Новости

25.05.2020

Рабочее совещание.

22 мая 2020 года председатель суда А.О. Зуев, совместно с судьями, а также сотрудниками отдела обобщения судебной практики, продолжили обсуждение правовых позиций Верховного суда РФ, изложенных в Обзорах по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 и № 2.

21.05.2020

Постановление Правительства РФ.

Правительство РФ приняло постановление от 16 мая 2020 г. N 699 «О внесении изменений в правила предоставления отсрочки (рассрочки) по уплате налогов, авансовых платежей по налогам и страховых взносов».

21.05.2020

Постановление Правительства РФ.

Правительство РФ приняло постановление от 16 мая 2020 г. N 696 «Об утверждении правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным в 2020 году юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям на возобновление деятельности».

Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»

Дата: 
09.06.2014

Утверждено на совещании
административно-правовой
коллегии 

 

Обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о
нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006
№ 135-ФЗ «О защите конкуренции»

 

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ И СТРУКТУРА ОБОБЩЕНИЯ

В соответствии с планом работы Третьего арбитражного апелляционного суда на первое полугодие 2014 года проведен обзор судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» за 2012 и 2013 годы.

Целью обобщения является изучение судебной практики Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» за 2012 и 2013 годы; выявление спорных вопросов судебной практики; соотнесение выводов, сделанных Третьим арбитражным апелляционным судом при рассмотрении названных споров, с правовыми позициями, сформулированными Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа.

Предметом обобщения являются правовые позиции, выраженные в постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», принятых в 2012 и 2013 годах. Это дела об оспаривании ненормативных актов – решений и предписаний территориальных органов Федеральной антимонопольной службы (далее в тексте – УФАС).

Ожидаемый результат выполнения работы – получение обобщенных и систематизированных выводов, сделанных в постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в 2012 и 2013 годах; выделение для обсуждения спорных вопросов судебной практики с целью их дальнейшего обсуждения и выработки консолидированной позиции с целью обеспечения единообразия судебной практики; выявления случаев противоречия выводов, сделанных Третьим арбитражным апелляционным судом при рассмотрении названных споров, правовым позициям, сформулированным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа.

Нормативную базу для проведения обобщения составляют положения:

Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее в тексте – Закон о защите конкуренции). 

Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации правовые позиции по данной категории споров выражены в следующих  постановлениях.

1. Постановление Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 № 9143/10 по делу № А53-15386/2009.

В удовлетворении иска о применении последствий недействительности сделки путем возврата переданного по договору имущества в муниципальную казну отказано правомерно, поскольку само по себе признание недействительным дополнительного соглашения в условиях возобновления договора безвозмездного пользования на неопределенный срок в соответствии с гражданским законодательством не дает оснований для изъятия у общества переданного по договору имущества в пользу муниципальной казны.

2. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2011 № 17206/10 по делу № А76-6041/2010-35-192.

Дело о признании частично недействующим положения об организации ритуальных услуг и содержании мест захоронения в городе, утвержденного решением городской Думы, направлено на новое рассмотрение, поскольку материалами дела установлено, что судами не проверялись оспариваемые нормы положения на соответствие нормам Федерального закона от 22.10.2004 № 125-ФЗ и Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ.

ВАС Российской Федерации  подчеркнул, что нахождение общественного кладбища в ведении хозяйствующего субъекта и осуществление последним функций выделения земельных участков под захоронение, контроля за соблюдением порядка захоронений противоречит законодательству.

3. Постановление Президиума ВАС РФ от 29.11.2011 № 8799/11 по делу № А66-7056/2010.

В удовлетворении заявления об отмене решения антимонопольного органа о нарушении Закона о защите конкуренции и предписания об устранении нарушений было отказано, так как администрация фактически согласовала передачу в аренду недвижимости, но конкурс или аукцион проведен не был; достаточным основанием для вывода о нарушении Закона о защите конкуренции является создание условий для наступления последствий в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции.

4. Постановление Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 10083/12 по делу №А60-23019/2011. Рассматривалось требование об отмене актов антимонопольного органа о привлечении к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вместе с тем оценивались действия на предмет соответствия Закону о защите конкуренции». ВАС Российской Федерации  указал, что требование удовлетворено в части, поскольку ответчик не обосновал применение ч. 3 ст. 15 Закона о защите конкуренции в части незаконного наделения хозяйствующего субъекта функциями органа государственной власти, а также наличие ограничивающих конкуренцию согласованных действий истцов.

Нарушение отделом вневедомственной охраны части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, выразившееся в принятии акта, реализация которого приводит к необоснованному установлению различных цен на одни и те же услуги вневедомственной охраны для различных заказчиков, антимонопольным органом и судами установлено правомерно, поскольку при оказании органами власти платных услуг в силу закона (в частности, Закона о полиции) они не исключаются из числа субъектов антимонопольного контроля, в том числе при формировании цен. Соответствующие запреты, предусмотренные Законом о защите конкуренции, в таких случаях также подлежат применению.

5. Постановление Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 № 12645/12 по делу № А19-21131/2011. Судами рассматривалось требование о  признании недействительным конкурса и договора аренды, поскольку по результатам проверки установлен факт заключения договора по результатам конкурса, проведенного с нарушением части  1 статьи 15 и части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции. Требование было удовлетворено, поскольку, признав победителем конкурса общество, которое предложило наибольшую цену (а не лучшие условия выполнения договора) были допущены действия, которые могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Надзорная инстанция   признала эту позицию верной.

6. Постановление Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 № 9125/10 по делу № А19-13262/09-65, согласно которому в удовлетворении заявления о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа отказано правомерно, так как отказ в выдаче фитосанитарного (карантинного) сертификата ввиду непредставления сведений о номере транспортного средства, используемого для перевозки продукции, является необоснованным препятствованием со стороны уполномоченного органа осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами.

7. Постановление Президиума ВАС РФ от 16.04.2013 № 2823/11 по делу № А66-1568/2010. Общество, которое не смогло принять участие в аукционе, указывало, что установленный организатором торгов срок на подачу заявок не является достаточным для осуществления всех действий, необходимых для подачи заявки на участие в аукционе, и требовало признать  незаконным решения о нарушении антимонопольного законодательства и вынесенного на его основании предписания. ВАС РФ  указал, что нарушение имеет место, так как определенные организатором торгов условия подачи заявки в совокупности с существенно сокращенным сроком на их выполнение по сути нарушают требования к организации и порядку проведения открытых торгов, являясь не предусмотренным законом ограничением доступа к участию в торгах всем желающим принять в них участие.

8. Постановление Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 № 14093/12 по делу № А65-642/2012. Заявитель и третье лицо решением антимонопольного органа были  признаны нарушившими статью 16 Закона о защите конкуренции в связи с заключением договоров аренды без проведения необходимых процедур. ВАС РФ указал, что акты антимонопольного органа неверны, так как опубликование информации о предоставлении земельных участков и принятие решения о предоставлении участков осуществлялось органом местного самоуправления; доказательства наличия соглашения между сторонами либо согласованных действий, запрещенных статьей 16 Закона о защите конкуренции, не представлены.

9. Постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 № 11390/09 по делу №А32-23959/2008-4/402. В удовлетворении заявления о признании недействительным решения антимонопольного органа о признании в действиях администрации города нарушения Закона о защите конкуренции, выразившегося в наделении унитарного предприятия функциями органов власти путем издания постановления, отказано, так как в силу закона антимонопольный орган, установив, что орган исполнительной власти изданием постановления нарушил Закона о защите конкуренции, вправе выдать ему предписание об отмене или изменении этого акта.

10. Постановление Президиума ВАС РФ от 17.04.2012 № 16679/11 по делу №А40-102293/10-148-587. Истцом, требовавшим признания недействительными решения и предписания антимонопольного органа о признании нарушившим законодательство о конкуренции, был заключен протокол-соглашение о переуступке прав на аренду недвижимого имущества по договору аренды муниципального имущества без проведения конкурса или аукциона. В удовлетворении требований отказано, так как на момент заключения протокола-соглашения действовали специальные требования к договорам аренды муниципального имущества.

11. Постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2012 № 4290/12 по делу № А40-145073/10-2-745. Рассматривалось требование о признании недействующими нормативных актов - постановлений Правительства города Москвы. Суды признали, что оспариваемая часть актов приводит к предоставлению отдельным субъектам малого предпринимательства преференций, которые в нарушение закона не согласованы с антимонопольным органом. ВАС РФ  направил дело на новое рассмотрение для установления обстоятельств продления публичным образованием ранее заключенных договоров аренды, от чего зависит, подпадает ли под определение преференции пониженная арендная плата за имущество, приобретенное субъектами малого и среднего предпринимательства не на торгах.

При этом ВАС РФ указал, что исходя из сферы регулирования Закона о защите конкуренции, а также понятия, оснований и порядка предоставления государственных и муниципальных преференций к ним в любом случае не могут быть отнесены меры, равным образом улучшающие положение всех тех хозяйствующих субъектов одного или нескольких товарных рынков, чье положение может быть улучшено без нарушения требований законодательства (в дальнейшем этот подход нашел отражение в пункте 5 части 4 статьи 19 Закона о защите конкуренции).

Также не подпадают под понятие преференций положения нормативных актов, действующие в отношении неопределенного круга лиц, если не будет доказано, что их применение фактически приводит к избирательному предоставлению льгот по произвольному усмотрению органов власти лишь отдельным хозяйствующим субъектам, действующим на одном товарном рынке.

Что касается субъектов малого и среднего предпринимательства, то они выделены законодателем в отдельную социально значимую категорию, нуждающуюся в особой защите и развитии.

Пониженные ставки арендной платы, если они установлены правительством абсолютно всем субъектам малого предпринимательства, в отношении которых оно могло их установить без нарушения требований законодательства, представляют собой льготный режим особой социально значимой категории участников гражданского оборота, что само по себе не может рассматриваться в качестве преференций отдельным хозяйствующим субъектам.

Данный вывод подтверждается и тем обстоятельством, что на практике невозможно осуществить единовременное и единое снижение регулируемых ставок арендной платы для всех субъектов малого предпринимательства в порядке, предусмотренном Законом о защите конкуренции для предоставления преференций, требующим их согласования с антимонопольным органом индивидуально по каждому получателю.

Это подтверждено и последующим развитием законодательства. Так, в Закон о защите конкуренции были внесены изменения, упраздняющие согласование с антимонопольным органом преференций (персональных льгот), предоставляемых субъектам малого и среднего предпринимательства в соответствии с федеральными, региональными, муниципальными и межмуниципальными программами их развития и поддержки (пункт 4 части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции, введенный Федеральным законом от 06.12.2011 № 401-ФЗ).

12. Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 № 14686/10 по делу №А13-10558/2008. Рассматривался спор о признании недействительными договоров аренды федерального имущества, ВАС РФ  указал, что требования удовлетворены правомерно, так как заключение федеральным органом исполнительной власти договоров аренды объектов недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, без проведения конкурса свидетельствует о нарушении положений части 1 статьи  15 Закона о защите конкуренции.

При этом ВАС РФ  подчеркнул, что достаточным основанием для вывода о нарушении части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции является создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции.

В тех случаях, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, его непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении конкурса в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем.

13. Постановление Президиума ВАС РФ от 17.02.2009 № 12012/08 по делу №А12-1521/08-С22. Как указал ВАС РФ, зявление о признании нормативного правового акта недействующим удовлетворено правомерно, поскольку положения оспариваемого акта противоречат статьям 15, 17 Закона о защите конкуренции, так как создают препятствия к осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, приводят к ограничению конкуренции, направлены фактически на ограничение доступа к участию в конкурсе, а также противоречат статьям 1, 391 Гражданского кодекса Российской Федерации.

14. Постановление Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 13371/10 по делу № А62-8552/2009. Заявление о признании незаконным решения антимонопольного органа было удовлетворено правомерно, так как формирование в проведенном конкурсе лотов с включением двух маршрутов использовано для наиболее эффективного решения вопросов, отнесенных к самостоятельной компетенции органов местного самоуправления, и не направлено на ограничение свободы экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

15. Постановление Президиума ВАС РФ от 02.02.2010 №11923/09 по делу № А45-9398/2008-46/266.

В результате проверки договоров аренды и договоров страхования антимонопольный орган пришел к выводу о том, что территориальный орган по управлению государственным имуществом  ограничивает конкуренцию на рынке страховых услуг и услуг по оценке объектов аренды и определению рыночной стоимости годовой арендной платы; проведение ежегодной оценки арендуемого федерального недвижимого имущества за счет арендаторов может привести к ограничению конкуренции на товарных рынках, где действуют эти арендаторы.

Антимонопольный орган решением от 04.06.2008 признал территориальный орган по управлению государственным имуществом  нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение антимонопольного органа, сослался на то, что антимонопольным органом рассмотрен вопрос о соответствии действующему законодательству Положения, которое является нормативным правовым актом. Оспариваемые решение и предписание приняты в отношении нормативного правового акта, что выходит за пределы полномочий, предоставленных антимонопольному органу Законом о защите конкуренции.

ВАС РФ  указал, что согласно статье 23 Закона о защите конкуренции, термин «акт» используется в качестве общего понятия, включающего как нормативные правовые акты, так и ненормативные акты органов федеральной исполнительной власти и их должностных лиц.

Антимонопольный орган, установив, что нормативный правовой акт или ненормативный акт органа исполнительной власти нарушает положения Закона о защите конкуренции, и исходя из существа конкретного выявленного им нарушения, вправе на основании подпункта "а" пункта 3 части 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции выдать предписание об отмене или изменении этого акта либо на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 статьи 23 названного Закона обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании акта недействующим или недействительным полностью или частично.

16. Кроме того, следует обратить внимание на решение ВАС РФ от 28.06.2013 №ВАС-2243/12 (рассмотрение спора после отмены решения от 25.06.2012 Президиумом ВАС Российской Федерации). ВАС РФ  пришел к следующим выводам – частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции установлен запрет федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия). Подпунктом 8 названной нормы, в частности, запрещается создание дискриминационных условий, под которыми в силу пункта 8 статьи 4 Закона о защите конкуренции понимаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами.

Суд признает обоснованными доводы ФСТ России и НП "Совет рынка" о том, что под предусмотренными федеральными законами исключениями из установленного пунктом 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции следует понимать не только прямое указание на возможность принятия актов, содержащих дискриминационные условия доступа на товарный рынок, но и иные вытекающие из федеральных законов основания неравенства участвующих в экономических отношениях хозяйствующих субъектов. Такое толкование названного исключения соответствует вышеприведенному определению понятия "дискриминационные условия", содержащемуся в пункте 8 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Довод общества "РУСАЛ Красноярск" о том, что рассматриваемые исключения могут быть установлены только в форме прямого делегирования права на принятие содержащих дискриминационные условия актов, не основан на буквальном толковании текста части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

По структуре обобщение включает в себя следующие разделы:

• раздел 1 «Вводная часть и структура обобщения»;

• раздел 2 «Основные статистические данные»;

• раздел 3 «Обобщение практики Третьего арбитражного апелляционного суда по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»

• раздел 4 «Спорные вопросы правоприменения, выявленные по результатам обобщения».

2. ОСНОВНЫЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Всего за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 рассмотрено 79 дел по спорам о нарушении статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Их количество среди всех споров, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) федеральных государственных органов, рассмотренных за данный период составило 12,9 % (всего по данным оперативного статистического учета рассмотрено 357 дел об оспаривании ненормативных правовых актов антимонопольных органов, при этом общее количество рассмотренных дел по указанной категории равно 611).

Отменено 11 судебных актов судов первой инстанции  (из них 2 решения отменено в части), 68 (86,1%) судебных актов первой инстанции оставлено судом апелляционной инстанции без изменения.

Причинами отмены судебных актов судов первой инстанции являются:

- нарушение норм процессуального права (1 дело - № А69-818/2012);

- неправильное применение норм материального права (5 дел – №№ А69-1741/2011; А74-5393/2012; А33-18821/2012; А74-1076/2012; А33-2286/2013);

-несоответствие выводов суда обстоятельствам дела (2 дела – №№ А33-14055/2012; А33-17806/2012);

- неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела (3 дела – №№ А33-13677/2011; А33-13093/2012; А33-13053/2012).

 В Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа обжалованы судебные акты Третьего арбитражного апелляционного суда по 45 делам (56,9 %). Из них:

по одному делу судебные акты судов первой и апелляционной инстанций были отменены в части в связи с неправильным применением  норм материального права;

по одному делу кассационное производство прекращено;

по одному делу кассационная жалоба возвращена заявителю;

по 40 делам  судебные акты апелляционного суда оставлены без изменений;

два дела находятся на стадии рассмотрения судом кассационной инстанции.

Заявления о пересмотре судебных актов в порядке надзора подавались по восьми делам, по всем отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора.

Всего по результатам рассмотрения дел всеми судебными инстанциями судами поддержана позиция антимонопольных органов по 53 (67,1 %) делам, по 14 (17,7 %) делам позиция антимонопольных органов не была поддержана судами (акты антимонопольных органов отменены), по 12 (15,2 %) делам акты антимонопольных органов отменены в части.

Из анализа статистических данных можно сделать следующие выводы.

Споры о нарушении статей 15, 16 Закона  о защите конкуренции составляют значительную часть споров, связанных с применением антимонопольного законодательства (12,9 %).

Рассмотрение указанных дел отличается рядом особенностей. Все указанные дела характеризуются высокой сложностью при рассмотрении, и являются обжалуемыми в вышестоящие инстанции в более чем половине случаев, что объясняется следующими причинами:

а) применяемые при рассмотрении споров нормы права регулируют деятельность государственных органов и органов местного самоуправления, споры по вопросам, входящим в компетенцию органа, являются вторжением в сферу его деятельности, как правило, акты (действия) органов имеют социальный эффект и вызывают большое внимание к таким делам и действиям конкретных лиц, а так же создают основу для привлечения конкретных должностных лиц органов к административной или дисциплинарной ответственности, и потому обе стороны прилагают максимальное количество усилия для того, что бы выиграть спор;

б) большинство нарушений, выявленных антимонопольными органами, связаны с проведением торгов, предоставлением преференций, сдачей в аренду муниципального имущества, созданием и деятельностью муниципальных предприятий и предоставлением земельных участков – каждая из этих отраслей регулируется отдельными законами, практика применения которых обширна и противоречива, отрасли права, регулирующие эти вопросы характеризуются высокой степенью изменчивости, некоторые из них - большим числом подзаконных актов; 

в) повторяемость спорных ситуаций, в связи с чем выводы судом по результатам рассмотрения спора будут иметь значение для государственных органов  и органов местного самоуправления на протяжении последующего периода их деятельности и представляет для них значительный интерес не только в рамках одного дела;

г) фактическая стоимость отношений между субъектами, участвующими в конфликте (государственные органы или органы местного самоуправления и хозяйствующие субъекты, которые получили имущество/преференции/заказ на оказание услуг, выполнение работ, поставку товаров/земельные участки, или чьи права, напротив, нарушены) довольно высока, выводы, сделанные судом при рассмотрении дела, влияют на хозяйственные отношения сторон, влекут для них существенные экономические последствия;

д) в случае, если судом не была поддержана позиция УФАС, данный орган ищет поддержки своей позиции во всех вышестоящих судебных инстанциях.

3. ОБЗОР ПРАКТИКИ ТРЕТЬЕГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ПО РАССМОТРЕНИЮ СПОРОВ О НАРУШЕНИИ СТАТЕЙ 15, 16 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 26.07.2006 №135-ФЗ «О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ»

I.

Акты, действия (бездействие) органов государственной власти и органов местного самоуправления, являющиеся нарушениями статей 15, 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ  «О защите конкуренции»

Изучение судебных дел, в которых антимонопольный орган доказал обоснованность своей позиции, показывает, что  в качестве нарушений статей 15, 16 Закона о защите конкуренции судом были расценены следующие противоправные акты, действия (бездействие).

I.I

Общие выводы.

1. Требуют внимания вопросы квалификации противоправных действий органов власти и хозяйствующих субъектов. Анализ практики позволяет прийти к выводу, что действия хозяйствующего субъекта и властного органа в случае нарушения ими требований Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», например, при заключении контракта без проведения торгов, могут быть квалифицированы как по статье 15 Закона о защите конкуренции, так и по статье 16 названного закона, либо одновременно по двум этим статьям – в зависимости от обстоятельств конкретного нарушения.

В деле № А33-13932/2012 Третий арбитражный апелляционный суд указал, что тот факт, что администрацией и КУМИ совершены действия, связанные с размещение муниципального заказа на аренду транспортных средств с экипажем у единственного поставщика - автотранспортного предприятия без проведения процедуры торгов, привело к недопущению конкуренции за право заключения указанных договоров между хозяйствующими субъектами рынка оказания автотранспортных услуг.

Суд счел, что вывод антимонопольного органа о нарушении администрацией и КУМИ части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции подтверждается материалами дела, соответствует закону и не нарушает прав и законных интересов заявителей.

Статья 16 Закона о защите конкуренции также имеет формальный состав, поэтому сама возможность заключения соглашения между органами местного самоуправления и хозяйствующими субъектами, если такое соглашение приводит или может привести к недопущению, устранению, ограничению конкуренции, рассматривается законодателем как общественно опасное деяние, имеющее квалифицирующее значение для констатации факта нарушения антимонопольного законодательства. Наличие или угроза наступления негативных последствий в результате заключения такого соглашения презюмируется и не требует отдельного доказывания.

Инициатива автотранспортного предприятия о заключении договоров аренды транспортных средств с экипажем и согласие администрации и КУМИ на заключение указанных договоров без проведения публичных процедур, свидетельствует о заключении между указанными субъектами антиконкурентного соглашения, что привело к недопущению конкуренции за право заключения указанных договоров между хозяйствующими субъектами рынка оказания автотранспортных услуг.

Таким образом, как указал суд, вывод антимонопольного органа о нарушении администрацией, КУМИ и автотранспортным предприятием статьи 16 Закона о защите конкуренции подтверждается материалами дела, соответствует закону и не нарушает прав и законных интересов заявителей.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.02.2013 по делу № А33-13932/2012, постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.05.2013 оставлено без изменения).

В делах № А33-5120/2013 предоставление субсидии, расценённое как выделение преференции с нарушением порядка, установленного Законом о защите конкуренции; № А33-498/2013 передача муниципального имущества без проведения торгов, № А33-13677/2011 – передача муниципального имущества по договору концессии, хотя в состав имущества в отношении которого проводились торги на право заключения концессионного соглашения, оно не входило; - были расценены как нарушения только части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

В деле № А33-15447/2012 передача муниципального имущества в аренду без проведения торгов с нарушением статьи 17.1 Закона о защите конкуренции было расценено как нарушение муниципальным органом и получившим имущество обществом статьи 16 Закона о защите конкуренции.

В деле № А33-15990/2012 аналогичные действия тех же субъектов получили иную квалификацию – действия органа местного самоуправления были оценены как нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, действия органа и общества в совокупности – как нарушение статьи 16 Закона о защите конкуренции.

В деле № А33-19186/2011 администрация и предприятие были признаны нарушившими пункт 4 статьи 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ в части заключения договора на осуществление перевозки пассажиров транспортом общего пользования по муниципальному заказу в пригородном и междугородном сообщении на 2011 год, ограничивающего конкуренцию, путем создания преимущественных условий деятельности предприятия по перевозке пассажиров транспортом общего пользования посредством предоставления (получения) на внеконкурсной основе права осуществления деятельности по перевозке пассажиров по муниципальной программе и устранению иных хозяйствующих субъектов от возможности осуществления данной деятельности.

В деле №А74-1076/2012 действия администрации по заключению договора на перевозку пассажиров с возмещением средств их муниципального бюджета с индивидуальным предпринимателем были квалифицированы как нарушение части 1  статьи 15 Закона о защите конкуренции, совместные действия администрации и предпринимателя – как нарушение статьи 16 этого же закона.

В деле № А74-3649/2012 антимонопольный орган принял решение о признании Министерства нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части утверждения индивидуальному предпринимателю расписания по межмуниципальному междугороднему маршруту без проведения конкурсных процедур.

Вопросы надлежащей квалификации по статье 16 Закона о защите конкуренции решены в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 № 14093/12 по делу № А65-642/2012, где  сказано следующее.

- В соответствии с пунктом 18 статьи 4 Закона о защите конкуренции соглашением является договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

- Согласно части 1 статьи 8 Закона согласованными действиями хозяйствующих субъектов являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке при отсутствии соглашения, которые заранее известны каждому из участников в связи с публичным заявлением одного из них о совершении таких действий, при этом результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов, а также действия каждого из названных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов, участвующих в согласованных действиях, и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.

- Статьей 16 Закона о защите конкуренции запрещены соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

- Вместе с тем факт заключения договоров сам по себе не может свидетельствовать о нарушении сторонами статьи 16 Закона о защите конкуренции при отсутствии каких-либо доказательств наличия соглашения либо согласованных действий, запрещенных этой нормой.

- Помимо факта заключения данных договоров аренды, каких-либо иных выводов о наличии между палатой и Нургалиевым Х.Б. соглашений либо согласованных действий, запрещенных статьей 16 Закона, антимонопольным органом в решении не приведено и доказательства таких обстоятельств не представлены.

Таким образом, не всякий установленный факт незаконных действий органа местного самоуправления, в результате которых какой-либо хозяйствующий субъект получает преимущества, может быть квалифицирован как нарушение статьи 16 Закона о защите конкуренции, а только в том случае, если будет доказано именно наличие соглашения или согласованных действий.

Представляется, что в том случае, если наличие соглашение или согласованных действий доказано, то как нарушающие статью 16 должны быть квалифицированы действия обоих субъектов, поскольку фактически совершение данного нарушения возможно только в соучастии. И в таком случае действия властного субъекта могут быть квалифицированы как нарушающие статью 15 – правовых препятствий или критериев разграничения составов для таких случаев не имеется.

Подходы к разрешению проблемы квалификации действий органов государственной власти, органов местного самоуправления как нарушающие запреты, установленные частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, если эти действия имеют продолжение в виде соглашений, заключенных с хозяйствующим субъектом, рассмотрены Федеральным арбитражным судом Восточно-Сибирского округа. В справке к обобщению судебной практики по делам с участием антимонопольных органов, проведенному названным судом, указано следующее.

- Если цель ограничения конкуренции или такая возможность достигаются актами и действиями (бездействием) органов государственной власти или органов местного самоуправления напрямую, и для ее реализации встречное волеизъявление хозяйствующего субъекта не требуется, применению подлежит норма части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

- Если орган государственной власти или орган местного самоуправления совершает запрещенные частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции действия, однако эти действия в целях их дальнейшей реализации воплощаются в условиях достигнутого с хозяйствующим субъектом соглашения, применению подлежит норма статьи 16 Закона о защите конкуренции.

В рекомендациях Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Восточно-Сибирского округа от 20.04.2012 года изложено решение по рассматриваемой проблеме.

- Достигнутые в результате действия государственных и иных органов соглашения (договоры) с хозяйствующими субъектами, влияющие на конкуренцию, подлежат квалификации в соответствии со статьей 16 Закона о защите конкуренции.

- Если в результате действий этих органов заключаются соглашения с хозяйствующими субъектами, не влияющие сами по себе на конкуренцию, правильной будет квалификация по части1 статьи 15 Закона о защите конкуренции. Например, департамент земельных отношений совершает действия по включению в договор аренды условий о значительных штрафах. Заключенные договоры аренды (соглашения) закону не противоречат. В этой связи подлежат квалификации как нарушающие запрет, установленный частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, сами действия департамента, воплощенные в конкретных условиях договора.

- При наличии сложного юридического состава, включающего в себя как действия (акты) государственных и иных органов, влияющие на конкуренцию, так и последующее заключение этими органами соглашений с хозяйствующими субъектами, также влияющими на конкуренцию, необходимо учитывать следующее.

- Если цель ограничения конкуренции или возможность ее ограничения достигаются актами и действиями (бездействием) государственных и иных органов напрямую и для реализации этих целей встречное волеизъявление хозяйствующего субъекта (другого государственного или иного органа) не требуется, применению подлежат запреты, установленные частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

- Если государственный или иной орган совершает запрещенные частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции действия, однако эти действия в целях их последующей реализации воплощаются в дальнейшем в условиях достигнутого с хозяйствующим субъектом соглашения, применению подлежит норма статьи 16 Закона о защите конкуренции.

2. Следует обратить внимание на общий вывод, который может иметь отношение к делу независимо от существа самого нарушения, в случае если одним из участников спора будет физическое лицо -

признавая совершенные органом местного самоуправления в отношении физического лица действия (бездействие) нарушением части 1 статьи 15 Закона    о защите конкуренции, антимонопольный орган должен установить, что физическое лицо отвечает признакам хозяйствующего субъекта по смыслу Закона о защите конкуренции и такие действия в отношении него ограничивают конкуренцию.

Городская администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением администрация признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части совершения действий (бездействия), ограничивающих  (могущих ограничить) конкуренцию, связанных с возвратом проекта постановления об изменении вида разрешенного использования земельного участка со ссылкой о необходимости отказа В. в изменении вида разрешенного использования земельного участка, изданием постановления об отказе в изменении адреса и вида разрешенного использования, непринятием мер, направленных на устранение технической ошибки (замену слов в названии вида разрешенного использования), что создало необоснованные препятствия В. для введения в эксплуатацию здания торгового комплекса и привело (могло привести) к ограничению конкуренции.

Признавая акты антимонопольного органа незаконными, суд первой инстанции исходил из недоказанности антимонопольным органом нарушения администрацией запрета, установленного частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Соглашаясь с данным выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции с учетом содержащихся в Законе о защите конкуренции понятий  «конкуренция», «хозяйствующие субъекты», «ограничение конкуренции», а также обстоятельств дела установил, что В. не является хозяйствующим субъектом по смыслу Закона о защите конкуренции; оспариваемые акты приняты по итогам его обращения в антимонопольный орган, а какие-либо хозяйствующие субъекты за защитой своих прав в антимонопольный орган не обращались; возведенное В. здание является самовольной постройкой, в признании права собственности на которую отказано.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции  признал недоказанным, что акты, действия (бездействия) администрации привели или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 02.10.2013 по делу № А33-2869/2013, постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.01.2014 оставлено без изменения).

В ходе изучения судебных дел были выявлены случаи признания судом незаконными актов антимонопольного органа в связи с нарушением органом срока, указанного в статье 41.1 Закона о защите конкуренции – проверка соблюдения данных сроков является обязательной, что подтверждается следующими примерами.

3. Дело о нарушении части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в виде принятия нормативного акта, не может быть возбуждено и возбужденное дело подлежит прекращению по истечении трех лет со дня совершения нарушения антимонопольного законодательства – то есть со дня вступления в силу нормативного акта.

При рассмотрении дела № А33-10562/2012 суд пришел к выводу о том, что поскольку нарушение Правительством Красноярского края части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции выразилось в неправомерном утверждении постановлением от 14.10.2008 № 135-п долгосрочной целевой программы; данное постановление вступило в силу с 01.01.2009; то вменяемое заявителю нарушение фактически было совершено им 01.01.2009, то есть с даты вступления в силу постановления от 14.10.2008 № 135-п.

Суд указал, что в силу статьи 41.1 Закона о защите конкуренции дело о нарушении антимонопольного законодательства не может быть возбуждено и возбужденное дело подлежит прекращению по истечении трех лет со дня совершения нарушения антимонопольного законодательства, а при длящемся нарушении антимонопольного законодательства - со дня окончания нарушения или его обнаружения.

На основании изложенного суд пришел к выводу о признании недействительным оспариваемого решения антимонопольного органа, поскольку оно вынесено за пределами предусмотренного законом срока.

При этом суд не принял доводы антимонопольного органа о длящемся характере допущенного нарушения в виде реализации спорной долгосрочной целевой программы, поскольку все действия юридического лица, которому программа была адресована, в состав вменяемому Правительству нарушения не входят и события нарушения, установленного частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, не охватывают.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 26.02.2013 по делу
№ А33-10562/2012 постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.05.2013 оставлено без изменения, определением ВАС РФ от 12.09.2013     № ВАС-12211/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

(Аналогичный вывод - постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.12.2013 по делу № А33-4880/2013).

4. Сроки давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, установленные статьей 41.1 Закона о  защите конкуренции, подлежат исчислению исходя из обстоятельств правонарушения.

Решением антимонопольного органа муниципальный орган  признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, что выразилось в согласовании заключения соглашения о перенайме между двумя хозяйствующими субъектами, которое создало для нового арендатора преимущества в осуществлении хозяйственной деятельности, ограничило возможность доступа иных участников на товарный рынок, а также нарушение части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, выразившееся в выдаче согласия на перенаем и передаче спорного помещения без проведения конкурса или аукциона.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения и отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции, в том числе в ответ на довод муниципального органа о пропуске срока давности рассмотрения дела указал на то, что нарушение требований статьи 17.1 Закона о защите конкуренции при предоставлении в аренду муниципального имущества, в том числе в порядке перенайма на основании пункта 2 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации, как и все образующие его юридические факты, являются длящимися, то есть порождают определенные права и обязанности (действуют) в течение определенного периода времени.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение первой и апелляционной инстанций без изменения, вместе с тем указал на то, что согласование сделки перенайма является разовым действием, а не длящимся нарушением. Квалификация судами такого согласования в качестве длящегося нарушения является ошибочной. Однако допущенное нарушение антимонопольного законодательства выразилось не только в согласовании сделки перенайма, но и в действиях по исполнению договора аренды нежилого помещения, включая пролонгацию договора в порядке статьи 53 Закона о защите конкуренции. Данные действия, как установили суды, совершены муниципальным органом  07.05.2010 (изменены существенные условия договора аренды, в том числе арендная плата), 11.04.2011 (срок аренды установлен сторонами с 01.05.2003 по 01.07.2015, а также изменена сумма арендной платы). Следовательно, на дату вынесения решения антимонопольным органом установленный срока давности не пропущен.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.07.2013 по делу № А74-935/2013. Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 судебные акты оставлены без изменения)

5. При рассмотрении другого дела Третий арбитражный апелляционный суд установил, что решением антимонопольного органа:

- признаны нарушающими требования части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции действия администрации, выразившиеся в предоставлении в пользование муниципального имущества хозяйствующему субъекту по договору аренды от 19.05.2008 без проведения торгов путем принятия постановления главы администрации  21.04.2008, а также в бездействии администрации в части непринятия мер по возврату муниципального имущества, переданного по договору аренды от 19.05.2008;

- признаны нарушающими требования части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции действия управления муниципальным имуществом, выразившиеся в предоставлении в пользование муниципального имущества по договору аренды от 19.05.2008 без проведения торгов, а также в бездействии в части непринятия мер по возврату муниципального имущества, переданного по договору аренды от 19.05.2008.

Решением Арбитражного суда Красноярского края признано недействительным решение антимонопольного органа в части предоставлении в пользование муниципального имущества обществу по договору аренды от 19.05.2008 № 4362-А без проведения торгов, путем принятия постановления главы города Норильска от 21.04.2008 № 1140.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что  нарушение, которое выразилось в принятии администрацией постановления от 21.04.2008 № 1140, исходя из содержания, не предполагает длящегося характера, и фактически было окончено на момент принятия указанного распоряжения.

Вместе с тем, вменяемое управлению муниципальным имуществом и администрации нарушение, помимо действий администрации по предоставлению в пользование муниципального имущества  путем принятия постановления от 21.04.2008 № 1140, в том числе, выразилось в действиях управления муниципальным имуществом по заключению договора аренды, не соответствующего действующему законодательству, в непринятии мер этими муниципальными органами по возврату муниципального имущества, переданного по договору аренды, в фактическом наличии арендных правоотношений, возникших из указанного договора. Суд апелляционной инстанции с учетом  содержание указанного нарушения, включающее в себя длительное невыполнение установленного требования (в данном случае требования о порядке передаче прав в отношении муниципального имущества), пришел к выводу о его длящемся характере.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.10.2013 по делу №А33-4210/2013. Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа, резолютивная часть по которому объявлена 18.02.2013 судебные акты оставлены без изменения).

I.II.

При оценке на предмет нарушений статей 15, 16 Закона о защите конкуренции действий (бездействий) совершение которых было связано с применением Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», судом были сделаны следующие выводы.

6. Действующим законодательством не предусмотрена возможность передачи в хозяйственное ведение муниципального имущества, используемого неограниченным кругом лиц на бесплатной основе. Соответственно, оказание услуг по содержанию такого имущества являются муниципальной нуждой и должно осуществляться только путем размещения заказов по правилам, предусмотренным Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Несоблюдение соответствующего порядка размещению заказа на осуществление названных услуг может быть квалифицированно по части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Антимонопольным органом   Совет депутатов, администрация признаны нарушившими часть 1 статьи 15 Закона о  защите конкуренции, что выразилось в следующем:

- принятии администрацией постановления об утверждении порядка предоставления субсидий из бюджета города муниципальным предприятиям, осуществляющим текущее содержание, ремонт объектов благоустройства, принадлежащих им на праве хозяйственного ведения, ограничивающего конкуренцию в сфере содержания объектов благоустройства (в связи с созданием безальтернативного порядка осуществления работ по содержанию объектов благоустройства);

- принятии администрацией распоряжений, предусматривающих закрепление объектов муниципальной собственности, предназначенных для пользования неограниченным кругом лиц на бесплатной основе, которые не могут быть предметом ведения унитарных предприятий  МП «Красмостдоринж», МП «Красноярскгорсвет», что влечет (повлекло) финансирование затрат предприятий на содержание объектов муниципальной собственности путем предоставления субсидий, а не в соответствии с законодательством о размещении заказов, что устраняет конкуренцию в сфере содержания объектов благоустройства;

- издании Советом депутатов решения о бюджете на 2012 год и плановый период 2013 - 2014 годов, пунктом 20 которого предусмотрено финансирование в порядке статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации работ по текущему содержанию, ремонту объектов благоустройства муниципальным предприятиям, осуществляющим их текущий ремонт и содержание, а не в соответствии с законодательством о размещении заказов, что влечет ограничение конкуренции в сфере текущего содержания и ремонта объектов благоустройства и создает преимущества МП «Красмостдоринж», МП «Красноярскгорсвет».

Из материалов дела следовало, что МП «Красмостдоринж» были переданы мосты, в том числе предназначенные для движения автомобильного транспорта, автомобильного транспорта и пешеходов, путепроводы, подходы к мостам, пешеходные мосты, укрепления берегов, набережные, съезды с мостов, сходы с мостов, подпорные стенки и лестницы, дамба, дренаж, надземные пешеходные переходы, линии связи, подземные пешеходные переходы. МП «Красноярскгорсвет» были переданы линии электропередачи, сети наружного освещения, в том числе уличное освещение, дворовое освещение. Соответствующие финансирование затрат названных предприятий по содержанию указанного имущества произведено за счет средств местного бюджета.

Суд апелляционной инстанции в ходе рассмотрения дела на основании анализа положений Гражданского кодекса Российской Федерации, Градостроительного кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации, Федерального закона  от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», Федерального закона от 21.12.2001  № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и исходя из того, что переданное МП «Красмостдоринж», МП «Красноярскгорсвет» имущество является имуществом, используемым по соответствующему назначению неограниченным кругом лиц на бесплатной основе и потому не может быть передано на праве хозяйственного ведения унитарным предприятиям, пришел к выводу о том, что выбранный муниципальным органом способ решения стоящей перед ним задачи местного самоуправления по содержанию имущества путем создания муниципальных предприятий и передачи им имущества, а затем финансирование их деятельности по содержанию имущества за счет средств местного бюджета противоречит нормам действующего законодательства.

Передача соответствующего имущества и оказание услуг по его содержанию должны были быть произведены посредством размещения муниципального заказа.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.10.2013 по делу № А33-4210/2013 в кассационном порядке не обжаловалось).

7. Передача полномочия органа местного самоуправления по организации похоронного дела муниципальному предприятию, ограничение числа лиц, имеющих право получать субсидии из муниципального бюджета, предоставление на получение субсидий только муниципальными предприятиями является нарушением части 3 и части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Антимонопольным органом администрация города была признана нарушившей требования части 3 статьи 15 Закона о  защите конкуренции в части наделения МУП «Память» функциями органа местного самоуправления, а также части 1 статьи 15 названного закона в части принятия постановления об утверждении Положения о порядке предоставления субсидий из бюджета города муниципальным унитарным предприятиям, осуществляющим текущее содержание, ремонт объектов внешнего благоустройства, принадлежащих на праве хозяйственного ведения», которым определен ограниченный круг лиц (муниципальные предприятия), имеющих право на получение субсидий.

Совет депутатов признан антимонопольным органом нарушившим требования части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части принятия решения о городском бюджете на 2012 год и плановый период 2013 - 2014 годов, которым предусмотрено выделение субсидий за счет местного бюджета по текущему содержанию мест захоронения МУП «Память».

Суд согласился с выводами антимонопольного органа, исходя из следующего.

Согласно части 2 статьи 3 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ  «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон о размещении заказов) под муниципальными нуждами понимаются обеспечиваемые за счет средств местных бюджетов и внебюджетных источников финансирования потребности муниципальных образований, муниципальных заказчиков в товарах, работах, услугах, необходимых для решения вопросов местного значения и осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и (или) законами субъектов Российской Федерации, функций и полномочий муниципальных заказчиков.

Установленная пунктом 22 части 1 статьи 14 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»,  обязанность муниципального образования по решению вопросу организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения соответствует приведенному определению муниципальному нужды, а, значит, данный вопрос должен быть разрешен в порядке названного Закона  о размещении заказов.

Довод о том, что МУП «Память» является муниципальным предприятием, созданным, согласно позиции заявителя, для решения соответствующего вопроса местного значения, и то, что денежные средства ему выделяются в виде субсидий в порядке статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации, не влияет на выводы суда, поскольку данные обстоятельства не исключают факт наличия у муниципального образования соответствующей обязанности по содержанию мест захоронения, которая в свою очередь должна быть исполнена в установленном порядке с применением указанного Закона о размещении заказов.

Каких-либо документальных доказательств, подтверждающих проведение публичных процедур по выбору субъекта на право заключения договора на предоставление субсидий по текущему содержанию мест захоронений в 2012 году на территории города Минусинска в форме, определенной статьей 10 Закона о размещении заказов, в материалы дела не представлено.

Следовательно, администрация и Совет депутатов неправомерно с нарушением норм действующего законодательства, в частности  Закона о размещении заказов приняли соответствующие нормативные акты, которыми предусмотрели выделение МУП «Память» субсидий в 2012 году для содержания мест захоронения.

Действия администрации, связанные с принятием постановления, которым определен ограниченный круг лиц (в данном случае МУП «Память»), имеющих право на получение субсидии, и Совета депутатов, связанные с принятием решения, которым предусмотрено выделение субсидии за счет местного бюджета по текущему содержанию мест захоронения МУП «Память», создают дискриминационные условия для других хозяйствующих субъектов, поскольку МУП «Память» получило преимущественные условия при осуществлении предпринимательской деятельности, что нарушает принцип самостоятельности и состязательности хозяйствующих субъектов, желающих участвовать в конкурентной борьбе на товарном рынке текущего содержания мест захоронения.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 01.07.2013 по делу № А33-14258/2012 в кассационном порядке не обжаловалось).

8. Передача органом местного самоуправления по концессионному соглашению имущества, которое не входило в перечень имущества при проведении торгов на право заключения концессионного соглашения, является нарушением положений статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Решением антимонопольного органа городская администрация признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о  защите конкуренции, что выразилось в передаче хозяйственному обществу сооружений «тепловая сеть» и прочего муниципального имущества (здания, машины и оборудование, транспортные средства, сети) с несоблюдением порядка, установленного действующим законодательством, в том числе Федеральным законом от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях».

В соответствии с положениями главы 3 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» концессионные соглашения заключаются путем проведения конкурса. Конкурс может быть открытым или закрытым.

Администрацией опубликовано сообщение о проведении конкурса на право заключения концессионного соглашения в отношении муниципальных объектов теплоснабжения.

Суд апелляционной инстанции в ходе анализа содержания концессионного соглашения между администрацией и хозяйственным обществом, актов приема-передачи имущества установил, что в качестве объекта концессионного соглашения определены 359 сооружений тепловых сетей, из них семь объектов определены как требующие реконструкции, при этом администрацией передано частично муниципальное имущество, не определенное публикацией на проведение конкурса на право заключения концессионного соглашения в отношении муниципальных объектов теплоснабжения и конкурсной документацией.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что действия администрации нарушают часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции и приводят к ограничению конкуренции за обладание правами на объекты коммунальной инфраструктуры, поскольку хозяйственному обществу  было передано иное имущество, в отношении которого торги не проводились.

Довод администрации о том, что имущество, «иное имущество» указанное в приложении № 1 к концессионному соглашению, а также в дополнительном соглашении к нему, образует единое целое с объектом концессионного соглашения, отклонен судом на том основании, что передача имущества концессионеру без проведения торгов, независимо от того, является ли это имущество сложной вещью, свидетельствует о нарушении порядка, установленного Законом о концессионных соглашениях.

Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.08.2012 по делу № А33-13677/2011 постановление суда апелляционной инстанции от 20.04.2012 оставлено без изменения. В ВАС РФ законность постановления суда апелляционной инстанции не проверялась.

9. Утверждение органом местного самоуправления конкурсной документации, предусматривающей включение нескольких маршрутов в состав одного лота (укрупнение лотов) не является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, поскольку соответствующие распоряжения, которыми предусмотрено включение нескольких маршрутов с небольшой интенсивностью пассажиропотоков в состав одного лота, основаны на конкретных нормах федерального закона, а отсутствие у какого-либо хозяйствующего субъекта необходимых условий для участия в определенном конкурсе не свидетельствует о том, что акты органов местного самоуправления, предусматривающие определенные требования для участников конкурса, определенные лоты конкурса в условиях экономического развития, ограничивают конкуренцию.

Решением антимонопольного органа  администрация  признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части принятия распоряжений о проведении открытого конкурса на право заключения договора на выполнение муниципальной программы пассажирских перевозок автомобильным транспортом в городе Красноярске по маршрутам с небольшой интенсивностью пассажиропотоков, которыми утверждена конкурсная документация, предусматривающая включение нескольких маршрутов в состав одного лота (укрупнение лотов), что привело к ограничению круга претендентов на право осуществления пассажирских перевозок в рамках вышеуказанных муниципальных программ, и соответственно, к ограничению конкуренции на рынке пассажирских перевозок автомобильным транспортом в городе Красноярске по маршрутам с небольшой интенсивностью пассажиропотоков.

Третий арбитражный апелляционный суд, оставляя решение суда первой инстанции без изменения и отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы антимонопольного  органа основывался на следующих обстоятельствах выводах:

- действующее законодательство относит вопросы создания условий для предоставления транспортных услуг населению и организация транспортного обслуживания населения в границах городского округа к компетенции органов местного самоуправления и дает право названным органам принимать меры для создания таких условий в пределах своей компетенции, в том числе самим определять необходимые действия, порядок и целесообразность их совершения;

- спорные акты по утверждению конкурсной документации были приняты администрацией в соответствии с действующими законодательством и в пределах полномочий, установленных Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;

- лица, участвующие в деле, не оспаривали методику определения маршрутов с небольшой интенсивностью пассажиропотоков, перечень маршрутов с небольшой интенсивностью пассажиропотоков, протяженность и пролегание маршрутов, их начальные и конечные точки, вместимость транспортных средств, определенную для каждого маршрута и количество транспортных средств, необходимых для обслуживания каждого маршрута;

- наличие лотов, в которые включены несколько маршрутов, с указанием требуемого количества пассажирского транспорта общего пользования вызвано необходимостью обеспечить транспортными услугами всех жителей города Красноярска.

- установленные администрацией требования не носят персонифицированный характер, распространяют свое действие на всех без исключения возможных участников торгов, в связи с чем такие требования нельзя считать необоснованными, создающими препятствия для осуществления предпринимательской деятельности;

- антимонопольным органом не представлено доказательств того, что объединение нескольких маршрутов в один лот ограничивают конкуренцию и являются препятствием для осуществления предпринимательской деятельности, а также не связаны с обеспечением безопасности дорожного движения и качества оказываемых услуг по перевозке пассажиров.

Суд апелляционной инстанции отклонил доводы антимонопольного органа о том, что обеспечению конкуренции на рынке пассажирских перевозок с небольшой интенсивностью пассажиропотоков будет способствовать формирование лота по принципу «один лот равен одному маршруту», поскольку с учетом обстоятельств дела наличие (отсутствие) у хозяйствующего субъекта необходимых условий для участия в конкурсе является причиной возможности (невозможности) участия хозяйствующего субъекта в конкурсе, зависящей от самого хозяйствующего субъекта, и не обусловлено принятием администрацией соответствующего муниципального правового акта, в том числе устанавливающего лоты конкурса, объединяющие несколько маршрутов.

Суд кассационной инстанции дополнительно указал, что выводы судов соответствуют подходу, сформировавшемуся в практике арбитражных судов Российской Федерации, заключающемуся в том, что формирование лотов с включением нескольких маршрутов используется для наиболее эффективного решения вопросов, отнесенных к самостоятельной компетенции органов местного самоуправления, и не направлено на ограничение свободы экономической деятельности хозяйствующих субъектов.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.01.2013 по делу № А33-8780/2012 постановлением  ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.04.2013 оставлено без изменения. Определением  ВАС РФ от 23.08.2013 №ВАС-11131/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления).

(Аналогичные выводы сделаны в постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.04.2013 по делу № А33-10489/2012, в кассационном порядке не обжаловалось).

10. Поскольку обстоятельств, которые требовали незамедлительного заключения контрактов с единственным подрядчиком в порядке, установленном подпунктом 6 пункта 2 статьи 55 Законом о размещении заказов, отсутствовали, заключение муниципального контракта на выполнение работ по строительству детского сада признано нарушением пункта 4 статьи 16 Закона о  защите конкуренции.

Антимонопольным органом принято решение, которым действия общества и департамента капитального строительства, выразившиеся в заключении муниципального контракта  на выполнение работ по строительству детского сада, признаны нарушением пункта 4 статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Третий арбитражный апелляционный суд, отклоняя доводы общества, указал, что материалами дела не подтверждается факт того, что заключение спорного контракта было направлено на оперативную ликвидацию последствий пожара. Из материалов дела следует, что необходимость строительства детского сада возникла до пожара, при этом муниципальными органами  муниципального района были совершены необходимые подготовительные действия, связанные со строительством детского сада.

Следовательно, положения пункта 6 части 2 статьи 55 Закона о размещении заказов, на которые сослались общество  и департамент капитального строительства, не подлежали применению к спорным правоотношениям, основания для размещения муниципального заказа у единственного подрядчика отсутствовали.

Кроме того, суд апелляционной инстанции подтвердил законность предписания антимонопольного органа о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения пункта 4 статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Относительно данного требования предписания и довода об отсутствии вины общества суд апелляционной инстанции указал, что взыскание в федеральный бюджет дохода, полученного от такой деятельности, является мерой публичной ответственности, которая применяется при установлении вины хозяйствующего субъекта. Данная правовая позиция основана на конституционно-правовом смысле положений статей 23, 37, 51 Закона о защите конкуренции, выявленном Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 24.06.2009 № 11-П, является общеобязательной и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Общество, заключая спорный контракт, не проявило необходимую разумность и добросовестность, должно был понимать, что данный контракт заключен в нарушение положений пункта 6 части 2 статьи 55 Закона о размещении заказа, поскольку отсутствовали обстоятельства, которые требовали незамедлительного заключения контракта.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17.04.2012 по делу № А33-18323/2011 в кассационном порядке не обжаловалось).

11. Заключение федеральным казенным учреждением, в качестве государственного заказчика, в течение одного квартала 5 контрактов на выполнение подрядных работ по диагностике автомобильной дороги на общую сумму 275 294 рубля не соответствовало положениям пункта 14 части 2 статьи 55 Закона о  размещении заказов, в связи с чем заключение данных контрактов (соглашений) правомерно признано антимонопольным органом нарушением пункта 4 статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Антимонопольным органом принято решение, в соответствии с которым управление дороги и предприниматель  признаны нарушившими пункт 4  статьи 16 Закона о защите конкуренции в части заключения соглашений на выполнение подрядных работ по ремонту (диагностика после завершения ремонта) участков автомобильной дороги М-54 «Енисей», ограничивающих доступ на рынок диагностики после завершения ремонта дорог.

Третий арбитражный апелляционный суд с учетом положений частей 1, 2 статьи 1, части 1 статьи 4, частей 1, 2 статьи 10, части 1, пункта 14 части 2 статьи 55 Закона о размещении заказов, а также распоряжения Министерства транспорта Российской Федерации от 05.11.2002 № ИС-994-р, Устава управления дороги, установил, что управление дороги осуществляет функции государственного заказчика в целях реализации на территории Российской Федерации государственной дорожной политики за счет средств федерального бюджета, и должно руководствоваться положения Закона о размещении заказов, в том числе в части заключения государственных контрактов в порядке, предусмотренном названными нормами Закона.

Применение способа размещения заказа, предусмотренного пунктом 14 части 2 статьи 55 Закона о размещении заказов, у единственного поставщика, в рассматриваемом случае недопустимо, поскольку управлением дороги в течение одного квартала заключены контракты на выполнение подрядных работ по диагностике автомобильной дороги с превышением предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке.

Доводы учреждения о том, что сам по себе факт заключения спорных контрактов (соглашений) не свидетельствует о наступлении конкретных негативных последствий для конкурентной среды, само нарушение не может быть квалифицировано по статье 16 Закона о защите конкуренции, отклонен судом апелляционной инстанции, поскольку квалифицирующими признаками применительно к данной статье выступают реальные либо возможные негативные последствия для определенной конкурентной среды и выявление причинной связи между определенными соглашением и (или) согласованными действиями и такими последствиями. Заключение спорных соглашений исключило возможность иных хозяйственных субъектов, оказывающих аналогичные услуги участвовать в размещении государственного заказа. Данные действия ограничивают доступ хозяйствующих субъектов на рынок оказания услуг диагностики автомобильных дорог, и, следовательно, могли привести к недопущению, устранению, ограничению конкуренции.

Суд кассационной инстанции сделал дополнительный вывод о том, что в тех случаях, когда требуется проведение торгов, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, их непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении торгов в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.10.2012 по делу № А69-933/2012 оставлено без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.01.2013  ).

12. Допуск к выполнению работ для муниципальных нужд хозяйствующего субъекта до проведения аукционов и установления в аукционной документации требований, которые фактически не могли быть выполнены другим хозяйствующим субъектом, правомерно квалифицированным антимонопольным органом по части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Решением антимонопольного органа департамент городского хозяйства  признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, ограничивающих конкуренцию, выразившихся в частности в допуске общества к выполнению работ для муниципальных нужд  до проведения аукционов и заключения муниципальных контрактов, в предоставлении ему информации в приоритетном порядке об объемах работ и предстоящих торгах, создании преимущественных условий для участия в аукционах.

Третий арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда о законности решения антимонопольного органа, поскольку установленные департаментом в составе аукционной документации спорных аукционов условия о сроках выполнения работ (фактически 7 дней: с 08.12.2009 по 15.12.2009), их качественной составляющей с учетом географических и климатических условий региона, в котором планировалось осуществление работ (на непереувлажненном и недеформированном земляном полотне и т.д.), не позволили какому-либо иному хозяйствующему субъекту, кроме данного общества, выполнить данные работы. При этом соответствующие работы фактически были выполнены обществом до проведения аукциона.

Суд апелляционной инстанции признал, что вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о создании со стороны департамента преимущественных условий для обществоа участия в открытых аукционах, чем соответственно ограничил круг потенциальных участников, что в свою очередь привело к ограничению и ущемлению конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.10.2012 по делу № А33-5724/2012 в кассационном порядке не обжаловалось).

I.III.

При оценке действий, связанных с предоставлением государственной или муниципальной преференции в нарушение требований, установленных главой 5 Закона о защите конкуренции, на предмет их соответствия статьям 15, 16 названного закона были сделаны следующие выводы.

13. Дача органом государственной власти согласия на отчуждение государственного имущества без предварительного согласия антимонопольного органа и последующая его продажа являются нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Министерство земельных и имущественных отношений Республики Тыва обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа.  Оспариваемым решением министерство признано нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части дачи согласия на отчуждение государственного имущества, принадлежащего на праве хозяйственного ведения государственным унитарным предприятиям, путем издания соответствующих распоряжений. Министерство признано нарушившим пункт 7 части 1 статьи 15, статьи 19 и 20 Закона о защите  конкуренции при отчуждении государственного имущества с нарушением главы 5 Закона о конкуренции.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении  заявленного требования, пришел к выводу о том, что оспариваемые акты антимонопольного органа не противоречат требованиям действующего законодательства и не нарушают  права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Оставляя без изменения решение суда, суд апелляционной инстанции указал, что нарушением антимонопольного законодательства с учётом обстоятельств дела признаны последовательные действия министерства по даче согласия на отчуждение государственного имущества без предварительного согласия антимонопольного органа и последующая его продажа. Фактические обстоятельства свидетельствуют о доказанности антимонопольным органом того, что действия министерства могли в данном случае привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Суд апелляционной инстанции установил, что сроки, в которые были последовательно совершены действия министерства, направленные на отчуждение государственного имущества, свидетельствуют о том, что передача муниципального имущества на праве хозяйственного ведения была произведена не с целью использования его для уставной деятельности государственных унитарных предприятий, а с целью последующей продажи имущества в обход  норм законодательства, регулирующих его продажу. Доказательства, подтверждающие  использование предоставленных нежилых помещений для осуществления хозяйственной деятельности государственных унитарных предприятий, в материалах дела отсутствовали. Дача согласия на продажу недвижимого имущества обусловлена тем, что содержание данных объектов требует дополнительных финансовых затрат на коммунальные услуги и проведения текущего и капитального ремонта объектов. В этой связи апелляционный суд признал доказанным, что в данном случае передача имущества с целью последующей его продажи является государственной преференцией, предоставление которой требует  предварительного согласия антимонопольного органа.

Поскольку спорное недвижимое имущество, на отчуждение которого  министерством дано согласие, реализовано государственными унитарными  предприятиями без проведения торгов; документы, подтверждающие  обращение министерства с заявлением о даче согласия на предоставление такой преференции, а также согласие антимонопольного органа на предоставление преференции, в материалах дела отсутствуют, суды пришли к  выводу о доказанности антимонопольным органом наличия в действиях министерства нарушения требований части 1, пункта 7 части 1  статьи 15 Закона о защите конкуренции, поскольку последующее предоставление государственного имущества  государственными унитарными предприятиями конкретным хозяйствующим субъектам без проведения торгов (конкурса, аукциона) создает для последних преимущественные условия в получении указанного имущества и препятствует доступу к государственному ресурсу неопределенного круга лиц, которые также могут иметь намерение приобрести такое государственное имущество.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.08.2013 по делу № А69-206/2013 отменено постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.11.2013  в части отказа в удовлетворении заявления о признании недействительным предписания антимонопольного органа, в отмененной части заявленные требования удовлетворены – то есть вышеприведенные выводы оставлены неизменными).

14. Действия органа местного самоуправления по передаче имущества, находящегося в муниципальной собственности, в аренду без получения предварительного согласия антимонопольного органа и без проведения процедуры торгов с нарушением статьи 17.1, 19 Закона о защите конкуренции, являются предоставлением муниципальной преференции и образуют нарушение части 1 статьи 15 названного закона.

Муниципальный орган предоставил в аренду обществу муниципальное имущество на основании договора от 05.07.2010 без получения предварительного согласия антимонопольного органа и без проведения торгов.

Муниципальный орган ссылался на то, что арендные отношения сложились ранее внесения изменений в статью 17.1 Закона о защите конкуренции, их основанием служил договор, заключенный еще 16.08.2007.

Однако судом установлено, что срок действия договора от 16.08.2007 был установлен с 16.08.2007 до 14.05.2010; то есть срок действия этого договора истек, договор от 05.07.2010 заключен как самостоятельный.

Суд указал, что согласно части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции (в редакции, действующей на дату заключения договора от 05.07.2010) заключение договоров аренды, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров.

Названные процедуры являлись обязательными при предоставлении муниципальной помощи (преференции) в соответствии с требованиями статей 19, 20 Закона о защите конкуренции (в его первоначальной редакции от 26.10.2006 и последующих редакциях).

Частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции (как в редакции, действовавшей на момент заключения договоров аренды муниципального имущества от 05.07.2010, так и в действующей редакции) органам местного самоуправления запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

Случаи принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия) в отношении муниципального имущества предусмотрены  статьей 19 Закона о защите конкуренции, на основании которой в соответствии с полномочиями органов местного самоуправления муниципальная помощь   (с 01.01.2010 - муниципальная преференция) может предоставляться в целях, определенных данной статьей.

Пунктом 1 части 2 статьи 19 Закона о защите конкуренции (с 01.01.2010 - пунктом 1 части 4 статьи 19 того же Закона) установлено, что не является муниципальной помощью (муниципальной преференцией) предоставление преимущества отдельному лицу, в том числе по результатам торгов.

Статьей 20 Закона о защите конкуренции определен порядок предоставления муниципальной помощи (с 01.01.2010 - муниципальной преференции), включающий получение предварительного согласия антимонопольного органа.

Договоры аренды 2007 года и 2010 года заключены в период действия закона, требующего обязательного проведения торгов (Закон о защите конкуренции), поэтому действия администрации образуют нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.12.2013 по делу № А33-4880/2013 в кассационном порядке не обжаловалось)

15. В случае, если отношения по аренде муниципального имущества возникли с момента заключения договора, заключенного до вступления в силу Закона о защите конкуренции, предусматривающего требования о проведении торгов либо получения согласия антимонопольного органа на передачу муниципального имущества в аренду, заключение нового договора аренды на срок до 01 июля 2015 года с субъектом малого предпринимательства соответствует части 4 статьи 53 Закона о защите конкуренции и не является нарушением части 1 статьи 15 названного закона.

Антимонопольный орган расценил передачу субъекту малого предпринимательства в аренду муниципального имущества на основании договора от 19.10.2011 как предоставление преференции и нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Вместе с тем, суд установил, что арендные отношения между органом местного самоуправления и обществом, являющимся субъектом малого предпринимательства, по поводу передачи в аренду спорного имущества возникли с момента заключения договора от 4 февраля 2004 года, то есть до вступления в силу Закона о защите конкуренции, предусматривающего требования о проведении торгов либо получения согласия антимонопольного органа на передачу муниципального имущества в аренду.

Суд указал, что в  соответствии с частью 4 статьи 53 Закона о защите конкуренции в редакции, действующей на момент заключения договора от 19.10.2011, до 1 июля 2015 года разрешается заключение на новый срок без проведения конкурсов или аукционов договоров аренды, указанных в частях 1 и 3 статьи 17.1 названного  закона и заключенных до 1 июля 2008 года с субъектами малого или среднего предпринимательства, за исключением субъектов малого и среднего предпринимательства, указанных в части 3 статьи 14  Федерального закона от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», и субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих добычу и переработку полезных ископаемых (кроме общераспространенных полезных ископаемых), при условии отсутствия на момент заключения такого договора аренды на новый срок оснований для его досрочного расторжения, предусмотренных гражданским законодательством. При этом заключение предусмотренных настоящей частью договоров аренды возможно на срок не более чем до 1 июля 2015 года.

В связи с этим суд пришел к  выводу о том, что передача муниципального имущества по договору от 19.10.2011 сроком до 20.07.2014 осуществлена в соответствии положениями части 4 статьи 53 Закона о защите конкуренции; и в действиях органа местного самоуправления отсутствует нарушение предусмотренное частью 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.12.2013 по делу № А33-4286/2013 в кассационном порядке не обжаловалось).

16. Предоставление органом местного самоуправления преференции муниципальному учреждению в виде выделения ему субсидии без предварительного согласования с антимонопольным органом является предоставлением преференции с нарушением статьи 19 Закона о защите конкуренции  и нарушением части 1 статьи 15 названного закона.

Орган местного самоуправления, оспаривая решение антимонопольного органа, полагал, что субсидия была предоставлена муниципальному учреждению в соответствии с нормативным правовым актом представительного органа местного самоуправления о бюджете и в силу  статьи 19 Закона о защите конкуренции предварительного согласия антимонопольного органа на предоставление данной субсидии не требовалось.

Суд не согласился с этим выводом и указал следующее. 

А) выделение субсидии является преференцией, поскольку согласно разделу III Бюджетного кодекса Российской Федерации предоставление субсидий юридическим лицам относится к расходам бюджета.

В силу пункта 1 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам - производителям товаров, работ, услуг предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг.

При таких условиях, учитывая, что предоставление субсидий предприятию в целях, указанных в пункте 1 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации, свидетельствует о предоставлении отдельному хозяйствующему субъекту преимущества, обеспечивающего более выгодные условия деятельности, в виде выплаты ему из бюджета денежных средств, следует признать, что субсидия являлась муниципальной преференцией.

Б) Такая преференция может быть выдана только с согласия антимонопольного органа.

Статьей 20 Закона о защите конкуренции определен порядок предоставления муниципальной помощи (с 01.01.2010 - муниципальной преференции), включающий получение предварительного согласия антимонопольного органа.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции запрещается предоставление государственной или муниципальной преференции в нарушение требований, установленных главой 5 настоящего Федерального закона.

Из положений пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции следует, что государственные или муниципальные преференции - предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот, государственных или муниципальных гарантий.

Согласно части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции государственная или муниципальная преференция в целях, предусмотренных частью 1 настоящей статьи, предоставляется с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа, за исключением случаев, если такая преференция предоставляется на основании федерального закона, правового акта Президента Российской Федерации, правового акта Правительства Российской Федерации, законов субъектов Российской Федерации о бюджете, нормативных правовых актов органов местного самоуправления о бюджете, содержащих либо устанавливающих порядок определения размера государственной или муниципальной преференции и ее конкретного получателя.

В) Преференция может быть предоставлена без предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа если такая преференция предоставляется на основании нормативных правовых актов органов местного самоуправления о бюджете, содержащих либо устанавливающих порядок определения размера государственной или муниципальной преференции и ее конкретного получателя; однако если преференция предоставляется на основании акта администрации,  то согласование с антимонопольным органом обязательно.

Согласно пункту 10 статьи 35 Федерального закона от 06.10.2003  № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ) в исключительной компетенции представительного органа местного самоуправления находятся утверждение местного бюджета и отчета о его исполнении.

Как следует из пункта 3 статьи 43 Федерального закона № 131-ФЗ представительный орган муниципального образования по вопросам, отнесенным к его компетенции федеральными законами, законом субъекта Российской Федерации, Уставом муниципального образования, принимает решения.

Статья 2 Бюджетного кодекса Российской Федерации относит к бюджетному законодательству в том числе, муниципальные правовые акты представительных органов муниципальных образований о местных бюджетах (сокращенно именуемых решением о бюджете).

Органы местного самоуправления вправе также принимать муниципальные правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения, в пределах своей компетенции в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации (пункт 5 статьи 3 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации субсидии юридическим лицам предоставляются из местного бюджета в случаях и порядке, предусмотренных решением представительного органа муниципального образования о бюджете и принимаемыми в соответствии с ним муниципальными правовым актами местной администрации.

При таких условиях следует признать, что бюджетное законодательство и законодательство о местном самоуправлении различают решения органа местного самоуправления о бюджете и акты местной администрации, регулирующие предоставление субсидий.

Решение (акт) органа местного самоуправления о бюджете - это решение представительного органа местного самоуправления о бюджете.

Акт местной администрации, регулирующий предоставлении субсидий, по своей правовой природе не идентичен акту представительного органа местного самоуправления о бюджете, и не является актом органа местного самоуправления о бюджете, на наличие которого указано в пункте 1 части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции.

Между тем, судом апелляционной инстанции установлено, что порядок предоставления субсидий из бюджета города  муниципальным предприятиям, осуществляющим текущее содержание, ремонт объектов благоустройства, принадлежащих им на праве хозяйственного ведения, определен не представительным органом местного самоуправления, а администрацией в принятом ею постановлении об утверждении названного порядка.

Решение городского Совета депутатов Красноярского края о бюджете города на 2010 год и плановый период 2011 - 2012 годов как акт о бюджете не содержало порядок определения размера муниципальной преференции и ее конкретного получателя.

При таких условиях антимонопольный орган обоснованно признал, что муниципальная преференция была предоставлена администрацией муниципальному предприятию в отсутствие акта представительного органа местного самоуправления, который бы содержал условия, указанные в пункте 1 части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции (а именно, порядок определения размера государственной или муниципальной преференции и ее конкретного получателя).

Поскольку названное обстоятельство обязывало администрацию в данном случае предоставить предприятию субсидию с предварительного согласия антимонопольного органа, которое получено не было, действия администрации правомерно были квалифицированы антимонопольным органом как нарушающие запрет, установленный пунктом 7 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.09.2013 по делу № А33-5120/2013).

(К таким же выводам Третий арбитражный апелляционный суд пришел по делу № А33-762/2013 - постановление от 19.08.2013, которое оставлено без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.12.2013. Определением ВАС РФ от 25.02.2014 № ВАС-1192/14 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ).

17. Передача хозяйствующему субъекту права пользования  сетями (муниципальным имуществом) по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, не является нарушением требований части 1 статьи 15 названного закона. При этом не имеет правого значения, какую часть передаваемое имущество составляет по отношению к имуществу, которое находится во владении и пользовании субъекта, претендующего на муниципальное имущество.

Обществом в судебном порядке оспорено решение  антимонопольного органа  в части выдачи предписания:

- районному Совету депутатов об отмене актов, нарушающих антимонопольное законодательство;

- отделу по управлению муниципальным имуществом  о прекращении нарушения части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, ограничивающих (могущих ограничить) конкуренцию, связанных с предоставлением обществу без проведения торгов муниципального имущества (объектов инженерно-технического обеспечения); с этой целью отделу по управлению муниципальным имуществом надлежит принять меры по возврату муниципального имущества, переданного обществу по договору аренды в казну муниципального образования и осуществлять дальнейшую передачу муниципального имущества хозяйствующим субъектам в пользование с соблюдением требований антимонопольного законодательства.

Решением Арбитражного суда Красноярского края в удовлетворении заявленных требований отказано.

Третий арбитражный апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные требования, установил, что при вынесении  оспариваемого решения антимонопольный орган исходил из отсутствия оснований для применения  пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, поскольку передаваемое в аренду обществу имущество является значительно большей частью электросетевого хозяйства (около 90 процентов), чем электрические сети, находящиеся в собственности у общества.

Пунктом 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предусмотрено исключение из правила по заключению договоров аренды муниципального имущества в аренду только по результатам торгов, в соответствии с которым предоставление муниципального имущества в аренду без проведения торгов допускается лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности.

Судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что статья 17.1 Закона о защите конкуренции, а также иные нормы названного Закона и действующего законодательства не предусматривают для применения исключения, предусмотренного пунктом 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, при заключении договора аренды муниципального имущества условия о том, что часть имущества, передаваемого в аренду, должна составлять определенный размер (процент, долю) в отношении всего имущества, либо должна быть меньше или больше той части электрической сети, которая находится во владении и пользовании субъекта, претендующего на муниципальное имущество

На основании установленных по делу обстоятельств и учитывая, что антимонопольным органом не опровергнуты обстоятельства нахождения в собственности общества  части сетей от полученных муниципальных сетей, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в силу пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции основания для предоставления обществу спорного муниципального имущества по результатам торгов отсутствуют, поскольку спорные электрические сети с установленными на них КТП, переданные обществу по договору аренды, являются частью соответствующей сети электроснабжения, которая находится во владении или пользовании у лица, претендующего на такой участок сети, и данная часть сети и сеть являются технологически связанными.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.06.2013 по делу №А33-498/2013 оставлено без изменения постановлением  ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.10.2013).

I.IV

Нарушения, связанные с предоставлением земельных участков органами местного самоуправления, которые были оценены антимонопольным органом и судом как нарушения статей 15 и 16 Закона о защите конкуренции.

18. Невыполнение органом местного самоуправления обязанности по публичному информированию населения о возможном или предстоящем предоставлении земельного участка для строительства, оформление акта выбора земельного участка конкретному лицу без проведения публичных процедур  является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании  недействительными  решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением администрация признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, ограничивающих (могущих ограничить) конкуренцию, направленных на предоставление земельного участка хозяйствующему субъекту для строительства магазина посредством предварительного согласования и утверждения акта о выборе земельного участка без соблюдения публичных процедур.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из того, что антимонопольным органом доказано нарушение администрацией части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в связи с неисполнением последней установленной частью 3 статьи 31 Земельного кодекса Российской Федерации обязанности по публичному информированию населения о возможном или предстоящем предоставлении спорного земельного участка, оформлением акта о выборе земельного участка конкретному лицу без такого публичного информирования.

Суд апелляционной инстанции согласился с данными выводами, указав, что действия органа местного самоуправления городских или сельских поселений по информированию населения является его обязанностью именно на этапе выбора земельного участка, поскольку в силу правила пункта 1 статьи 31 Земельного кодекса Российской Федерации каждый гражданин или юридическое лицо, заинтересованные в предоставлении земельного участка для строительства объекта нежилого назначения, имеют право обратиться с заявлением о выборе земельного участка и предварительном согласовании места размещения объекта в соответствующий орган местного самоуправления, который обязан обеспечить такой выбор и в случае наличия нескольких заявлений право на заключение договора аренды земельного участка подлежит выставлению на торги по правилам пункта 4 статьи 30 Земельного кодекса Российской Федерации.

На этой стадии населением могут быть заявлены возражения против размещения конкретного объекта, а заинтересованными лицами поданы документы на получение того же участка под застройку объектами аналогичного или иного назначения, для чего должен быть определен разумный срок реагирования на соответствующую информацию.

Исходя из системного толкования предусмотренных статьей 31 Земельного кодекса Российской Федерации стадий и условий выбора земельного участка под строительство, акт о выборе земельного участка может быть оформлен конкретному лицу только после такого публичного информирования населения о предоставлении данного земельного участка.

По смыслу положений пункта 3 статьи 31 Земельного кодекса Российской Федерации об обязательном публичном информировании населения о возможном предоставлении конкретного земельного участка под строительство объекта нежилого назначения с предварительным согласованием места его размещения заинтересованные лица не лишены возможности подать заявления о предоставлении им того же земельного участка, даже зная о наличии иных претендентов.

При этом Земельный кодекс Российской Федерации не ограничивает существование указанного права во времени моментом обращения первого из заинтересованных лиц в орган местного самоуправления и не устанавливает каких-либо критериев приоритета или отбора при множественности претендентов.

Из толкования норм Земельного кодекса Российской Федерации, регулирующих порядок предоставления земельного участка для строительства с предварительным согласованием места размещения объекта, судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что в  ситуации множественности претендентов предоставление земельного участка должно осуществляться путем проведения торгов по правилам пункта 4 статьи 30 Земельного кодекса Российской Федерации. Торги в данном случае являются способом определения лица, которому будет предоставлен участок, из претендентов, обратившихся с заявлением о предоставлении им того же земельного участка после публичного информирования населения о возможном предоставлении конкретного земельного участка под строительство объекта с предварительным согласованием места его размещения.

Руководствуясь  правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в постановлении от 14.09.2010 № 4224/10, апелляционный суд указал, что получение права на  земельный участок для строительства, на который претендуют несколько лиц, должно быть реализовано посредством проведения торгов.

Доводы администрации об исполнении ею обязанности по предварительному публичному информированию населения о предоставлении земельного участка для строительства путем размещения соответствующей информации в телевизионном эфире и на информационном стенде не нашли своего подтверждения.

Установив, что администрацией не исполнена обязанность по предварительному публичному информированию населения о предоставлении земельного участка и акт выбора земельного участка утвержден конкретному лицу без такого публичного информирования, суд апелляционной инстанции признал обоснованным вывод антимонопольного органа о том, что предоставление физическому лицу спорного земельного участка для строительства путем предварительного согласования и утверждения акта о выборе земельного участка с нарушением пункта 3 статьи 31 и пункта 4 статьи 30 Земельного кодекса Российской Федерации является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, поскольку указанные действия (бездействие), решения администрации привели к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.03.2013 по делу № А33-14316/2012 в кассационной инстанции не обжаловалось. Аналогичные выводы содержатся в постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда по делам № А33-14054/2012,  №А33-14055/2012).

19. Предоставление администрацией земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, одному из хозяйствующих субъектов, претендующих  на его получение, без проведения публичных процедур, является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения антимонопольного органа. Оспариваемым решением администрация признана нарушившей часть 1 статьи 15 Закона о защите  конкуренции в части издания распоряжения о предоставлении  земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, в аренду хозяйствующему субъекту без  проведения публичных процедур. Антимонопольный орган пришел к выводу о том, что указанные действия ограничили доступ к получению в аренду земельного  участка (муниципального имущества) для размещения временного объекта иным хозяйствующим  субъектам, следствием чего стало недопущение и ограничение конкуренции.

Соглашаясь с выводами антимонопольного органа и отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из того, что действия администрации, выразившиеся в издании распоряжения о предоставлении земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, в аренду обществу  без проведения публичных процедур, лишило возможности хозяйствующих субъектов, подавших заявление после опубликования информации, претендовать на получение земельного участка под размещение временного объекта,  что является ограничением конкуренции и нарушением антимонопольного законодательства.

Оставляя  решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции установил, что с заявлениями о предоставлении спорного земельного участка обратились несколько хозяйствующих субъектов. Земельный участок согласован одному из хозяйствующих субъектов, остальным обратившимся лицам в его предоставлении отказано. При этом администрацией в соответствии со статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации не принят акт, устанавливающий процедуру и критерии предоставления земельных участков для целей, не связанных со строительством, а также предусматривающий порядок рассмотрения заявок и принятия решений. При решении вопроса о предоставлении земельных участков администрация руководствовалась Положением о порядке размещения временных объектов на территории города Ачинска, утвержденным постановлением администрации города Ачинска от 26.04.2010 № 125-п, которым не предусмотрен порядок рассмотрения вопроса при подаче двух и более заявок на один земельный участок.

Апелляционный суд указал, что в рассматриваемом случае наличия нескольких заявок на один и тот же земельный участок, предоставление испрашиваемого земельного участка должно было осуществляться с применением процедуры торгов, предусмотренных   статьей 38 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 447, 448 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Предоставление земельных участков для целей, не связанных со строительством, без проведения торгов при обращении нескольких претендентов с заявлениями о предоставлении земельного участка, нарушает принципы справедливости, публичности, открытости и  прозрачности процедур предоставления земельных участков, установленные статьей 34  Земельного кодекса Российской Федерации.

На этом основании суд апелляционной инстанции подтвердил правильность выводов антимонопольного органа и суда первой инстанции о том, что предоставление администрацией  земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, одному из хозяйствующих субъектов, претендующих  на его получение, без проведения публичных процедур, является нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, поскольку такие действия органа местного самоуправления лишают иных претендентов возможности получить земельный участок и ограничивают тем самым конкуренцию.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.04.2012 по делу № А33-18014/2011 в кассационном порядке не обжаловалось).

I.V.

Иные действия и бездействие, акты органов государственной власти и органов местного самоуправления, которые в рамках обжалования решений  антимонопольных органов оценивались судом на соответствие статьям 15 и 16 Закона о защите конкуренции.

20. Невыполнение органом местного самоуправления обязанности по выдаче хозяйствующему субъекту технических условий на присоединение здания к сетям инженерно-технического обеспечения образует нарушение пункта 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Администрация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением администрация признана нарушившей пункт 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в связи с неисполнением последней обязанности по выдаче обществу технических условий подключения строящегося объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленного требования,  исходил из того, что оспариваемые ненормативные правовые  акты соответствуют Закону о защите конкуренции и не нарушают права и законные интересы заявителя.

Оставляя без изменения решение суда, суд апелляционной инстанции установил, что в нарушение части 9 статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации, Правил определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 №83, администрацией не выполнена обязанность по выдаче обществу технических условий на присоединение здания к сетям инженерно-технического обеспечения. Невыполнение администрацией данной обязанности создало препятствия для осуществления обществом деятельности по строительству многопрофильного общественного комплекса на земельном участке, предоставленном обществу для строительства.

Отсутствие технических условий подключения объекта капитального  строительства к сетям инженерно-технического обеспечения не позволило обществу обратиться к соответствующим лицам за разработкой проектной документации, а также к администрации за выдачей разрешения на строительство комплекса.

Следовательно, администрация своим бездействием по непредоставлению обществу технических условий необоснованно препятствовало осуществлению деятельности хозяйствующим субъектом. 

На этом основании суд апелляционной инстанции согласился с выводами антимонопольного органа и суда первой инстанции о квалификации указанного бездействия администрации по пункту 2 части 1 статьи 15 закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.04.2012 по делу № А33-18081/2011 оставлено без изменения постановлением  ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.07.2012).

21. Установление не предусмотренных законодательством Российской Федерации индивидуальных запретов на ввоз товара свидетельствует об ограничении конкуренции. Выдача органом государственной власти хозяйствующему субъекту предписания о запрете использования подконтрольного товара и временная приостановка оборота подконтрольного груза, сопровождаемого ветеринарным сертификатом, является нарушением пунктов 2 и 3 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Красноярскому краю (далее - управление Россельхознадзора)  обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением управление Россельхознадзора  признано нарушившим пункты 2 и 3 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, что выразилось в установлении не предусмотренных законодательством Российской  Федерации требований к грузу (шрот подсолнечный), поставляемому в адрес организации-покупателя, и препятствовании осуществлению деятельности поставщика данного товара.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из доказанности антимонопольным органом нарушения управлением Россельхознадзором запретов, установленных пунктами 2 и 3 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, поскольку выдача предписаний предупредительного характера и временная приостановка оборота подконтрольных грузов, перемещаемых в пределах таможенной территории Таможенного союза, путем выдачи таких предписаний, законом не предусмотрена. Суд указал на отсутствие доказательств нарушения ветеринарно-санитарных требований при перемещении подконтрольного груза на таможенной территории Таможенного союза.

Соглашаясь с указанными выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, учитывая факт выдачи ветеринарного сертификата государственным ветеринарным инспектором Таможенного союза, пришел к выводу о том, что перевозка в адрес организации-покупателя шрота подсолнечного осуществлена в пределах таможенной территории Таможенного союза в соответствии с требованиями Положения о едином порядке осуществления ветеринарного контроля на таможенной границе Таможенного союза и таможенной территории Таможенного союза, Единых ветеринарных (ветеринарно-санитарных)  требований, предъявляемых к товарам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору), утвержденных решением Комиссии Таможенного союза от 18.06.2010 № 317.

Подтверждая незаконность действий управления Россельхознадзора, связанных с вынесением предписания о передаче товара на изолированное хранение без права использования на корм животным,  суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Основанием для совершения управлением  Россельхознадзора действий по выдаче предписания послужила телефонограмма Россельхознадзора о регистрации на территории Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан в декабре 2011 года вспышки ящура крупного рогатого скота.

Вместе с тем, апелляционный суд установил, что ограничения на ввоз на  территорию Российской Федерации шрота подсолнечного из Республики Казахстан Россельхознадзор в установленном порядке не вводил, в этой связи у управления Россельхознадзора отсутствуют полномочия по введению ограничений на ввоз подконтрольных товаров в пределах таможенной территории Таможенного союза. Отсутствие установленного Россельхознадзором запрета на ввоз на территорию Российской Федерации шрота подсолнечного и наличие оформленного на данную продукцию ветеринарного сертификата исключает возможность признания покупателя либо поставщика  нарушившими требования ветеринарного законодательства.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что управление Россельхознадзора выдало предписание с нарушением законодательно установленных требований, установленный управлением Россельхознадзора запрет на использование подконтрольных товаров, ввозимых из Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан, ограничивает  свободу экономической деятельности хозяйствующих субъектов и такие действия обоснованно признаны антимонопольным органом нарушением пунктов 2 и 3 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Постановлением  Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа судебные акты судов первой и апелляционной инстанций  по делу №А33-13092/2012 оставлены без изменения.

Определением  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.2013 № ВАС-14653/13 отказано в передаче дела № А33-13092/2012  для пересмотра в порядке надзора судебных актов.

(Аналогичные выводы содержатся в постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.03.2013 по делу № А33-13092/2012, которое оставлено без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.07.2013. Определением ВАС РФ от 22.10.2013 № ВАС-14656/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

22. Принятие органом местного самоуправления акта о получении выплат на содержание детей в кредитной организации, произвольно выбранной им без проведения конкурсных процедур, создает преимущества для указанной кредитной организации, необоснованно препятствует иным хозяйствующим субъектам, оказывающим  аналогичные услуги, осуществлять деятельность на данном рынке и  нарушает пункты 2, 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Мэрия обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением  мэрия и управление по опеке и попечительству признаны нарушившими пункты 2, 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части совершения действий, которые создают преимущества одному хозяйствующему субъекту - ОАО «Сбербанк России» по выплате ежемесячных денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой (попечительством), а также в необоснованном препятствовании осуществлению деятельности хозяйствующим субъектам.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из вывода о доказанности антимонопольным органом наличия в действиях мэрии и ее структурного подразделения нарушения пунктов 2, 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что Федеральным законом от 24.04.200 №48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», Законом Республики Тыва от 18.06.2007 № 195 ВХ-2 «О порядке и размерах выплаты денежных средств на содержание детей в семьях опекунов  (попечителей), в приемных семьях и вознаграждения, причитающегося приемным родителям» не установлена обязанность получателей  выплат и пособий на ребенка получать данные выплаты в какой-либо одной кредитной организации, определенной государственным органом (органом местного самоуправления). Доказательства проведения каких-либо конкурсных процедур при выборе конкретной  организации мэрией в материалы дела не представлены,  мэрия произвольно выбрала единственного  хозяйствующего субъекта для оказания соответствующих услуг - ОАО «Сбербанк России».

Апелляционным судом установлено, что своими действиями по изданию постановления от 02.11.2012 № 1984  «О переводе ежемесячных выплат на содержание детей в семьях опекунов (попечителей), в приемных семьях на  сберегательные книжки Сбербанка России», по распространению на зданиях отделений почтовой связи информации о том, что денежные средства на содержание (подопечных) детей будут перечисляться на сберегательные книжки Сбербанка, для чего всем получателям необходимо открыть счета, мэрия создала преимущества одному хозяйствующему субъекту -  ОАО «Сбербанк России», а также необоснованно препятствовала осуществлению деятельности иными хозяйствующими субъектами, имеющими возможность оказывать услуги по перечислению и выдаче выплат и пособий. Указанные обстоятельства  свидетельствуют о нарушении   пунктов 2 и 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Суд апелляционной инстанции отклонил доводы мэрии о том, что  постановление от 02.11.2012 № 1984 вынесено для обеспечения эффективности использования бюджетных средств (экономии), поскольку сам по себе факт наличия экономии не свидетельствует об отсутствии нарушений антимонопольного законодательства и не освобождает мэрию от обязанности соблюдать запреты, установленные пунктами 2, 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.11.2013 по делу № А69-1208/2013 в кассационном порядке не обжаловалось).

23. Отказ  хозяйствующему субъекту в продлении разрешения на размещение временного павильона по основаниям, не предусмотренным нормативным правовым актом органа местного самоуправления, является нарушением пункта 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Управление архитектуры обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением управление архитектуры признано нарушившим пункт 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в части отказа в согласовании продления срока размещения временного сооружения индивидуальному предпринимателю.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции исходил из неправомерности отказа органа местного самоуправления в согласовании предпринимателю продления срока размещения его временного сооружения, нарушении таким отказом запрета, установленного пунктом 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции установил, что решение о согласовании размещения павильона не принято архитектурно-планировочной комиссией со ссылкой на необходимость представления сведений из Департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации города о возможности размещения временного сооружения на земельном участке по месторасположению объекта.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции указал, что при продлении распоряжения на размещение временного сооружения (павильона) указанные сведения в соответствии  с Положением о порядке размещения временных сооружений на территории города, утвержденным постановлением администрации г. Красноярска от 09.02.2010 №55, не запрашиваются, соответствующая процедура не предусмотрена. В связи с этим, суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что указанное решение архитектурно-планировочной комиссии является необоснованным отказом продления предпринимателю разрешения на размещение временного сооружения.

Из других решений архитектурно-планировочной комиссии следует, что предпринимателю также отказано в продлении разрешения на размещение временного павильона в связи с тем, что срок действия разрешения на размещение временного павильон истек. Апелляционный суд указал, что указанное основание не содержится в пункте 2.14 названного Положения, устанавливающем исчерпывающий перечень оснований для отказа в продлении срока размещения временного сооружения. Установленный в пункте 2.11 названного Положения срок для обращения с заявлением носит организационный характер и его пропуск не является основанием для отказа в рассмотрении  заявления по существу. Управлением архитектуры не указаны обстоятельства, препятствующие рассмотрению заявления предпринимателя о выдаче согласования при наличии необходимых разрешительных документов, а также причины, препятствующие размещению павильона предпринимателя в ранее согласованном месте. 

Суд апелляционной инстанции признал, что отказом предпринимателю в размещении временного павильона управлением архитектуры созданы препятствия для осуществления предпринимателем хозяйственной деятельности. Следовательно, действия управления архитектуры противоречат пункту 2 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.04.2012 по делу № А33-16621/2011 в кассационном порядке не обжаловалось).

24. Отказ  органа местного самоуправления в согласовании предпринимателю пункта посадки и высадки пассажиров автобусов при отсутствии на то правовых оснований образует нарушение статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Администрация закрытого административно-территориального образования обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа. Оспариваемым решением администрация признана нарушившей статью 15 Закона о защите конкуренции в связи с отказом  индивидуальному предпринимателю  в согласовании места остановки автобусов пригородного регулярного маршрута.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа соответствуют требованиям действующего законодательства и не нарушают права и законные интересы администрации.

Оставляя без изменения решение суда, суд апелляционной инстанции исходил из того, что Закон Российской Федерации  от 14.07.1992 № 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании» не содержит ограничений в вопросах согласования остановочных пунктов. Наличие иных субъектов, обеспечивающих сообщение с краевым центром, также не может являться законным основанием для отказа в согласовании местонахождения остановочного пункта.

Довод администрации об отсутствии у нее обязанности по согласованию мест расположения остановок транспортных средств, осуществляющих пригородные перевозки, отклонен судом на том основании, что поскольку организация транспортного обслуживания населения находится в компетенции органа местного самоуправления, согласование местоположения остановок органами местного  самоуправления соответствует их функциям, в перечень документов, представляемых заявителем для открытия автобусных маршрутов, включается, в том числе, согласование остановочного пункта с органами местного самоуправления, по территории которых проходит соответствующий маршрут.

Суд апелляционной инстанции указал на правильность применения судом первой инстанции положений приказа Федеральной дорожной службы от 19.01.1999 № 10, а также на то, что временное отсутствие установленного Правительством Российской Федерации порядка  открытия, изменения и закрытия пригородных и межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок не может являться препятствием для открытия субъектами предпринимательства новых маршрутов регулярных перевозок, а также не может влиять на обязанность органов местного самоуправления согласовывать месторасположения автобусных остановок на пригородных и  межмуниципальных маршрутах, установленную иными нормативными правовыми актами.

Обязанность органов местного самоуправления по согласованию остановочных пунктов прямо предусмотрена пунктом 4.6  Положения об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами, утвержденного приказом Минтранса Российской Федерации от 08.01.1997 № 2.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отказ  администрации в согласовании предпринимателю пункта посадки и высадки пассажиров автобусов на оборудованной автобусной остановке является необоснованным и препятствующим осуществлению предпринимателем хозяйственной деятельности.

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.07.2012 по делу № А33-1701/2012 в кассационном порядке не обжаловалось).

25. Поскольку представительный орган местного самоуправления (Совет депутатов) принял решение о корректировке муниципальной инвестиционной программы, приведшей к увеличению уставного капитала муниципального предприятия в пределах своей компетенции, в соответствии нормам бюджетного и гражданского законодательства, то его действия не могут быть расценены нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Решением антимонопольного органа Совет депутатов признан нарушившим часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Выводы антимонопольного органа основывались на следующих обстоятельствах. Пунктом 1.3.6 решения Совета депутатов от 06.09.2011  № 15-265 «О внесении изменений в решение Красноярского городского Совета депутатов от 14.12.2010 № 12-214 «О бюджете города на 2011 год и плановый период 2012 - 2013 годов» в адресную инвестиционную программу города Красноярска на 2011 год и плановый период 2012 - 2013 годов были внесены изменения, предусматривающие финансирование увеличения уставного фонда МП «Горэлектротранс» на 85 000 000 рублей за счет бюджета города. По мнению антимонопольного органа, действия Совета депутатов по установлению формы финансирования в виде увеличения уставного фонда МП «Горэлектротранс» позволили последнему привлечь общество в качестве поставщика троллейбусов пассажирских в количестве 20 единиц для муниципальных нужд без проведения торгов. Антимонопольный орган признал, что действия, связанные с увеличением уставного фонда создали дискриминационные условия для деятельности другого общества, а также других хозяйствующих субъектов, осуществляющих свою деятельность на товарном рынке поставки троллейбусов пассажирских, создали преимущественные условия деятельности для общества  и нарушают принцип самостоятельности и состязательности хозяйствующих субъектов, выступающих участниками товарного рынка поставки троллейбусов и свидетельствует о неэффективном использовании средств бюджета.

Суды пришли к выводу о том, что решение о корректировке муниципальной инвестиционной программы принято Советом депутатов в рамках полномочий, предоставленных ему законом, в пределах своей компетенции, соответствует нормам бюджетного и гражданского законодательства.

При этом суды исходили из того, что:

- в соответствии с частью 10 статьи 35 Федерального закона № 131-ФЗ, статьей 28 Устава города Красноярска к исключительной компетенции  Совета депутатов относится, в частности, утверждение местного бюджета и отчета о его исполнении;

- в соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ создание условий для предоставления транспортных услуг населению и организация транспортного обслуживания населения в границах городского округа относится к вопросам местного значения городского округа;

- в целях решения вопросов местного значения органы местного самоуправления поселений, муниципальных районов и городских округов обладают полномочиями по созданию муниципальных предприятий и учреждений, осуществлению финансового обеспечения деятельности муниципальных казенных учреждений и финансового обеспечения выполнения муниципального задания бюджетными и автономными муниципальными учреждениями, а также формированию и размещению муниципального заказа (пункт 3 части 1 статьи 17 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ);

- увеличение уставного фонда государственного или муниципального предприятия может осуществляться за счет дополнительно передаваемого собственником имущества, а также доходов, полученных в результате деятельности такого предприятия (пункт 2 статьи 14 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ) и соответствует положениям пункта 5 статьи 79 Бюджетного кодекса Российской Федерации;

- вопросы о поставке товаров, выполнения работ, оказания услуг, в том числе о заказе основных средств (троллейбусов) у конкретного поставщика Советом депутатов не рассматривались, соответствующее решение не принималось. Дальнейшие действия заинтересованных лиц по приобретению (в том числе за счет выделенных из бюджета средств) троллейбусов конкретной марки у конкретного поставщика, на которые указывает антимонопольный орган в оспариваемом решении и апелляционной жалобе, не подтверждают выводы антимонопольного органа о нарушении именно Советом депутатов антимонопольного законодательства (части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции).

(Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 по делу № А33-1633/2013 оставлено без изменения постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.11.2013).

4. СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ, ВЫЯВЛЕННЫЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБЗОРА 

По результатам обобщения сложившейся судебной практики спорных вопросов, требующих дополнительного обсуждения, не выявлено.  

 

 

Судья                                                                                                                        Н.А. Морозова

И.о. председателя  административно-                                                                
правовой коллегии                                                                                                 Е.В.Севастьянова