятии мер к переходу прав собственности на имущество должника – ОАО "КАД" к ОАО "АДС" на основании акта приема-передачи от 30.12.2012; и в непринятии мер к регистрации выпуска акций ОАО  "АДС" в период с 16.01.2012 по 07.12.2012.

В соответствии с пунктом 1 статьи 141 Закона о банкротстве на основании решения собрания кредиторов в ходе конкурсного производства может быть проведено замещение активов должника при условии, что за принятие такого решения проголосовали все кредиторы, обязательства которых обеспечены залогом имущества должника. Решением собрания кредиторов может быть предусмотрено создание одного открытого акционерного общества или нескольких открытых акционерных обществ с оплатой их уставных капиталов имуществом должника, предназначенным для осуществления отдельных видов деятельности. Состав вносимого в оплату уставных капиталов создаваемых открытых акционерных обществ имущества должника определяется собранием кредиторов или комитетом кредиторов по предложению конкурсного управляющего. Величина уставных капиталов указанных акционерных обществ определяется решением собрания кредиторов или комитета кредиторов на основании определенной в соответствии с отчетом об оценке рыночной стоимости вносимого в оплату уставного капитала этих обществ имущества должника.

На основании решения собрания кредиторов ОАО "КАД" от 29.12.2011 о замещении активов должника путем создания нового акционерного общества, утвержден устав ОАО "АДС", об определении величины уставного капитала, об определении состава имущества ОАО "КАД", вносимого в уставный капитал создаваемого общества; об утверждении решения о выпуске акций создаваемой организации; об избрании генерального  директора, единственным учредителем ОАО "АДС" при замещении активов должника является ОАО "КАД".

В силу пункта 1 статьи 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника - унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

Согласно пункту 2 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять в ведение имущество должника, обеспечить сохранность данного имущества.

По акту приема-передачи от 30.12.2011 ОАО "КАД" в лице исполняющего обязанности конкурсного управляющего должника передало ОАО "АДС" имущество (недвижимое имущество, транспортные средства, самоходную технику, права требования) на общую сумму 84 710 000 рублей.

16.01.2012 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о регистрации юридического лица ОАО "АДС".

Пунктом 1 статьи 223 ГК РФ предусмотрено, что если движимое имущество внесено в качестве вклада (взноса) в уставный (складочный) капитал после государственной регистрации юридического лица, право собственности этого юридического лица возникает с момента передачи ему имущества, если иное не предусмотрено законом или участниками юридического лица.

Имущество ОАО "КАД", стоимостью 84 710 000 рублей, представляющее единственный актив должника и подлежащее включению в конкурсную массу, в результате замещения активов выбыло из владения должника, но за вновь созданным ОАО "АДС" не было зарегистрировано. В результате внесения указанного имущества в уставный капитал вновь созданного ОАО "АДС" произошло уменьшение объема имущества должника, которое подлежало включению в конкурсную массу. Основной целью конкурсного производства является погашение требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, следовательно, задачей конкурсного производства является формирование конкурсной массы, направленной на погашение требований кредиторов. Указанное имущество должника являлось гарантией соразмерного удовлетворения требований кредиторов должника.

Тем самым, стоимость акций вновь созданного ОАО "АДС" не обеспечена наличием имущества (реальными активами). Действия бывшего конкурсного управляющего К.П.Н. были направлены не на защиту имущества должника и формирование конкурсной массы, а на вывод активов должника, что нарушает права кредиторов на соразмерное удовлетворение их требований и причиняет им убытки.

Поскольку выпуск акций должника ничем не обеспечен, отсутствует и покупательская способность на них, о чем свидетельствуют результаты проведенных торгов по продаже обыкновенных именных акций ОАО "АДС".

Указанный выше подход поддержан судом округа.

3. Арбитражный управляющий, зная об отсутствии в бухгалтерской отчетности задолженности перед кредитором, обязан заявить свои возражения относительно требования данного кредитора.

Дело № А33-11589/2009

В рамках дела о банкротстве закрытого акционерного общества "КЯШ" 09.04.2013 заявитель жалобы (ЗАО "К") на бездействие арбитражного управляющего просил признать ненадлежащим исполнение обязанностей арбитражным управляющим, выразившихся в отсутствии заявленных в установленном порядке возражений относительно незаконного требования кредитора SA LTD, предъявленного к должнику, а также в отсутствии действий, направленных на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Определением арбитражного суда  первой инстанции в удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего отказано.

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции отменено, исполнение обязанностей конкурсным управляющим признано ненадлежащим.

Определением арбитражного суда по делу № А33-11589/2009к81 требование компании SA LTD в размере 737 983 452 рублей основного долга включено в третью очередь реестра требований кредиторов ЗАО "КЯШ".

Отменяя определение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции 4 исходил из того, что в нарушение пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий, зная об отсутствии в бухгалтерской отчетности задолженности перед компанией SA LTD, обязан был заявить свои возражения относительно требования данного кредитора. Заявление возражений кредиторов должника относительно включения в реестр требований кредиторов должника не освобождает конкурсного управляющего от его обязанностей относительно заявления возражений при наличии на то оснований.

Кроме того, арбитражным судом установлено, что конкурсный управляющий в нарушение положений статьи 129 Закона о банкротстве, вступив в полномочия с 11.07.2001, зная о реализованном имуществе должника в процедуре наблюдения, не принял необходимых мер, направленных на выявление и возврат имущества должника.

Эти выводы сделаны судом на основании оценки конкретных фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств.

Заявления о признании действий арбитражного управляющего незаконными подлежат рассмотрению в арбитражном суде независимо от утраты лицом статуса арбитражного управляющего, так как указанные действия были совершены им в период осуществления своих полномочий. Данный подход соответствует правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 11.10.2011 № 6962/11.

Кроме того, пунктом 48 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дела о банкротстве», разъяснено, что при рассмотрении жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего (статья 60 Закона о банкротстве) судам следует учитывать, что отстранение или освобождение управляющего, действия (бездействие) которого обжалуются, сами по себе не препятствуют рассмотрению этой жалобы, а также пересмотру принятых по ней судебных актов в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Позиция апелляционного суда поддержана судом округа.

4. Ненадлежащее составление конкурсным управляющим отчетов (неотражение в них сведений о работниках должника, жалобах на действия конкурсного управляющего, предпринятых мерах по сохранности имущества должника, назначении каждого платежа), неправомерное расходование денежных средств должника, незаконное привлечение специалистов - существенные нарушения законодательства о банкротстве, которые ущемляют права кредиторов и иных лиц, участвующих в деле.

Дело № А74-3018/2011

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, жалоба общества на действия конкурсного управляющего должника удовлетворена частично. Признаны незаконными действия конкурсного управляющего ООО "ХТЛ", выраженные в ненадлежащем составлении отчетов; необоснованном расходовании денежных средств; привлечении специалистов по договорам об оказании услуг. Арбитражный управляющий отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.

Ненадлежащее составление отчетов (неотражение в отчетах сведений о работниках должника, сведений о жалобах на действия конкурсного управляющего, сведений о предпринятых мерах по сохранности имущества должника, отсутствие сведений о назначении каждого платежа (обоснованием платежа)), неправомерное расходование денежных средств должника, незаконное привлечение специалистов - существенные нарушения законодательства о банкротстве, ущемляют права кредиторов и иных лиц, участвующих в деле.

В соответствии с пунктом 1 статьи 143 Закона о банкротстве конкурсный управляющий подконтролен собранию (комитету) кредиторов, он представляет им отчет о своей деятельности. Предусмотренный названной статьей Закона о банкротстве перечень сведений, подлежащих раскрытию конкурсным управляющим, не является исчерпывающим.

Статьей 60 Закона о банкротстве предусмотрена возможность защиты прав и законных интересов конкурсных кредиторов путем обжалования конкретных действий (бездействия) арбитражного управляющего.

Отражение в отчетах конкурсного управляющего о своей деятельности недостоверной информации либо неотражение необходимой информации, является невыполнением требований формирования отчетов и, как следствие, нарушает права лиц, участвующих в деле о банкротстве на получение полной информации по делу о банкротстве.

Арбитражный управляющий не доказал необходимость привлечения специалистов и отсутствие возможности самостоятельно выполнить возложенные на них функции. Учитывая положения статьи 20.3 Закона о банкротстве, согласно которым арбитражный управляющий обязан был действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов, оспариваемые действия конкурсного управляющего не могут быть признаны обоснованными.

Несение конкурсным управляющим расходов в связи с исполнением договоров (трудовых, об оказании услуг) может повлечь уменьшение конкурсной массы, нарушение прав и законных интересов заявителя жалобы и иных кредиторов.

Согласно статье 145 Закона о банкротстве конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражном судом от исполнения обязанностей, в том числе на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей; в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.

Удовлетворяя жалобу и отстраняя от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, суды первой и апелляционной инстанций  исходили из того, что действия (бездействие) арбитражного управляющего в указанной части нарушили права и законные интересы кредиторов, повлекли (могли повлечь за собой) возникновение убытков на стороне последних.

Указанный выше подход поддержан вышестоящей инстанцией.

5. Кредиторы по текущим платежам вправе обжаловать действия или бездействия арбитражного управляющего в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, если такие действия или бездействие нарушают их права и законные интересы.

Дело № А33-9080/2011к3

КРОО "ЦПЗ" обратилось к конкурсному управляющему ООО "ССТ" с требованием о включении в реестр требований текущей задолженности в сумме 1000000 рублей на основании решения арбитражного  суда от 28.09.12 по делу № А33-10335/2012.

Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении жалобы отказано.

Постановлением арбитражного апелляционного суда определение суда отменено. Вопрос разрешен по существу: признано незаконным бездействие конкурсного управляющего ООО "СС", выразившееся в непредставлении информации о включении КРОО "Центр правовой защиты" в реестр требований кредиторов по текущим платежам.

Из взаимосвязи пункта 4 статьи 5 и абзаца четвертого пункта 2, пункта 3 статьи 35 Закона о банкротстве следует, что действующий закон предоставляет кредиторам по текущим платежам право участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве путем обжалования действий или бездействия арбитражного управляющего, нарушающих их права и законные интересы.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 3 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 "О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", новая редакция Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предоставила кредиторам по текущим платежам право участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве путем обжалования действий или бездействия арбитражного управляющего, нарушающих их права и законные интересы (пункт 4 статьи 5 и абзац четвертый пункта 2 и пункт 3 статьи 35 Закона  о  банкротстве. Данные жалобы подлежат рассмотрению в порядке, установленном статьей 60 Закона  о  банкротстве.

Указанное право текущих кредиторов не отменяет общего правила, в соответствии с которым кредиторы по текущим платежам не являются лицами, участвующими в деле о банкротстве, и их требования подлежат предъявлению в суд в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, вне рамок дела о банкротстве (пункты 2 и 3 статьи 5 Закона  о банкротстве.

В связи с этим при рассмотрении в деле о банкротстве жалобы текущего кредитора, в том числе в конкурсном производстве, суд не вправе оценивать по существу обоснованность его требования, в том числе по размеру, а также выдавать исполнительный лист на взыскание суммы текущей задолженности с должника.

При возникновении в конкурсном производстве разногласий между кредитором по текущим платежам и арбитражным управляющим по вопросу об очередности удовлетворения требований данного кредитора, а при недостаточности средств для расчета с кредиторами одной очереди также и о пропорциональности этого удовлетворения суд при признании жалобы кредитора обоснованной определяет на основании пункта 3 статьи 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" очередность и размер удовлетворения требований с учетом правил пункта 2 статьи 134 данного Закона. Указанный вопрос в силу пункта 4 статьи 5 Закона  о  банкротстве  может быть рассмотрен судом и в иных процедурах, применяемых в деле о банкротстве, применительно к положениям пунктов 2 и 3 статьи 134 Закона.

Специальная очередность удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам установлена в части 2 статьи 134 Закона  о  банкротстве.

Выявление и обоснование факта нарушения возможно только при наличии информации о размере текущей задолженности должника, а также предполагаемых сроков погашения.

В силу пункта 1 статьи 5 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

Пленум ВАС РФ в пунктах 1 и 2 постановления от 23.07.2009 N 63 "О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве" указал, что в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона о банкротстве, денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть даты вынесения определения об этом.

При применении данной нормы необходимо учитывать, что в силу статьи 2 Закона о банкротстве под денежным обязательством для целей этого Закона понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации (в связи с предоставлением бюджетного кредита юридическому лицу, выдачей государственной или муниципальной гарантии и т.п.).

Поскольку денежное обязательство ООО "ССТ" возникло из договора на представительство в суде от 01.02.2011, заключенного между должником и КРОО "Центр правовой защиты", и подтверждено актом приема-передачи оказанных услуг от 25.07.2011, конкурсный управляющий должника располагал информацией о наличии задолженности по данному договору, которая относится к текущим платежам в соответствии со статьей 5 Закона  о  банкротстве.

Указанный выше подход поддержан вышестоящей инстанцией.

6. Действия конкурсного управляющего, выразившиеся в несвоевременном опубликовании сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, должны признаваться ненадлежащим исполнением обязанностей конкурсным управляющим должника.

Дело № А33-21259/2011к4

В арбитражный суд поступила жалоба на действия (бездействие) конкурсного управляющего должником, выразившиеся в следующем: 1) неопубликование в установленном порядке сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства; 2) непредставление собранию кредиторов финансового отчета о своей деятельности; 3) непредставление собранию кредиторов положения о продаже имущества должника; 4) невыполнение решения собрания кредиторов должника о передаче в аренду имущества должника; 5) незаконная продажа имущества должника.

Определением суда первой инстанции жалоба общества удовлетворена частично. Судом первой инстанции признано ненадлежащим исполнением обязанностей конкурсного управляющего должника действия, выразившиеся в осуществлении продажи части имущества должника (крупный рогатый скот) до публикации сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, при отсутствии утвержденного положения о продаже имущества должника. В удовлетворении остальной части жалобы отказано.

Апелляционный суд судебный акт суда первой инстанции отменил, исход из того, что судом первой инстанции не указаны мотивы, по которым были приняты или отклонены доводы заявителя жалобы на действия конкурсного управляющего, выразившееся не опубликовании в установленном порядке сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

Заявитель обжалует действия конкурсного управляющего, выразившееся в том, что до начала продаж имущества должника конкурсный управляющий не опубликовал в установленном порядке сведения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. В силу пункта 1 статьи 128 Закона о банкротстве опубликование сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства осуществляется конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном статьей 28 настоящего Федерального закона. Конкурсный управляющий не позднее чем через десять дней с даты своего утверждения направляет указанные сведения для опубликования.

Судом апелляционной инстанции установлено, что решением арбитражного суда первой инстанции от 25.07.2012 конкурсный управляющий должника утвержден, следовательно, публикация сведений о признании должника банкротом должна была быть произведена конкурсным управляющим в срок до 04.08.2012. Сведения о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства опубликованы в газете «Коммерсантъ» от 19.10.2012. Конкурсным управляющим доказательства направления заявки на публикацию в срок, установленный Законом о банкротстве, иные доказательства надлежащего соблюдения требований статьи 28 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», не представлены.

Таким образом, действия конкурсного управляющего, выразившиеся в несвоевременном опубликовании сведений о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, противоречат положениям пункта 1 статьи 128 Закона о банкротстве, что в соответствии с пунктом 1 статьи 60 Закона банкротстве, что явилось основанием для удовлетворения апелляционной жалобы заявителя в указанной части.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

7. Заявителем не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что в результате проведения конкурсным управляющим оценки имущественного права, а также в результате организации и проведения собрания кредиторов понесены расходы за счет имущества должника либо увеличены судебные расходы по делу о банкротстве, подлежащие возмещению.

Дело № А33-438/2011

Пункт 3 статьи 139 Закона о банкротстве обязывает конкурсного управляющего приступить к продаже имущества должника после проведения его инвентаризации и оценки.

Установив то, что конкурсный управляющий заключил договор, предусматривающий оплату услуг по оценке имущества должника, а также провел собрание кредиторов с целью утверждения положения о порядке реализации имущества должника и начальной цены реализации до вступления в законную силу соответствующего определения арбитражного суда первой инстанции, суды первой и апелляционной инстанций  пришли к выводу о том, что названные действия не отвечают критерию разумности, поскольку на момент их совершения право требования к арбитражному управляющему у должника еще не возникло.

Действия конкурсного управляющего по проведению оценки имущества, по организации и проведению собрания кредиторов не повлекли и не могли повлечь сами по себе причинения имущественного вреда кредиторам, нарушения прав и законных интересов ЗАО "ССК", поскольку отсутствуют доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что в результате проведения оценки имущественного права, а также в результате организации и проведения 10.12.2012 собрания кредиторов понесены расходы за счет имущества должника, либо увеличены судебные расходы по делу о банкротстве, подлежащие возмещению.

Оценка имущества должника произведена конкурсным управляющим во исполнение обязанности, возлагаемой на него статьей 130 Закона о банкротстве, за счет собственных средств. Поэтому названные действия, несмотря на то, что они не отвечают требованию разумности, предъявляемому к арбитражному управляющему пунктом 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, не повлекли нарушения прав и законных интересов заявителя жалобы.

Собрание кредиторов созвано и проведено конкурсным управляющим во исполнение обязанности, возлагаемой на него пунктом 1 статьи 12 Закона о банкротстве. Поэтому названные действия, несмотря на то, что они также не отвечают требованию разумности, не повлекли нарушения прав и законных интересов заявителя жалобы.

Между тем, ЗАО "ССК" при несогласии с решениями, принятыми собранием кредиторов, может защитить свои права и законные интересы, которые считает нарушенными, способом, предусмотренным пунктами 4 и 5 статьи 15 Закона о банкротстве.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что у конкурсного управляющего сохраняется в силу пункта 1 статьи 20.6 и пункта 1 статьи 59 Закона о банкротстве право на взыскание понесенных в ходе конкурсного производства расходов независимо от содержания дополнительного соглашения к договору,  суд  кассационной  инстанции  посчитал необоснованными, поскольку возмещение судебных расходов производится после судебной проверки их обоснованности и необходимости.

Требования кредиторов о включении в реестр требований кредиторов должника

8. Учитывая, что оспоримая сделка недействительна лишь после признания ее таковой судом по иску лиц, указанных в законе, и что в деле отсутствовали доказательства признания договора поставки недействительным в судебном порядке, то отсутствовали и основания для признания договора поставки недействительным в рамках дела  о  включении в реестр требований кредиторов рассматриваемого заявления кредитора. 

Дело № А69-2354/2012

Предметом спора являлось требование ООО ТД о включении в реестр требований кредиторов ГУП задолженности и процентов, возникших в связи с неисполнением должником условий договора поставки товаров и договора займа и перешедших к кредитору по договорам уступки прав (цессии).

Определением суда первой инстанции требование в заявленном размере включено в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

Постановлением арбитражного апелляционного суда указанное определение отменено, в том числе в связи с наличием безусловных оснований для отмены судебного акта (суд апелляционной инстанции переходил к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции): заявление ООО ТД удовлетворено частично: в третью очередь реестра требований кредиторов ГУП включено требование о взыскании долга и процентов по договору займа.

Отказывая во включении в реестр требований должника требований ООО ТД, основанных на договоре поставки, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о ничтожности договора поставки как крупной сделки, заключенной в отсутствие согласия собственника имущества предприятия.

Отменяя постановление арбитражного апелляционного суда и направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции признал ошибочной квалификацию судом договора поставки, заключенного в нарушение статьи 23 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», как ничтожного, поскольку такая сделка является оспоримой.

Как разъяснено в пункте 9 совместного постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением, в частности, статьи 23 Закона N 161-ФЗ, являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника его имущества.

Поскольку оспоримая сделка недействительна лишь после признания ее таковой судом по иску лиц, указанных в законе, учитывая, что в деле отсутствовали доказательства признания договора поставки недействительным в судебном порядке, суд округа пришел к выводу об отсутствии оснований для признания договора поставки недействительным в рамках рассматриваемого заявления кредитора о  включении в  реестр   требования. 

9. Поскольку денежное обязательство участника строительства перед должником выполнено заявителями полностью и подтверждено документально, однако должник не передал заявителям помещение, полученные денежные средства не возвратил,  требование о  включении требования о передаче квартиры в реестр требований о передаче жилых помещений должника удовлетворено.

Дело № А33-3111/2009 

Указывая на то, что ООО "С" не исполнило в установленный срок обязательство по передаче жилого помещения - 3-комнатной квартиры, являющегося объектом договора граждане,  воспользовавшись правом, предоставленным им пунктом 1 статьи 201.4 Закона о банкротстве, обратились в арбитражный суд  с заявлениями о включении их требования о передаче квартиры в реестр требований о передаче жилых помещений.

Требование о передаче жилого помещения, признанное обоснованным арбитражным судом, подлежит включению арбитражным управляющим в реестр требований о передаче жилых помещений (пункт 3 статьи 201.6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Согласно пункту 2 статьи 201.6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" арбитражному суду при рассмотрении обоснованности требования о передаче жилого помещения должны быть представлены доказательства, подтверждающие факт полной или частичной оплаты, осуществленной участником строительства во исполнение своего обязательства перед застройщиком по договору, предусматривающему передачу жилого помещения.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 201.7 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в реестр требований о передаче жилых помещений включаются сумма, уплаченная участником строительства застройщику по договору, предусматривающему передачу жилого помещения, и (или) стоимость переданного застройщику имущества в рублях.

Арбитражный суд первой инстанции и арбитражный апелляционный суд при повторном рассмотрении требования, предъявленного к должнику, установили факт неисполнения обязательства ООО "С" перед участниками строительства по передаче квартиры в срок, согласованный в договоре, наличие доказательств, подтверждающих как факт полной оплаты стоимости жилого помещения, так и расходов на железную дверь и остекление, а также наличие у граждан права требования от ООО "С" передачи жилого помещения.

Судами  учтено, что не представлены документы, подтверждающие возврат ООО "С" денежных средств, полученных от заявителей, а также отсутствие доказательств уведомления кредиторов конкурсным управляющим должника о возможности предъявления требования о передаче жилых помещений, как это предусмотрено абзацем вторым пункта 2 статьи 201.4 Закона о банкротстве,  представляющего  собой особенности  предъявления участниками строительства требований при банкротстве застройщика. Одной из таких особенностей является обязанность временного управляющего, конкурсного управляющего в пятидневный срок с даты их утверждения уведомить всех известных им участников строительства о введении наблюдения или об открытии конкурсного производства и о возможности предъявления участниками строительства требований о передаче жилых помещений и (или) денежных требований, а также о возможности одностороннего отказа участника строительства от исполнения договора, предусматривающего передачу жилого помещения.

Судом кассационной инстанции поддержаны судебные акты, при этом возвращены заявителю жалобы новые доказательства (уведомления об открытии в отношении ООО "С" конкурсного производства и о возможности предъявления денежных требований, описи вложения, квитанции), поскольку они не были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанции и не могут быть оценены судом кассационной инстанции в силу пределов его полномочий.

10. Требование, заявленное после закрытия реестра требований кредиторов должника, подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

Дело № А33-9257/2013к3 

Кредитором З. в рамках  дела о банкротстве ООО "Э" заявлено требование о включении в реестр требований кредиторов задолженности в сумме 9393 рубля 84 копейки. Обращаясь с указанным требованием, З. указал, что наличие задолженности должника подтверждается вступившим в законную силу заочным решением мирового судьи.

В соответствии с пунктом 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.

В соответствии со статьей 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, то есть с 24.10.2013.

З. обратилась в суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника ООО "Э" только 08.11.2013.

Установив, что срок, по истечении которого реестр кредиторов подлежал закрытию, истек до обращения З. в арбитражный суд, арбитражные суды  отказали во включении заявленного требования в реестр требований кредиторов должника и указали, что данное требование в соответствии с пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве подлежит удовлетворению за счет имущества ООО "Э", оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника.

Согласно части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Необходимо также учесть, что в соответствии с пунктом 2 статьи 225 Закона о банкротстве кредиторы вправе предъявить свои требования к ликвидируемому должнику в течение месяца с даты опубликования объявления о признании ликвидируемого должника банкротом. Возможность неоднократного установления даты, с которой кредиторы могут предъявить свои требования к должнику, названной нормой не предусмотрена.

11. Преимущественное право кредитора – залогодержателя получить удовлетворение за счет заложенного имущества предусмотрено законом. Реализация этого права в процедуре банкротства залогодателя не может расцениваться как злоупотребление правом. Завершение конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству и его исключение из ЕГРЮЛ не влекут прекращения залоговых отношений, поскольку к этому времени требование об обращении взыскания на заложенное имущество уже предъявлено.

Дела №№ А33-9571/2012к3, А33-9571/2012к4

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества (далее – должник), в процедуре конкурсного производства, общество с ограниченной ответственностью М. (далее кредитор), обратилось в суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов (далее – реестр) третьей очереди должника 60 749 904 рублей 79 копеек основного долга по договору кредита, процентов и неустойки за счет средств, полученных от продажи недвижимого имущества, заложенного по договору залога недвижимости (ипотеки).

В обоснование требования кредитор указал на то, что между должником (залогодатель) и ОАО (залогодержатель) заключен договор залога (ипотеки) недвижимого имущества в обеспечение исполнения должника по основному обязательству по кредитному договору с залогодержателем. Последний уступил свое право требования по этим договорам кредитору. Должник по основному обязательству не исполнил своих обязательств по договору и признан банкротом по упрощенной процедуре отсутствующего должника.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении требования отказано.

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции отменено, требования кредитора признаны обоснованными. Апелляционный суд постановил, что требование в размере 24 328 512 рублей (основной долг) и 8 317 633 рублей 32 копеек (проценты за пользование кредитом) обеспечены залогом (ипотекой) имущества должника и подлежат удовлетворению за счет средств, полученных от продажи заложенного имущества. Доводы о том, что кредитор не воспользовался своим правом предъявить требование к основному должнику, основаны на ошибочном толковании норм права и не могут являться основанием для отказа во включении его требования в реестр.

Делая вывод о наличии оснований для включения требования кредитора в реестр, апелляционный суд исходил из того, что право залога на заложенное имущество не прекращено, имущество имеется в натуре, а также принял во внимание разъяснения, содержащиеся в пунктах 20 и 21 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

Арбитражный суд округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Президиумом ВАС РФ судебные акты апелляционного и суда округа оставлены без изменения.

12. Товарная накладная, подписанная работником должника, неуполномоченным в силу отсутствия доверенности совершать данную операцию, представленная конкурсным кредитором в качестве обоснования своих требований, может быть признана надлежащим доказательством в случае упоминания данной накладной в акте сверки взаиморасчетов между должником и кредитором.

Дело № А33-19623/2012

ЗАО обратилось в суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов задолженности в сумме 709 391 рубль 21 копейка.

Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления ЗАО отказано.

Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении заявления ЗАО о включении в реестр требований кредиторов должника, судебные инстанции исходили из того, что факт поставки товара по товарным накладным от 15.12.2011 и от 18.01.2012 не подтвержден, так как отсутствуют доказательства получения товара на складе должника.

Арбитражный суд округа отменил судебные акты, направив дело на новое рассмотрение, указав следующее. Спор между сторонами идет по двум товарным накладным от 15.12.2011 на сумму 247 800 рублей, от 18.01.2012 на сумму 373 491 рубль 24 копейки.

Оценивая представленные ЗАО документы, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что вопреки нормам федерального законодательства, заявителем в обоснование заявленных им требований в арбитражный суд представлены лишь товарные накладные, подписанные неуполномоченными лицами, поскольку у них отсутствовали доверенности на получение товара.  Однако суды не учли, что товарные накладные были подписаны работниками должника, а именно заведующей складом и кладовщицей, на них имеется оттиск печати должника. Действия данных работников, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей, или основывались на доверенности, либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абзац 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ). Судами, кроме того, не дана оценка акту сверки взаиморасчетов, в котором имеется ссылка на поступление товара по счету-фактуре от 18.01.2012. Акт сверки подписан представителем должника.

Суд кассационной инстанции также полагает необоснованным вывод о том, что акт сверки расчетов не может быть признан надлежащим доказательством, подтверждающим требования кредитора.

Иные выводы

13. Наличие  в арбитражном суде  заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поданное до завершения конкурсного производства, не разрешение  вопроса  о его принятии к производству,  препятствует завершению процедуры банкротства.

Дело № А33-8117/2010

По указанному делу постановлением суда апелляционной инстанции оставлено в силе определение суда первой инстанции о завершении конкурсного производства должника.

В период конкурсного производства на счет должника поступили денежные средства, которые израсходованы на цели конкурсного производства; собранием кредиторов принято решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о завершении процедуры конкурсного производства; банковский счет должника закрыт.

Оценив отчет конкурсного управляющего, документы, приложенные к отчету в соответствии с пунктом 2 статьи 147 Закона о банкротстве об отсутствии у должника иного, кроме выявленного и реализованного имущества и денежных средств, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности завершения конкурсного производства в отношении должника. Арбитражный суд апелляционной инстанции указал на обоснованность выводов суда первой инстанции.

Суд  округа отменил судебные акты и направил  дело на новое рассмотрение.

После рассмотрения арбитражным судом отчета конкурсного управляющего о результатах проведения конкурсного производства арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства (пункт 1 статьи 149 Закона о банкротстве).

АО "БТА-Б" реализовало свое право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в порядке пункта 12 статьи 142 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" до завершения конкурсного производства.

Недостатки подлежат устранению в срок, установленный судом.

Срок для устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без движения, определяется с учетом реальной возможности устранения таких обстоятельств.

Согласно пункту 6 статьи 10 Закона о банкротстве производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованиям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. В случае прекращения процессуальных действий по делу о банкротстве арбитражный суд по своей инициативе может приостановить производство по делу о банкротстве до вынесения определения по требованиям о привлечении указанных лиц к ответственности.

В связи с нахождением в арбитражном суде первой инстанции заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поданного до завершения в отношении должника конкурсного производства, учитывая, что вопрос о его принятии к производству при рассмотрении отчета конкурсного управляющего о завершении процедуры банкротства разрешен не был, завершение конкурсного производства по делу о банкротстве должника является преждевременным.

Кроме того, в целях разрешения вопроса о том, что конкурсный управляющий исчерпал все предусмотренные законом меры по розыску, выявлению и возврату имущества должника для завершения конкурсного производства, суду первой инстанции необходимо проверить довод конкурсного кредитора о наличии у должника не завершенного строительством объекта, который не числится как имущество должника.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции сделал  вывод  о том, что в связи с нахождением в арбитражном суде первой инстанции заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, поданного до завершения в отношении должника конкурсного производства, учитывая, что вопрос о его принятии к производству при рассмотрении отчета конкурсного управляющего о завершении процедуры банкротства разрешен не был, завершение конкурсного производства по делу о банкротстве ООО "РИП" является преждевременным.

14. Прекращение полномочий конкурсного управляющего как руководителя и иных органов управления кредитора не препятствует замене кредитора правопреемником при наличии факта проведения торгов, документального   подтверждения определения участников торгов и победителя подтверждены, договора уступки права требования по результатам проведения торгов, при отсутствии оспаривания результатов торгов и договора уступки права требования.

Дело № А74-1639/2011

В арбитражный суд поступило заявление гражданина о процессуальном правопреемстве, в котором заявитель просил заменить в реестре требований кредиторов должника кредитора - общество "И" правопреемником в связи с заключением договора уступки права требования от 17.09.2012.

Суды первой и  апелляционной  инстанции отказывая в удовлетворении заявления, исходили из того, что договор купли-продажи задолженности в материалы дела не представлен, а полномочия конкурсного управляющего как руководителя и иных органов управления общества"ИК "Т-И" прекратились 01.06.2012.

Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что в материалах дела имеются документы, подтверждающие факт проведения торгов, определения участников торгов и победителя. Договор уступки права требования заключен по результатам проведения торгов. Результаты торгов и договор не оспаривались. Доказательств, подтверждающих отзыв доверенности, выданной на проведение торгов ЗАО "ИК"Т-И" обществу с ограниченной ответственностью "С", в материалы дела не представлено.

Правопреемство в силу части 1 статьи 48 АПК РФ возможно на любой стадии арбитражного процесса, в связи с чем включенное в третью очередь реестра требование кредитора ЗАО "ИК "Т-И" в сумме 7203333 рублей 32 копеек подлежат замене требованиями О.В.Б. в том же размере.

15. При оспаривании кредитором договора уступки права требования доводы кредитора о нарушении очередности погашения кредиторской задолженности третьим лицом в отсутствие иных оснований для его недействительности не могут быть приняты во внимание в случае удовлетворения требований всех без исключения кредиторов должника.

Дело № А69-1246/2011

В арбитражный суд поступило заявление от общества о погашении задолженности перед уполномоченным органом за должника и замене уполномоченного органа в реестре требований кредиторов на общество. Определением суда произведена замена уполномоченного органа как кредитора должника на общество.

Индивидуальный предприниматель (иной кредитор), обжалуя данное определение, наряду с прочим указал, что уполномоченный орган, заключая договор цессии, превысил свои полномочия, договор цессии ничтожен, так как общество перечислило сумму задолженности перед уполномоченным органом должнику, а затем конкурсный управляющий перевел ее уполномоченному органу.

Суд апелляционной инстанции отменил определение первой инстанции в связи с отсутствием в материалах дела резолютивной части определения, заявление общества удовлетворил, признал требования уполномоченного органа к должнику погашенными, произвел замену уполномоченного органа в реестре кредиторов на общество.

Удовлетворяя заявление, суд апелляционной инстанции принял во внимание наличие соглашения между обществом и уполномоченным органом, в котором последний дает согласие на перечисление денежных средств по договору цессии на расчетный счет должника. Согласно положениям пункта 32 постановления Пленума ВАС РФ № 60 надлежащими доказательствами погашения задолженности должника по обязательным платежам являются документы, подтверждающие поступление денежных средств в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды. В материалах дела имеется подтверждение уплаты задолженности. Представленные заявителем доказательства уступки права требования соответствуют требованиям, предъявляемым законом, к такого рода правоотношениям (глава 24 ГК РФ). Содержание договора уступки права требования позволяет определить конкретное обязательство, права по которому передаются, объем уступаемых прав.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» лицо, заявляющее о недействительности договора цессии, должно доказать, каким образом оспариваемое соглашение об уступке права нарушает его права и обязанности.

Заявитель жалобы не представил доказательств и пояснений о том, каким образом договор уступки прав требования нарушает ее права и законные интересы, права и интересы должника и других кредиторов. Фактически результатом заключения договора уступки явилась замена лиц в уже существующем обязательстве и права других кредиторов такой заменой не затрагиваются, так как погашены требования всех конкурсных кредиторов по делу, в связи с чем доводы о нарушении очередности погашения кредиторской задолженности не могут быть приняты во внимание.

Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционной инстанции в силе.

16. Нарушение правил организации торгов в форме публикации публичного предложения позднее, чем за тридцать дней до даты проведения торгов, а также установление срока на подачу заявок менее 25 дней приводит к ограничению круга потенциальных покупателей и признанию торгов недействительными по заявлению заинтересованного лица.

Дело № 74-5852/2012

Федеральная налоговая служба обратилась в Арбитражный суд с иском к должнику - закрытому акционерному обществу, обществу с ограниченной ответственностью индивидуальному предпринимателю, о признании открытых торгов в форме публичного предложения по продаже имущества должника, в том числе результатов торгов от 30.11.2012, недействительными.

Решением Арбитражного суда Республики Хакасия от 14 марта 2013 года в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 июля 2013 года решение от 14 марта 2013 года оставлено без изменения. Постановлением кассационной инстанции оба судебных акта отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно абзацу одиннадцатому пункта 8 статьи 110 Закона о банкротстве срок представления заявок на участие в торгах должен составлять не менее чем двадцать пять рабочих дней со дня опубликования и размещения объявления о проведении торгов. Сообщение о проведении торгов путем публичного предложения должно быть опубликовано не позднее чем за тридцать дней до даты проведения торгов. 10.11.2012 в газете «Коммерсантъ» опубликовано объявление о проведении открытых торгов посредством публичного предложения, то есть за два дня до начала проведения торгов. Объявление не содержит информацию о сроке приема заявок на участие в торгах, имеется ссылка на то, что прием заявок прекращается с момента определения победителя торгов. Согласно протоколу о результатах проведения открытых торгов по лоту № 1 от 30.11.2012 заявки на участие в торгах принимались с 12.11.2012, окончание торгов по данному лоту публичного предложения произошло 30.11.2012.

Таким образом, срок на подачу заявок был менее 25 дней, что не соответствует абзацу 11 пункта 8 статьи 110 Закона о банкротстве, в нарушение требований пункта 9 статьи 110 Закона о банкротстве, торги посредством публичного предложения начаты ранее истечения 30-дневного срока с даты публикации (10.11.2012) сообщения о проведении торгов. Указанные нарушения процедуры торгов могли привести к сокращению их потенциальных участников. Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущественного комплекса должника иной порядок сроков публикации сообщения о продаже имущества и начала торгов не предусматривает.

В соответствии с пунктом 1 статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. Продажа имущества должника посредством публичного предложения должна происходить со снижением начальной цены до уровня цены спроса. В рассматриваемом случае начальная цена продажи имущества снижена с 47 620 565 рублей 48 копеек до 1 714 340 рублей 36 копеек (12.11.2012 - 30.11.2012). кроме того, не проверена обоснованность доводов Федеральной налоговой службы о том, что в результате удовлетворения иска будут восстановлены нарушенные имущественные права кредиторов.

17. Действия конкурсного управляющего - организатора торгов по сообщению участникам торгов о наличии в поданных ими заявках технических ошибок с целью их устранения, не являются  оказанием помощи лицам, желающим принять участие в торгах, а свидетельствуют лишь о надлежащем уведомлении последних о причинах отклонения поданных ими заявок. Конкурсный управляющий, в данном случае действует добросовестно и разумно, в интересах должника и его кредиторов в целях получения максимальной выручки от продажи предмета залога в наиболее короткие сроки, как организатор торгов – в целях обеспечения равных прав и соблюдения законных интересов всех потенциальных покупателей, желающих принять участие в торгах.

Дело № А33-17948/2012

Общество с ограниченной ответственностью А, Банк и гражданин С обратились в Арбитражный суд Красноярского края с требованиями  о признании недействительными торгов по реализации имущества должника, проведенных 30.11.2012 посредством публичного предложения и договора купли-продажи от 05.12.2012, заключенного по результатам этих торгов между обществом должником в лице конкурсного управляющего и обществом с ограниченной ответственностью Ж - победителем торгов, а также о применении последствий недействительности данного договора. Решением Арбитражного суда Красноярского края от 11.03.2013 в удовлетворении заявленных требований отказано. Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.08.2013 решение от 11.03.2013 отменено, исковые требования удовлетворены: признаны недействительными торги по реализации имущества должника, проведенные 30.11.2012 посредством публичного предложения, и договор купли-продажи от 05.12.2012, применены последствия недействительности сделки путем взыскания с должника в пользу общества Ж денежных средств по оспоренному договору.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 29.11.2013 постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения. Надзорная инстанция 15.04.2014 отменила постановление суда кассационной инстанции и оставила в силе постановление апелляционной инстанции. При этом было установлено следующее:

В связи с признанием повторных торгов по реализации заложенного имущества должника несостоявшимися, были объявлены торги посредством публичного предложения. В газете «Коммерсантъ» от 22.09.2012 № 178 опубликовано объявление о проведении торгов по продаже нежилых помещений должника посредством публичного предложения единым лотом, установлена начальная цена продажи в размере 56 590 481 рубля 70 копеек. На электронной торговой площадке 28.10.2012 опубликовано сообщение № 1285 о продаже имущества должника, в котором установлены шаги снижения цены продажи: с 18.10.2012 0:00:00 – 45 838 290 рублей 18 копеек, с 26.10.2012 0:00:00 – 37 129 015 рублей 4 копейки, с 31.10.2012 0:00:00 – 30 074 502 рубля 19 копеек, с 06.11.2012 0:00:00 – 24 360 346 рублей 77 копеек и далее с последующим ее снижением. На 30.11.2012 цена лота составляла 6 880 081 рубль 45 копеек. В течение срока представления заявок для участия в торгах обществом с ограниченной ответственностью А подано три заявки (№ 662, 663, 671) на ценовом шаге предложения 30 074 502 рубля 19 копеек, при этом первые две заявки были отозваны им в целях подачи новой заявки в связи с отклонением этих заявок организатором торгов по причине несоответствия представленных документов установленным требованиям. Гражданин С подал пять заявок в период действия цены предложения от 30 074 502 рублей 19 копеек до 15 982 823 рублей 52 копеек, общество Ж – две заявки при цене предложения 6 880 081 рубль 45 копеек. Согласно протоколам об определении участников торгов и о подведении результатов проведения торгов от 30.11.2012 для участия в торгах была допущена только одна заявка № 1063, поступившая 30.11.2012 от общества Ж, которое по результатам проведения торгов было признано победителем, между ним и должником в лице конкурсного управляющего заключен договор купли-продажи от 05.12.2012 упомянутого имущества по цене 6 880 081 рубль 45 копеек, что значительно ниже цены, предложенной обществом А (30 074 502 рубля 19 копеек).

В результате исследования и оценки заявок, поданных на торги, суд первой инстанции установил наличие в некоторых документах, приложенных к заявкам, цифровых ошибок, не позволяющих получить доступ к их содержанию. Суд признал обоснованным отклонение организатором торгов заявки № 671, поскольку среди приложенных к ней документов отсутствовал документ, подтверждающий полномочия единоличного исполнительного органа общества А, а именно решение общего собрания участников общества об избрании генерального директора. Установив также, что заявки гражданина С отклонены организатором торгов в связи с непредставлением документа, удостоверяющего личность, и сведений, касающихся заинтересованности заявителя по отношению к должнику, кредиторам и конкурсному управляющему, суд пришел к выводу об отсутствии нарушений прав истцов со стороны организатора торгов и отказал в удовлетворении исковых требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводам о необоснованном отклонении организатором торгов заявок общества А и гражданина С, при этом в отношении заявок общества А судом приняты во внимание пояснения организатора торгов, в том числе содержащиеся в письме от 26.12.2012 № 464/12, о том, что согласно электронному журналу поступивших заявок, хранящемуся на сервере баз данных, все заявки, поступившие от общества А, оформлены в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Приложенный к заявке общества А документ, подтверждающий полномочия руководителя, содержится в заархивированном виде и имеет цифровую ошибку, не позволяющую получить доступ к его содержимому, а также о направлении в суд первой инстанции приложенных к заявкам общества А документов по почте. Так как среди указанных документов в материалы дела было представлены все недостающие первоначально документы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии у организатора торгов возможности ознакомления с документами, приложенными к заявкам общества А. Кроме того было указано на недобросовестность действий организатора торгов – конкурсного управляющего, который при неоднократном обнаружении цифровой ошибки в одних и тех же документах не известил общество А, в чем конкретно заключается несоответствие документов установленным требованиям. Также суд пришел к выводу о незаконности оспариваемых торгов как проведенных с нарушением запрета на их проведение, установленного определением суда первой инстанции от 19.11.2012 по настоящему делу путем принятия по заявлению общества А обеспечительных мер в виде приостановления электронных торгов по реализации имущества должника посредством публичного предложения. Исходя из названных обстоятельств суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, исковые требования удовлетворил.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал на то, что обстоятельство проведения торгов в период действия обеспечительных мер при отсутствии иных нарушений прав общества А не может являться самостоятельным основанием для признания торгов и заключенного по результатам их проведения договора купли-продажи недействительными. Суд кассационной инстанции также не согласился с оценкой судом апелляционной инстанции поступивших от истцов заявок как надлежащих, а также с оценкой, данной судом апелляционной инстанции действиям конкурсного управляющего. Также суд пришел к выводу о том, что удовлетворение настоящего иска нарушает права общества Ж и не ведет к восстановлению нарушенных прав истцов в связи с невозможностью признания их надлежащими участниками торгов на основании поданных ими заявок.

Согласно пункту 11 статьи 110 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» заявка на участие в торгах должна соответствовать требованиям, установленным Законом о банкротстве и указанным в сообщении о проведении торгов, и оформляется в форме электронного документа. Пунктом 12 названной статьи, а также пунктами 5.2, 5.3 Порядка проведения открытых торгов в электронной форме при продаже имущества (предприятия) должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утвержденного приказом Минэкономразвития России от 15.02.2010 № 54 (в редакции приказа Минэкономразвития России от 21.01.2011 № 22), предусмотрено, что к участию в торгах допускаются заявители, представившие заявки на участие в торгах и прилагаемые к ним документы, которые соответствуют требованиям, установленным Законом и указанным в сообщении о проведении торгов. Решение об отказе в допуске заявителя к участию в торгах принимается в случае, если: заявка на участие в торгах не соответствует требованиям, установленным Законом о банкротстве и указанным Порядком; представленные заявителем документы не соответствуют установленным к ним требованиям или сведения, содержащиеся в них, недостоверны; поступление задатка на счета, указанные в сообщении о проведении торгов, не подтверждено на дату составления протокола об определении участников торгов. Согласно пункту 11.4 Регламента пользования электронной торговой площадкой, в случае принятия решения об отказе в допуске к участию в торгах, организатор торгов должен сообщить заявителю причины отказа с указанием обоснования. Между тем организатор торгов – конкурсный управляющий  при неоднократном обнаружении цифровой ошибки в одних и тех же документах не сообщил, в чем заключается несоответствие приложенных документов установленным требованиям, и не принял мер, направленных на устранение потенциальным покупателем имеющихся недостатков технического характера. Такое бездействие арбитражного управляющего не согласуется с обязанностью, установленной пунктом 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве, согласно которой при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

В соответствии с нормами главы VII Закона о банкротстве основной целью конкурсного производства как ликвидационной процедуры является достижение максимального экономического эффекта при удовлетворении требований кредиторов должника, достигаемого обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры конкурсного производства (как финансовыми, так и временными) и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований. В силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве в тех случаях, когда в рамках установленного правового регулирования достижение этой цели обусловлено исключительно усмотрением арбитражного управляющего (в данном случае как лица, являющегося организатором торгов), последний должен совершить все необходимые и зависящие от него действия, направленные на максимальное удовлетворение требований кредиторов при соблюдении указанного баланса. Конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно, в интересах должника и его кредиторов в целях получения максимальной выручки от продажи предмета залога в наиболее короткие сроки, как организатор торгов – в целях обеспечения равных прав и соблюдения законных интересов всех потенциальных покупателей, желающих принять участие в торгах, обязан был сразу же после ознакомления с заявками общества А и гражданина С и выявления в приложенных к заявкам документах цифровых ошибок сообщить им об этом и предложить в максимально возможный короткий срок устранить имеющиеся технические недостатки.

Такие действия организатора торгов не являлись бы оказанием помощи лицам, желающим принять участие в торгах, а могли свидетельствовать лишь о надлежащем уведомлении последних о причинах отклонения поданных ими заявок

Оспаривание сделок

18. В результате совершения оспариваемой сделки должник не получил равноценного встречного исполнения, что влечет утрату возможности получить кредиторами удовлетворение своих требований.

Дело N А33-12304/2012

Указывая на то, что договор купли-продажи недвижимого имущества от 10.11.2011 является подозрительной сделкой, совершенной при неравноценном встречном исполнении обязательств, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд  края с заявлением о признании его недействительным и о применении последствий недействительности.

Как предусмотрено пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании его несостоятельным (банкротом), может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно, в худшую для должника сторону, отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Представленные сторонами отчеты об оценке спорного имущества содержали противоречивые сведения, поэтому они не были приняты судами в качестве достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих действительную стоимость имущества, отчужденного должником по оспариваемой сделке, в связи с чем было удовлетворено ходатайство покупателя о назначении экспертизы.

Для разрешения вопроса о наличии (отсутствии) неравноценного встречного исполнения обязательств, предусмотренного пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в качестве самостоятельного основания признания сделки недействительной, судами первой и апелляционной инстанций оценены приобщенные к материалам дела доказательства, на основании которых сделан вывод о том, что рыночная стоимость реализованного имущества в 11.155.656 рублей существенно превышает стоимость имущества в 1.158.992 рубля 78 копеек, согласованной сторонами при совершении сделки, оформленной договором от 10.11.2011.

Удовлетворяя заявление, суды, руководствовавшийся пунктом 1 статьи 61.2, статьями 61.6, 61.8 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63), исходил из того, что цена имущества при совершении оспариваемой сделки сторонами была существенно занижена, в результате чего ДХ ООО "Автотехснаб" не получило равноценного встречного исполнения.

Пунктом 15 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.12.2010 N 63 (в редакции от 30.07.2013) "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" определено, что в силу пункта 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве сделки должника, направленные на исполнение обязательств, по которым должник получил равноценное встречное исполнение обязательств непосредственно после заключения договора, могут быть оспорены только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Такие сделки не могут быть признаны недействительными на основании пункта 1 статьи 61.2 или статьи 61.3 Закона о банкротстве. Пункт 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве распространяется на сделки по исполнению обязательств, которые были совершены непосредственно после заключения договора (в частности, на сделки розничной купли-продажи).

Принимая во внимание отсутствие в законодательстве о несостоятельности конкретных критериев получения равноценного встречного исполнения обязательства непосредственно после заключения договора, при решении данного вопроса суду следует исходить из буквального толкования положений пункта 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве.

Равноценное встречное исполнение обязательства может рассматриваться как полученное должником непосредственно после заключения договора в том случае, если оно состоялось в момент заключения договора, либо в ближайший к дате заключения договора день, в который такое исполнение, с учетом его содержания, в действительности могло быть осуществлено.

Констатация факта получения равноценного встречного исполнения обязательства непосредственно после заключения договора применительно к пункту 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве не исключается и в иных ситуациях: в частности, она будет зависеть от оценки судом особенностей достигнутых сторонами договоренностей и фактического периода времени между моментом заключения соглашения и моментом получения встречного равноценного исполнения, который, во всяком случае, не должен быть продолжительным и может соответствовать минимально необходимому в обычных условиях периоду получения встречного исполнения по соответствующему обязательству.

При этом, необходимо учитывать, что по смыслу нормы пункта 3 статьи 61.4 Закона о банкротстве соблюдение сторонами предусмотренного договором срока платежа (иного встречного предоставления) само по себе не является основанием для вывода о том, что должник получил равноценное встречное исполнение обязательств непосредственно после заключения договора.

19. Конкурсный кредитор, исчерпавший все возможности защиты своих прав для признания сделки должника недействительной через конкурсного управляющего, чье бездействие было признано незаконным, но который не был отстранен от выполнения своих обязанностей, вправе самостоятельно обратиться в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделки должника.

Дело № А33-438/2011д78

ЗАО обратилось в суд с заявлением о признании недействительными сделок по передаче имущества должника по мировым соглашениям в рамках дел №№А40-129990/10, А40-122801/10 и взыскании в конкурсную массу должника стоимости имущества на момент его передачи.

Определением арбитражного суда первой инстанции от 17.05.2013 заявление ЗАО о признании сделок недействительными оставлено без рассмотрения в силу разъяснений пункта 31 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому при подаче заявления об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве лицом, не имеющим права на его подачу, арбитражный суд оставляет его без рассмотрения применительно к пункту 7 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением апелляционного суда определение арбитражного суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение, исходя из того, что конкурсный кредитор исчерпал все возможные способы защиты нарушенных прав при помощи конкурсного управляющего, и с учетом наличия судебного акта в рамках дела №А33-438/2011к60, которым признана обоснованной жалоба ЗАО на бездействие (отказ) арбитражного управляющего оспорить сделку, конкурсному кредитору предоставляется право самостоятельно обратиться в арбитражный суд с заявлением об оспаривании сделки должника.

Бездействие конкурсного управляющего должника равнозначно неисполнению им своих полномочий по оспариванию сделки должника в целях пополнения конкурсной массы. Указанное бездействие может привести к невозможности получения судебной защиты в связи с истечением срока исковой давности, либо увеличению срока конкурсного производства, что существенным образом влияет на права и имущественные интересы кредиторов.

На основании изложенного, с учетом пункта 31 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции от 30.07.2013), пункта 17 постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и пункта 15 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 №52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» апелляционный суд отменил определение арбитражного суда первой инстанции и направил дело для рассмотрения по существу.

Суд округа оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

20. Признание сделки должника недействительной и применение ее последствий возможно при условии проверки равнозначности встречного исполнения и фактической передачи денежных средств, а также выяснения размера и стоимости изменений, внесенных в предмет сделки с момента ее заключения до признания недействительной.

Дело № А74-3018/2011

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании договора купли-продажи 5/100 доли в праве общей долевой собственности на административное здание недействительной сделкой и о применении последствий ее недействительности.

Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано. Постановлением апелляционного суда определение оставлено без изменения. Постановлением арбитражного суда округа судебные акты судов нижестоящих инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении определением арбитражного суда первой инстанции договор купли-продажи доли в праве общей долевой собственности признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде возврата сторон в первоначальное положение. Постановлением апелляционного суда определение оставлено без изменения.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что доля должника в праве общей долевой собственности на административное здание могла быть отчуждена только после государственной регистрации доли в праве общей долевой собственности на него, как объект недвижимого имущества, возникший в результате произведенной реконструкции в соответствии с действующим законодательством. Ввиду отсутствия зарегистрированного права должника  на спорный объект недвижимого имущества в связи с его реконструкцией и трансформацией в новый объект недвижимого имущества, у должника отсутствовали полномочия по распоряжению 5/100 долей в праве общей долевой собственности на спорное административное здание. Объект в том виде, в котором он существовал на дату первоначальной регистрации права общей долевой собственности должника, не сохранился, так как фактически был создан новый объект недвижимости с увеличенной площадью и этажностью.

Арбитражный суд округа отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, вновь отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, согласившись с тем, что спорный объект недвижимости является измененным, однако посчитав неопределенной долю каждого собственника с учетом его вклада в реконструкцию объекта к моменту заключения договора и в установленном порядке не зарегистрированной. Между тем в соответствии со статьей 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и иное вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Суды первой и апелляционной инстанций, учитывая изменение объекта недвижимости и невозможности установления размера продаваемой доли в нем в момент совершения сделки, пришли к выводу о наличии условий, предусмотренных статьями 166, 168 ГК РФ для признания оспариваемой сделки недействительной, а также к тому, что данная сделка заключена в нарушение требований статей 209, 219 ГК РФ, статьи 25 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Арбитражный суд округа в третий раз отменил судебные акты и указал на необходимость проверки равнозначности встречного исполнения по спорной сделке. Кроме того, вопрос о возмездности договора купли-продажи доли в праве общей долевой собственности разрешен судами первой и апелляционной инстанций без учета требований пункта 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», согласно которому в деле о банкротстве установленными могут быть признаны только те требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о наличии задолженности и подтверждающие ее размер. При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

21. Если на момент заключения подозрительной сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности и в результате ее совершения не получил встречного исполнения, то в оспариваемой сделке имеется заинтересованность и она может быть признана судом недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Дело № А33-15859/2010.

Указывая на то, что договор является подозрительной сделкой, совершенной при неравноценном встречном исполнении обязательств, а также на то, что со стороны совершивших ее лиц допущено злоупотребление правом, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным и о применении последствий недействительности.

Удовлетворяя заявление, суды руководствовались статьями 2, 19, статьей 61.1, пунктами 1, 2 статьи 61.2, статьями 61.6, 61.8, 61.9 Закона о банкротстве, статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63), и исходили из того, что цена имущества при совершении оспариваемой сделки существенно занижена, в результате чего должник не получил равноценного встречного исполнения обязательств со стороны покупателя; из того, что оспариваемая сделка совершена должником с заинтересованным лицом в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

При определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве следует исходить из того, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 этого же Федерального закона, в связи с чем наличия иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется. Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании должника банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных в нем обстоятельств. Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (пункт 9 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63).

Поскольку заявление о признании общества несостоятельным (банкротом) принято арбитражным судом 28.10.2010, то к сделке, совершенной 10.03.2010, применяется пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

По указанному делу для определения рыночной стоимости нежилых зданий, реализованных по оспариваемой сделке судом первой инстанции была назначена судебно-оценочная экспертиза по состоянию на дату совершения сделки.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) доказательства, представленные лицами, участвующими в деле, на предмет их относимости, допустимости и достоверности, суды первой и апелляционной инстанций установили, что в результате совершения оспариваемой сделки должник не получил равноценного встречного исполнения, что повлекло утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, в связи с чем правомерно пришли к выводу о доказанности заявленных требований и о наличии предусмотренных пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по мотиву неравноценного исполнения встречного обязательства другой стороной сделки.

Кроме того, оспариваемая сделка проверена и на соответствие пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в котором сформулированы условия недействительности подозрительной сделки, совершенной с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Факт заинтересованности контрагента в совершении оспариваемой сделки, а также осведомленность покупателя о наличии у должника цели причинения вреда имущественным правам кредиторов, подтверждены доказательствами, приобщенными к материалам дела.

Суд округа оставил судебные акты судов нижестоящих инстанций без изменения.

22. Предъявляя требование о признании подозрительной сделки недействительной, конкурсный управляющий должен доказать факт ее совершения. Недоказанность совершения сделки исключает возможность удовлетворения требования конкурсного управляющего о признании ее недействительной.

Дело № А33-16941/2009.

Конкурсный управляющий должника оспорил сделку должника как подозрительную, совершенную при неравноценном встречном исполнении, со ссылкой на пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Для применения избранного способа защиты права необходимо также подтвердить факт совершения указанной сделки.

Между тем, судами двух инстанций установлено, что в материалы дела не были представлены документы, подтверждающие фактическое действие спорного договора аренды, передачу имущества в аренду именно на условиях, указанных в представленной конкурсным управляющим копии спорного договора аренды, документы об уплате арендных платежей на основании указанного договора аренды, а также любые иные доказательства, подтверждающие, что стороны руководствовались условиями оспариваемого договора аренды. В платежных поручениях имеются ссылки на иные договоры аренды, заключенные между сторонами в более поздний после 27.07.2010 срок. Кроме того, в деле было заявлено о фальсификации оспариваемого договора.

Таким образом, материалы дела не содержат доказательств, однозначно свидетельствующих о совершении сторонами сделки, в отношении которой заявлено требование о признании ее недействительной.

23. В том случае, если материалами дела не подтверждается, что подозрительная сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов, а другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки, в удовлетворении требования о признании подозрительной сделки должника недействительной должно быть отказано.

Дело № А69-2146/2011

Для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов, другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Как установлено судом апелляционной инстанции в нарушение требований статьи 65 АПК РФ доказательств наличия таких обстоятельств конкурсным управляющим должника не представлено.

Также судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод об отсутствии в действиях контрагента по сделке цели причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.

В другом деле о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Камелот" №А33-… (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2014 года по тому же делу) конкурсный управляющий ссылается на то, что оспариваемые сделки отвечают признакам недействительности, установленным пунктом 2 статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", поскольку совершены за месяц до принятия заявления о признании должника банкротом и после принятия судом заявления о признании должника банкротом; в период совершения спорных платежей должник отвечал признакам неплатежеспособности, о чем было известно другой стороне по сделке; спорные платежи повлекли за собой предпочтительное удовлетворение требований индивидуального предпринимателя по сравнению с другими кредиторами должника, что привело к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до их совершения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца 32 статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

В результате совершения оспариваемых сделок ответчиком получено преимущественное удовлетворение своих требований перед иными кредиторами, однако каких-либо неблагоприятных последствий в виде уменьшения конкурсной массы и связанного с этим риска нарушения правил пропорционального удовлетворения требований, на который вправе рассчитывать другие кредиторы, не возникло, поскольку права требования перешли к исполнившему обязательства должника обществу и в спорном случае объем обязательств должника перед кредиторами остался неизменным.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о недоказанности факта причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Также конкурсным управляющим не представлено доказательств, с бесспорностью подтверждающих тот факт, что на момент совершения сделок должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Далее, одним из оснований заявленного требования указано на предпочтительное удовлетворение требований кредитора оспариваемыми сделками, что в силу пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве влечет недействительность такой сделки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

- сделка направлена на обеспечение исполнения обязательств должника или третьего лица перед отдельными кредиторами, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

- сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки.

Суды установили, что требования иных кредиторов  возникли до принятия заявления о признании должника банкротом, признаны реестровыми и подлежащими удовлетворению в очередности, установленной пунктом 4 статьи 134 Закона о банкротстве и оспариваемые сделки не повлекли неблагоприятных последствий в виде риска нарушения правил пропорционального удовлетворения требований кредиторов (третьей очереди) либо уменьшения конкурсной массы и связанного с этим риска уменьшения размера удовлетворения, на который вправе рассчитывать другие кредиторы.

Суды, со ссылкой на положения статей 313 и 1102 ГК РФ сделали обоснованный вывод о том, что произошло только изменение кредитора, а обязательства должника остались неизменными.

Субсидиарная ответственность

24. Непринятие мер по возврату изъятой по обстоятельствам, не связанным с действиями руководителя должника правоохранительными органами бухгалтерской документации, не является основанием для вывода о вине данного руководителя в непредставлении конкурсному управляющему бухгалтерской и юридической документации.

Дело № А33-7579/2010

В арбитражный суд поступило заявление конкурсного управляющего ООО о привлечении бывшего руководителя общества к субсидиарной ответственности по неисполненным обязательствам в размере 52 889 705 рублей 41 копейки. Определением Арбитражного суда Красноярского края от 3 октября 2013 года в удовлетворении заявления отказано. Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 24 декабря 2013 года определение 3 октября 2013 года отменено, заявление конкурсного управляющего  удовлетворено.

Конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения от 9.11.2011 в связи с не передачей конкурсному управляющему руководителем должника бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей. На основании выданного исполнительного листа  возбуждено исполнительное производство с предметом исполнения: обязать руководителя должника в течение трех дней с даты принятия настоящего решения обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей исполняющему обязанности конкурсного управляющего. По акту приема-передачи документов от 08.12.2011 руководителем должника  конкурсному управляющему  переданы учредительные документы, документы в отношении имущества должника, находящегося в залоге у открытого акционерного общества «Сбербанк России». Согласно объяснениям руководителя должника от 08.12.2011, бухгалтерская и юридическая документация не может быть передана по причине ее изъятия сотрудниками отдела по борьбе с налоговыми преступлениями, а часть документов утеряна при переезде из офиса.

В подтверждение наличия документов, необходимых для передачи конкурсному управляющему, заявителем представлен бухгалтерский баланс за 9 месяцев 2011 года, согласно которому у должника имеется дебиторская задолженность на сумму 14 106 000 рублей, финансовые вложения на сумму 3 141 000 рублей, прочие оборотные активы на сумму 5 022 000 рублей. Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что вина руководителя должника не подтверждена материалами дела. У руководителя должника не имелось объективной возможности представить конкурсному управляющему отсутствующие у него документы должника.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции об отсутствии у руководителя должника объективной возможности представить конкурсному управляющему документы должника. Само по себе изъятие документов правоохранительными органами не снимает с руководителя должника вины в непредставлении документации конкурсному управляющему, поскольку законом предоставлено право на её получение законному владельцу путем обращения в правоохранительные органы с ходатайством. Документы, свидетельствующие об обращении руководителя в правоохранительные органы о предоставлении изъятых документов, в материалы дела не предоставлены. Согласно пункту 2 статьи 401, пункту 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

Суд кассационной инстанции согласился с судом первой инстанции в том, что изъятие Управлением экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России по Красноярскому краю документов должника, является объективной причиной невозможности их предоставления конкурсному управляющему. Получение изъятых документов лицом, действующим от имени иной организации, является основанием для проверки его действий правоохранительными органами, в том числе для установления местонахождения изъятых документов. Поскольку изъятие и возврат бухгалтерской документации общества осуществлялись правоохранительными органами по обстоятельствам, не связанным с действиями руководителя должника, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для вывода о его вине в непредставлении конкурсному управляющему бухгалтерской и юридической документации. Вопрос об утрате документов при переезде судом кассационной инстанции не принят во внимание, постановление апелляционной инстанции отменено, определение первой инстанции оставлено без изменения.

25. В удовлетворении требования о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности отказано, поскольку изъятие и возврат бухгалтерской документации общества осуществлялись правоохранительными органами по обстоятельствам, не связанным с действиями руководителя общества, соответственно, отсутствуют основания для вывода о вине руководителя должника в непредставлении конкурсному управляющему бухгалтерской и юридической документации.

Дело № А33-7579/20103.

Согласно пунктам 5, 6 статьи 10 Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве предусмотрено, что руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Изъятие Управлением экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России по Красноярскому краю документов должника, является объективной причиной невозможности их предоставления конкурсному управляющему.

Получение изъятых документов лицом, действующим от имени иной организации, является основанием для проверки его действий правоохранительными органами, в том числе для установления местонахождения документов должника.

Данные обстоятельства подлежали установлению в процедуре банкротства должника.

Поскольку изъятие и возврат бухгалтерской документации общества осуществлялись правоохранительными органами по обстоятельствам не связанным с действиями руководителя у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для вывода о вине руководителя должника в непредставлении конкурсному управляющему бухгалтерской и юридической документации.

В другом деле о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "Плотина" (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 5 ноября 2013 года).

Ответственность, предусмотренная пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам названного Федерального закона. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, устанавливается вина субъекта ответственности, исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязанности по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

В силу статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Уполномоченный орган, обращаясь с требованием о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, не обозначил конкретной документации должника, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которой не исполнена его руководителем, и отсутствие которой повлекло за собой невозможность формирования конкурсным управляющим конкурсной массы с целью удовлетворения требований кредиторов.

С учетом срока исполнения обязанностей директора должника (три рабочих дня), а также отсутствия доказательств ознакомления и.о. директора с приказом об его обязанности передать вновь назначенному директору, документацию, суды пришли к правомерному выводу о том, что данные обстоятельства безусловно не свидетельствуют о возможности исполнения ответчиком всех обязанностей, возложенных на руководителя должника.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие об обращении конкурсного управляющего с запросами к руководителю должника с требованием о передаче необходимых и недостающих документов, отсутствие которых могло создавать препятствия исполнению возложенных на конкурсного управляющего обязанностей по проведению процедур, применяемых в деле о банкротстве общества.

Кроме того, уполномоченным органом не представлены доказательства, которые бы свидетельствовали об инициировании бывшим временным управляющим, а ныне конкурсным управляющим привлечения бывшего руководителя общества к ответственности за уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему документов, необходимых для исполнения обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации (часть 4 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, часть 3 статьи 195 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Иные доказательства, которые бы подтвердили доводы налогового органа о неисполнении бывшим руководителем должника обязанности по организации хранения документов бухгалтерского учета и отчетности, материалы дела не содержат.

25. Поскольку налоговый орган не представил доказательств того, что в случае своевременного исполнения руководителем должника обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом спорная задолженность была бы погашена, в удовлетворении требования о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности отказано.

Дело № А33-18179/2010

По данному делу размер субсидиарной ответственности рассчитан налоговым органом исходя из размера непогашенного реестра требований кредиторов.

Полагая, что руководитель должника должен был обратиться в суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом) не позднее 25.11.2010, ФНС России обратилась в арбитражный суд с требованием о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам общества на основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражные суды исходили из того, что заявителем не представлены в материалы дела доказательства наличия прямой причинной связи между действиями руководителя и возникновением ущерба у заявителя жалобы на заявленную сумму.

Кроме того, предприятие является действующим и соотношение размеров активов и обязательств должника не носит неустранимый характер, может быть исправлено в ходе хозяйственной деятельности.

Статьей 9 Закона о банкротстве установлена обязанность руководителя должника обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи. В соответствии с пунктом 2 этой статьи такое заявление должно быть подано в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

В силу пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 Закона о банкротстве, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых названным Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.

В силу пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в случае банкротства должника по вине учредителей (участников) должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия или иных лиц, в том числе по вине руководителя должника, которые имеют право давать обязательные для должника указания или имеют возможность иным образом определять его действия, на учредителей (участников) должника или иных лиц в случае недостаточности имущества должника может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Арбитражные суды установили, что истец, обращаясь в суд к должнику с требованием о взыскании возникшей задолженности, не представил доказательств того, что в случае своевременного исполнения руководителем обязанности обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника эта задолженность была бы погашена.

ФНС России не представлено доказательств вины ответчика в возникновении ущерба в связи с отсутствием его обращения в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) в порядке, предусмотренном статьями 9, 10 Закона о банкротстве, а также причинно-следственной связи между понесенными убытками и действиями руководителя должника.

26. Отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности, поскольку обязанность, возложенная на руководителя Законом о банкротстве, им не исполнена, именно он должен доказывать отсутствие своей вины в таком неисполнении.

Дело №А33-7794/2009

Поводом для обращения с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности явилось неисполнение бывшим руководителем должника обязанности, предусмотренной пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве, а также искажение им информации об имуществе должника.

По правилам пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

Согласно пункту 2 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника. Руководитель должника в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему. В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Учитывая, что наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника обусловлено пунктом 1 статьи 6, пунктом 3 статьи 17 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", то не исполненная им обязанность, предусмотренная пунктом 2 статьи 126 Закона о банкротстве, является основанием для привлечения указанного руководителя к субсидиарной ответственности по пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

Суды на основании оценки имеющихся в материалах дела документов установили как факт непредставления руководителем должника первичных бухгалтерских документов по учету активов должника, так и представление недостоверных сведений об имуществе должника, отраженных в бухгалтерском балансе по состоянию на 30.09.2009.

Причинно-следственная связь между отсутствием документации (отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов также установлена судами.

Доказательств отсутствия своей вины в отсутствии полной и достоверной документации бухгалтерского учета и отчетности ответчик не представил, в то время как в силу пункта 2 статьи 401, пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

В другом деле N А33-13629/2008к5 конкурсный управляющий, полагая, что имеются основания для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве, обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций.

В пункте 1 статьи 9 Закона о бухгалтерском учете определено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно пунктам 1, 3 статьи 17 Закона о бухгалтерском учете организации обязаны хранить первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета и бухгалтерскую отчетность в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет. Ответственность за организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности несет руководитель организации.

В силу пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника конкурсному управляющему. В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Поскольку наличие документов бухгалтерского учета и (или) отчетности у руководителя должника предполагается и является обязательным требованием закона, то именно руководитель должника обязан доказывать наличие уважительных причин непредставления документации. Невыполнение требования о представлении первичных бухгалтерских документов или отчетности приравнивается к их отсутствию.

Руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена (пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве).

Правильно применив к спорным правоотношениям перечисленные нормы материального права, оценив представленные по делу доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что руководителем должника искажены сведения в бухгалтерском балансе должника и не выполнены требования действующего законодательства по ведению бухгалтерского учета, хранению и последующей передаче конкурсному управляющему первичных бухгалтерских документов, что свидетельствует о наличии предусмотренных пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве оснований для его привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В силу пункта 2 статьи 401, пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности. В данном случае, поскольку обязанность, возложенная на руководителя законом, им не исполнена, именно он должен доказывать отсутствие своей вины в таком неисполнении.

27. В удовлетворении требования о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением конкурсным управляющим должника обязанности по погашению текущих платежей по налогу на доходы физических лиц отказано, поскольку заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что им были предприняты все необходимые действия, направленные на взыскание в бюджет недоимки по НДФЛ, в том числе доказательств направления в адрес конкурсного управляющего соответствующих решений, требований, представления в банк инкассового поручения на перечисление налога.

Дело N А33-3291/2012.

Согласно пункту 4 статьи 20.4 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.2002 "О несостоятельности (банкротстве)" арбитражный управляющий несет предусмотренную Законом ответственность и обязан возместить убытки должнику, кредиторам, иным лицам в случае причинения им убытков при неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на него обязанностей.

В пункте 48 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что арбитражный управляющий несет ответственность в виде возмещения убытков при условии, что таковые причинены в результате его неправомерных действий.

Ответственность арбитражного управляющего, установленная Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат возмещению по правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как указано в пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 25 "О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве" требование к налоговому агенту, не исполнившему обязанность по перечислению в бюджет удержанного налога, представляет собой имеющее особую правовую природу требование, которое не подпадает под определяемое положениями статей 2, 4 Федерального закона "О несостоятельности "банкротстве" понятие обязательного платежа и не может быть квалифицировано как требование об уплате обязательных платежей. Данное требование, независимо от момента его возникновения, в реестр требований кредиторов не включается и удовлетворяется в установленном налоговым законодательством порядке. Споры, вытекающие из правоотношений, в которых должник выступает налоговым агентом, рассматриваются вне дела о банкротстве.

Осуществление принудительного исполнения указанных требований за счет денежных средств должника путем вынесения налоговым органом соответствующего решения и направления в банк инкассового поручения на перечисление налога (сбора) допускается в любой процедуре банкротства (пункт 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 25).

Обращаясь с требованием о взыскании убытков в связи с ненадлежащим исполнением конкурсным управляющим должника обязанности по погашению текущих платежей, уполномоченный орган не представил доказательств, свидетельствующих о том, что им были предприняты все необходимые действия, направленные на взыскание в бюджет недоимки по налогу на доходы физических лиц, в том числе доказательств направления в адрес конкурсного управляющего должника соответствующих решений.

28. В удовлетворении требования о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением конкурсным управляющим должника обязанности по погашению текущих платежей по налогу на доходы физических лиц отказано, поскольку истцом в материалы дела не представлены какие-либо доказательства невозможности взыскания неудержанных налоговым агентом сумм налога на доходы физических лиц непосредственно с самих налогоплательщиков, а также доказательства того, что указанная невозможность обусловлена виновным и противоправным поведением ответчика.

Дело № А33-5859/2014.

Из материалов дела следует, что должник является налоговым агентом, на которого возлагается обязанность по удержанию начисленной суммы налога на доходы физических лиц непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате и перечислению в бюджет. Поскольку функции руководителя должника в процедуре конкурсного производства осуществляет конкурсный управляющий, следовательно, последний обязан совершить действия по исчислению, удержанию и перечислению платежей в соответствующий бюджет.

При этом, удержание НДФЛ осуществляется налоговым агентом в момент выплаты заработной платы, а фактическое перечисление НДФЛ в бюджетную систему следует за выплатой заработной платы, т.е. действующее законодательство не предусматривает уплаты НДФЛ без выплаты заработной платы или ранее такой выплаты.

Законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога с наличием объекта налогообложения.

Объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц согласно статье 209 Налогового кодекса Российской Федерации признается доход, полученный налогоплательщиком, являющимся налоговым резидентом Российской Федерации, от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса. При получении налогоплательщиком дохода от организаций и индивидуальных предпринимателей в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг), иного имущества налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), иного имущества, исчисленная исходя из их цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 105.3 Налогового кодекса Российской Федерации (п. 1 ст. 211 Кодекса).

Согласно пункту 2 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со ст. ст. 214.1, 214.3, 214.4, 214.5, 227, 227.1 и 228 Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога.

В соответствии с пунктом 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Пунктом 5 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что при невозможности удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога налоговый агент обязан не позднее одного месяца с даты окончания налогового периода, в котором возникли соответствующие обстоятельства, письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме налога.

В таком случае обязанность по исчислению и уплате налога на доходы физических лиц, а также по представлению налоговой декларации в отношении доходов, при получении которых не был удержан налог налоговым агентом, в соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 228 и п. 1 ст. 229 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на самого налогоплательщика. В силу пункта 1 статьи 209 и подпункта 4 пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по исчислению и уплате налога на доходы физических лиц должно исполнить лицо, получившее доход.

Должник в лице конкурсного управляющего выплатил работникам заработную плату, в составе которой содержится неуплаченный налог на доходы физических лиц. Однако неудержание налоговым агентом из суммы заработной платы суммы налога на доходы физических лиц не освобождает налогоплательщика от обязанности уплачивать установленные законодательством налоги и обязательные платежи.

Вместе с тем, истцом в материалы дела не представлены какие-либо доказательства невозможности взыскания неудержанных налоговым агентом сумм налога на доходы физических лиц непосредственно с самих налогоплательщиков, а также доказательства того, что указанная невозможность обусловлена виновным и противоправным поведением ответчика.

Между тем в деле N А19-17863/2011 Федеральный Арбитражный Суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 05.05.2012 высказывает иную позицию по данным делам о взыскании убытков.

Так, установив при рассмотрении дела факт того, что налоговым агентом не перечислены в бюджет налоги на доходы физических лиц, а именно арбитражным управляющим не уплачены текущие платежи, возникшие в период конкурсного производства, чем нарушены права и законные интересы Российской Федерации и причинены убытки в размере не поступивших в бюджет платежей, учитывая противоправное поведение ответчика в причинении убытков (вина арбитражного управляющего установлена решением Арбитражного суда Иркутской области от 7 сентября 2010 года по делу N А19-13725/2010 о привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), наличие убытков и причинную связь между противоправным поведением ответчика и наступившими последствиями, суды пришли к выводу о наличии совокупности условий, являющихся основанием для возложения на арбитражного управляющего ответственности по возмещению убытков кредитору.

В связи с изложенным, предлагается обсудить следующий вопрос.

Подлежат ли взысканию убытки с арбитражного управляющего в пользу Федеральной налоговой службы, если право на взыскание неудержанных налоговым агентом сумм налога на доходы физических лиц не утрачено и может быть взыскано непосредственно с самих налогоплательщиков (физических лиц)?

Правовая позиция по данному вопросу следующая.

При отсутствии доказательств, подтверждающих невозможность взыскания неудержанных налоговым агентом сумм налога на доходы физических лиц непосредственно с самих налогоплательщиков (физических лиц), а также доказательств того, что указанная невозможность обусловлена виновным и противоправным поведением ответчика, следует вывод о недоказанности истцом факта наступления убытков, возникших в результате незаконных действий арбитражного управляющего и наличии

Банкротство ликвидируемых должников

29. При отсутствии доказательств недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, в удовлетворении требования ликвидируемого должника о признании его несостоятельным банкротом по упрощенной процедуре следует отказывать.

Дело N А33-13510/2013.

Единственный участник должника принял решение о ликвидации общества.

Ссылаясь на то, что у общества недостаточно имущества для удовлетворения требований кредиторов, ликвидатор обратился с заявлением в суд о признании общества банкротом в порядке статей 224 и 225 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

В силу пункта 1 статьи 224 Закона о банкротстве в случае, если стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, такое юридическое лицо ликвидируется в порядке, предусмотренном Законом. Согласно пункту 2 той же статьи Закона при обнаружении обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 6 постановления от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" указал, что при оценке арбитражными судами соблюдения обязанности ликвидируемого должника по обращению в суд с заявлением о признании его банкротом (пункт 2 статьи 9 Закона) следует учитывать, что в силу пунктов 1, 2 статьи 224 Закона о банкротстве такая обязанность возникает независимо от соблюдения условий, установленных пунктом 2 статьи 6 Закона, т.е. независимо от наличия такого признака как неплатежеспособность.

Из изложенного следует, что должник, обращаясь с заявлением о признании его банкротом, должен доказать превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника (недостаточность имущества; статья 2 Закона о банкротстве).

Согласно статье 38 Закона о банкротстве к заявлению должника прикладываются документы, подтверждающие наличие задолженности, а также неспособность должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме; основание возникновения задолженности; иные обстоятельства, на которых основывается заявление должника; список кредиторов и должников заявителя с расшифровкой кредиторской и дебиторской задолженностей и указанием адресов кредиторов и должников заявителя; бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или заменяющие его документы.

Конкретный перечень документов, по которым суд должен установить факт недостаточности имущества должника, законом не установлен. Суд оценивает представленные должником доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что представленные заявителем доказательства однозначно не подтверждают обстоятельства недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

По другому делу № А33-10893/2013.

Отказывая в признании должника несостоятельным (банкротом) как ликвидируемого должника, суды исходили из того, что данные ликвидационного баланса содержат противоречивые сведения по сравнению с бухгалтерскими балансами за иной период: декабрь 2012 года, март 2013 года, сентябрь 2013 года. Противоречия не устранены пояснениями представителя должника.

Доказательств, подтверждающих значительное снижение активов (а также увеличение денежных средств вследствие продажи техники) не представлено. По данным ликвидационного баланса активы должника снизились почти на 68 000 000 рублей. Достоверных доказательств, обосновывающих причины такого снижения, не представлено.

Оценка имущества не производилась, в ликвидационном балансе указана балансовая стоимость имущества.

Кроме того, в заявлении о признании должника банкротом произведено завышение размера кредиторской задолженности.

Поскольку в обоснование заявления о признании должника банкротом в силу статьи 39 Закона о банкротстве должно быть приложено вступившее в законную силу решение суда о взыскании задолженности, у должника имеется возможность подать заявление о признании банкротом ранее кредитора (особенно в случае оспаривания решения в апелляционной инстанции).

Подобные действия должника суд расценивает как злоупотребление правом, поскольку совокупность действий должника (подача заявления до публикации и истечения срока на предъявление требований кредиторов, представление ликвидационного баланса с недостоверными сведениями в обоснование недостаточности имущества) указывает на то, что предъявление заявления в арбитражный суд направлено на нарушение прав кредиторов.

Процедура банкротства может использоваться в целях передела собственности, устранения конкурента, в связи с чем необходимо тщательно исследовать конкретные обстоятельства по делу с учетом требований статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

30. Конкурсный управляющий полагает, что оспариваемый договор является сделкой, совершенной в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов. Поскольку судом оставлены без внимания доводы о наличии решения суда общей юрисдикции, которым с должника взыскана задолженность по оспариваемой сделке дело передано на новое рассмотрение.

Дело А74-5237/2012 (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 7 июля 2014 года).

Полагая, что договор займа, заключенный после принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), является сделкой, совершенной в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Удовлетворяя заявление, суд первой инстанции, руководствовавшийся статьей 2, пунктом 1 статьи 61.1, пунктом 2 статьи 61.2, статьей 61.9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", статьями 10, 166, 168, 307, 309, 807, 808 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", исходил из того, что на момент заключения договора займа должник отвечал признакам неплатежеспособности, а другой стороне оспариваемой сделки о данном обстоятельстве было известно; из того, что не представлены доказательства, достоверно подтверждающие наличие у займодавца на момент совершения оспариваемой сделки денежных средств в сумме 2.057.000 рублей, а также факт передачи их должнику и расходование последним; из того, что в действиях займодавца имеет место злоупотребление правом в виде возложения на должника обязанности по возврату заемных денежных средств и уплате процентов при отсутствии встречного предоставления, в связи с чем сделан вывод о возможности квалификации договора займа как недействительного в силу ничтожности; из того, что оспариваемая сделка направлена на причинение вреда кредиторам вследствие увеличения размера имущественных требований к должнику, которые подлежат удовлетворению в порядке, установленном пунктом 1 статьи 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", а в отсутствие доказательств предоставления заемных средств она способствует уменьшению конкурсной массы.

Третий арбитражный апелляционный суд признал правильными обстоятельства, установленные определением от 14 апреля 2014 года, послужившие основанием для удовлетворения заявления бывшего конкурсного управляющего и по результатам рассмотрения дела по апелляционной жалобе оставил его без изменения.

В порядке главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным названным Федеральным законом, так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В подтверждение договора займа и его условий допускается представление расписки заемщика или иного документа, удостоверяющего передачу заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пункты 1 и 2 статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют заемщику оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая неполучение денег или других вещей или их получение в меньшем количестве, чем предусмотрено договором.

Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено неполучение денег или других вещей от заимодавца, договор считается незаключенным (пункт 3 статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации). При доказанности данного обстоятельства заемщик освобождается от обязательства по возврату суммы займа и уплаты процентов.

Бремя доказывания безденежности займа лежит на заемщике.

Оспаривать договор займа по его безденежности заемщик может либо путем предъявления самостоятельного иска к заимодавцу либо в виде возражения на исковое требование заимодавца о взыскании долга по договору займа.

Как предусмотрено частью 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Факт заключения договора займа и наличие у должника задолженности перед кредитором по обязательствам, возникшим из названной сделки, установлен решением Абаканского городского суда Республики Хакасия от 8 апреля 2014 года по делу N 2-3452/2014.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце третьем пункта 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (далее - Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35), при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

По смыслу названных разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации проверка финансового состояния заимодавца требуется лишь в случае, когда ставится под сомнение реальность займа.

В силу презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе лицо, от которого требуется разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратного (пункт 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вывод о злоупотреблении заимодавцем правом, содержащийся в обжалуемых судебных актах, сопровождаемый ссылкой на статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, является, по мнению суда кассационной инстанции, следствием установления арбитражным судом факта безденежности займа, противоречащего установленному судом общей юрисдикции факту реальности займа.

Повторно устанавливая факт, ранее установленный Абаканским городским судом Республики Хакасия решением от 8 апреля 2014 года по делу N 2-3452/2014, суды первой и апелляционной инстанций не учли положения части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об обязательности обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, а также наличия у непосредственных участников обособленного спора и лиц, участвующих в деле о банкротстве, полагающих, что судебный акт о взыскании долга нарушает их права и законные интересы, возможности обжалования соответствующего судебного акта (пункт 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35).

Обладая информацией о принятии судом общей юрисдикции решения по спору, основанному на обязательствах по договору займа, заключенному между заимодавцем и заемщиком, которые являются непосредственными участниками обособленного спора по заявлению о признании названной сделки недействительной, Арбитражный суд Республики Хакасия с целью соблюдения положений статьи 16 и части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен был приостановить производство по обособленному спору на основании пункта 1 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вывод суда первой инстанции о том, что при рассмотрении судом общей юрисдикции искового заявления займодавца о взыскании с должника задолженности по договору займа доводов об его недействительности не заявлялось, в связи с чем суд не оценивал его на предмет соблюдения законодательства о банкротстве и статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, не мог повлечь, сам по себе, признания сделки недействительной. В данном случае вывод о недействительности сделки базируется на признании безденежности займа, который противоречит обстоятельствам, установленным судом общей юрисдикции, основанным на противоположном выводе о реальности данной сделки.

Вывод Третьего арбитражного апелляционного суда о том, что решение Абаканского городского суда Республики Хакасия от 8 апреля 2014 года по делу N 2-3452/2014, вступившее в законную силу после вынесения определения от 14 апреля 2014 года, может являться основанием для пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, является ошибочным, поскольку при принятии судебного акта суду апелляционной инстанции следовало руководствоваться положениями статьи 16 и части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые не были соблюдены при рассмотрении дела судом первой инстанции.

Между тем полагаем, что по данному делу необходимо учитывать следующую правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, которая заключается в следующем. 

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении", разъяснено, что согласно части 2 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Такое же значение имеют для суда, рассматривающего гражданское дело, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда (часть 3 статьи 61 ГПК РФ).

Под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда), а под решением арбитражного суда - судебный акт, предусмотренный статьей 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств.

Конкурсный управляющий от имени которого оспаривается сделка и кредиторы в деле о банкротстве должника в интересах которых выступает конкурсный управляющий не являлись лицами, участвующими в деле N 2-3452/2014 и не могли защищать свои права в указанном деле, где суд установил факт заключения договора займа.  

В соответствии с частью 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Как следует из содержания части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, устанавливаются судом на основании доказательств по делу, содержащих сведения о фактах.

В связи с этим правовая оценка судом общей юрисдикции договора займа на предмет его денежности и примененного им положения закона, на которой основан вывод суда об удовлетворении иска, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего другое дело.

Также правовая квалификация судом общей юрисдикции договора займа как заключенного не исключает возможности иной правовой оценки тех же отношений арбитражными судами, поскольку согласно части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно только в части установленных им фактических обстоятельств, на что неоднократно указывалось Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановления от 03.04.2007 N 13988/06, от 17.07.2007 N 11974/06).

Указанная правовая позиция также изложена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2013 № 3810/13.

Предлагается для обсуждения следующий вопрос.

При оспаривании в рамках дела о банкротстве сделки должника как по общим основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, так и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве необходимо ли руководствоваться выводами суда общей юрисдикции о действительности и заключенности договора, на основании которого судом общей юрисдикции удовлетворены исковые требования?

 

Заместитель председателя суда                                                                 А.Н. Бабенко

Судья                                                                                                           О.В. Магда

Судья                                                                                                           В.В. Радзиховская