Новости

11.08.2020

Разъяснения Федеральной налоговой службы Российской Федерации

На официальном сайте Федеральной налоговой службы РФ опубликовано Письмо от 06.08.2020 № ШЮ-4-13/12599@ «Об отдельных вопросах налогообложения внутригрупповых услуг».

07.08.2020

Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации

На официальном сайте Верховного суда РФ опубликован Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 2 (2020), утвержденный Президиумом Верховного суда РФ 22.07.2020 г.

07.08.2020

Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора

На официальном сайте Верховного суда РФ опубликован Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, утвержденный Президиумом Верховного суда РФ 22.07.2020 г.

Анализ практики рассмотрения в 2015 году Третьим арбитражным апелляционным судом споров, связанных с применением бюджетного законодательства РФ

Дата: 
16.06.2016

Анализ
практики рассмотрения в 2015 году Третьим арбитражным апелляционным судом споров,
связанных с применением бюджетного законодательства Российской Федерации

В соответствии с планом работы Третьего арбитражного апелляционного суда на первое полугодие 2016 года подготовлен анализ практики рассмотрения в 2015 году Третьим арбитражным апелляционным судом споров, связанных с применением бюджетного законодательства Российской Федерации.

Предметом изучения настоящего анализа являются постановления, вынесенные Третьим арбитражным апелляционным судом за период с января 2015 года по декабрь 2015 года. Анализ подготовлен с учетом проверки законности постановлений Третьего арбитражного апелляционного суда Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа.

Целью подготовки анализа является обобщение позиций, сформулированных в постановлениях Третьего арбитражного апелляционного суда, соотнесение выводов, сделанных Третьим арбитражным апелляционным судом при рассмотрении названных споров, с правовыми позициями, сформулированными Арбитражным судом Восточно-Сибирского округа, повышение качества судебных актов, а также выявление спорных вопросов, представляющих трудности в их решении.

По структуре анализ включает в себя следующие части:

- часть 1 «Общие положения и статистические данные»;

- часть 2 «Выводы Третьего арбитражного апелляционного суда»

Раздел 1. Споры о возмещении вреда, причинённого органами государственной власти и местного самоуправления.

Подраздел 1.1. Споры о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и органов местного самоуправления, а так же их должностными лицами.

Подраздел 1.2 Споры о взыскании убытков, причиненных действиями судебных приставов-исполнителей.

Подраздел 1.3. Споры о возмещении убытков, возникших в результате разницы между экономически обоснованными тарифами на энергию и тарифами, утвержденными для расчетов с потребителями.

Подраздел 1.4. Споры о взыскании убытков, возникших в результате предоставления льгот отдельным категориям граждан

Раздел 2. Споры, связанные с получением или возвратом субсидий из бюджетов.

Подраздел 2.1 Споры, связанные с получением субсидий из бюджетов.

Подраздел 2.2. Споры, связанные с возвратом субсидий в бюджет и с взысканием их с получателей.

Раздел 3. Споры, возникающие в ходе исполнения судебных актов в отношении организаций, финансируемых из бюджета.

Подраздел 3.1. Споры, связанные с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

Подраздел 3.2. Споры, связанные с применением бюджетного законодательства в ходе исполнительного производства.

Раздел 4. Полномочия органов финансово-бюджетного надзора при проведении проверок.

Раздел 5. Нарушения бюджетного законодательства.

Подраздел 5.1 Нецелевое использование бюджетных средств их получателями.

Подраздел 5.2. Иные нарушения бюджетного законодательства.

Раздел 6. Результаты бюджетного контроля и их оспаривание.

Подраздел 6.1. Компетенция арбитражных судов по делам об оспаривании результатов бюджетного надзора.

Подраздел 6.2. Требования к предписаниям и представлениям, принимаемым по результатам бюджетного надзора.

Раздел 7. Нарушения законодательства о защите конкуренции как результат несоблюдения требований бюджетного законодательства.

Раздел 8. Споры, связанные с бюджетами государственных внебюджетных фондов.

Подраздел 8.1 Споры с Фондом обязательного медицинского страхования Российской Федерации.

Подраздел 8.2. Споры с Фондом социального страхования Российской Федерации.

- часть 3 «Проблемные вопросы правоприменения».

 

Часть 1. Общие положения и статистические данные

Статья 2 Бюджетного кодекса Российской Федерации  определяет, что бюджетное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о федеральном бюджете, федеральных законов о бюджетах государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, законов субъектов Российской Федерации о бюджетах субъектов Российской Федерации, законов субъектов Российской Федерации о бюджетах территориальных государственных внебюджетных фондов, муниципальных правовых актов представительных органов муниципальных образований о местных бюджетах (далее - закон (решение) о бюджете), иных федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актов представительных органов муниципальных образований, регулирующих правоотношения, указанные в статье 1 настоящего Кодекса.

К числу нормативных актов, регулирующих бюджетные правоотношения, относятся Указы Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальные правовые акты.

Исходя из статьи 1 Кодекса, к бюджетным правоотношениям относятся:

отношения, возникающие между субъектами бюджетных правоотношений в процессе формирования доходов и осуществления расходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, осуществления государственных и муниципальных заимствований, регулирования государственного и муниципального долга;

отношения, возникающие между субъектами бюджетных правоотношений в процессе составления и рассмотрения проектов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, утверждения и исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, контроля за их исполнением, осуществления бюджетного учета, составления, рассмотрения и утверждения бюджетной отчетности;

отношения, связанные со статусом участников бюджетного процесса;

отношения, связанные с привлечением к ответственности за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации.

Таким образом, все нормативные акты, регулирующие эти вопросы, входят в состав бюджетного законодательства Российской Федерации.

В силу этого предметом настоящего анализа являются все постановления, принятые Третьим арбитражным апелляционным судом в 2015 году по делам, при рассмотрении которых были применены нормы, регулирующие бюджетные отношения, вне зависимости от того, какова категория рассматриваемого спора.

Такое определение предмета изучения усложняет формирование статистических данных.

Исходя из раздела 3 «Результаты рассмотрения дел по категориям споров c 1 января 2015 года по 31 декабря 2015 года» отчета о работе Третьего арбитражного апелляционного суда c 1 января 2015 года по 31 декабря 2015 года, к числу споров, связанных с применением бюджетного законодательства, могут быть отнесены следующие категории споров.

Категория 21 «Споры из внедоговорных обязательств»,

21.1 «о возмещении вреда»

            21.1.1 «причиненного федеральными государственными органами» - 11 дел

                       21.1.1.1 в т.ч. судебными приставами-исполнителями – 7 дел,

            21.1.2 «причиненного государственными органами субъектов РФ» - 7 дел,

                       21.1.3 «причиненного органами местного самоуправления» - 2 дела.

Категория 22 «Споры, связанные с применением бюджетного законодательства» (всего 34 дела),

22.1 «о нецелевом использовании бюджетных средств» - 8 дел,

22.1.1 «в т.ч. федерального бюджета» - 2 дела,

22.4 «о взыскании убытков за счет средств соответствующего бюджета, связанных с реализацией законов о предоставлении льгот отдельным категориям граждан» - 6 дел,

при этом дел по категориям 22.2 «в связи с предоставлением юридическому лицу бюджетных средств на возвратной и возмездной основе» и 22.3 «об обжаловании действий (бездействия) органов, исполняющих судебные акты» в статистическом отчете не указано.

Из категории 31 «об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) гос. органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделённых федер. законом отдельными гос. или иными публичными полномочиями, должностных лиц» к предмету анализа могут быть отнесены дела категории

31.4 «государственных внебюджетных органов» - 45 дел,

31.4.1  «в т.ч. Пенсионного фонда» - 24 дела.

Из категории 32 «связанные с применением законодательства об административных правонарушениях» к предмету анализа могут быть отнесены постановления по делам категории

32.1 «об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности»,

32.1.7 «органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере» - 34 дела.

Так же к предмету  анализа в полном объеме относятся постановления по делам категории 33 «о взыскании с организаций и граждан обязательных платежей и санкций, если не предусмотрен иной порядок их взыскания» - всего 35 дел, из них

            33.1 «по заявлениям Пенсионного фонда» - 10 дел,

33.2 «по заявлениям Фонда социального страхования» - 10 дел.

Итого, 148 дел.

Сравнение указанных данных со сведениями по этим же категориям споров за 2014 год и 2013 год позволяет говорить о неуклонном увеличении числа данных споров, что видно из таблицы:

Вид спора

Категория

2015

2014

2013

Споры из внедоговорных обязательств

21

257

230

240

 

о возмещении вреда

21.1

93

90

79

 

причиненного федеральными государственными органами

21.1.1

11

10

20

 

В т.ч.

судебными приставами-исполнителями

21.1.1.1

7

4

4

 

причиненного государственными органами субъектов РФ

21.1.2

7

8

5

 

причиненного органами местного самоуправления

21.1.3

2

1

3

связанные с применением бюджетного законодательства

22

34

32

18

Из них

о нецелевом использовании бюджетных средств

22.1

8

5

5

В т.ч.

федерального бюджета

22.1.1

2

1

3

в связи с предоставлением юридическому лицу бюджетных средств на возвратной и возмездной основе

22.2

0

0

0

об обжаловании действий (бездействия) органов, исполняющих судебные акты

22.3

0

3

1

о взыскании убытков за счет средств соответствующего бюджета, связанных с реализацией законов о предоставлении льгот отдельным категориям граждан

22.4

 

6

7

2

об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) гос. органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделённых федер. законом отдельными гос. или иными публичными полномочиями, должностных лиц

31

614

585

592

Из них

федеральных государственных органов

31.1

318

323

307

В т.ч.

антимонопольных органов

31.1.1

212

228

174

судебных-приставов-исполнителей

31.1.2

84

56

71

государственных органов субъектов РФ

31.2

24

40

59

органов местного самоуправления

31.3

14

46

112

государственных внебюджетных органов

31.4

45

60

86

В т.ч.

Пенсионного фонда

31.4.1

24

25

21

связанные с применением законодательства об административных правонарушениях

32

542

830

703

об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности

32.1

341

657

489

органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере

32.1.7

34

90

0

о взыскании с организаций и граждан обязательных платежей и санкций, если не предусмотрен иной порядок их взыскания

33

35

37

9

Из них

по заявлениям Пенсионного фонда

33.1

10

29

3

по заявлениям Фонда социального страхования

33.2

10

8

0

Причинами увеличения числа споров является усложнение бюджетного законодательства; увеличение количества правоотношений между лицами, чей статус регулируется нормами бюджетного законодательства и иными участниками хозяйственной деятельности; активность органов, контролирующих соблюдение законодательства в данной сфере в связи с общей тенденцией ужесточения финансовой дисциплины.

Эти причины показывают, что число данных споров будет увеличиваться и в дальнейшем.

Помимо изложенного, результаты анализа показывают, что бюджетное законодательство применялось и при рассмотрении иных споров, например, о взыскании задолженности в порядке субсидиарной ответственности с публично-правового образования  как с собственника имущества ликвидируемого автономного учреждения, из налоговых правоотношений, и т.д.

Однако указанные категории не изучались, поскольку применение бюджетного законодательства при рассмотрении данных дел не носит самостоятельного характера, на указанные нормы суд ссылается только для обоснования выбора примененной нормы соответствующей отрасли права (гражданского или налогового законодательства); самостоятельных проблем, связанных именно с применением норм бюджетного права, при этом обычно не возникает.

В общей сложности при подготовке настоящего анализа изучено 230 постановлений Третьего арбитражного апелляционного суда, где так или иначе применялись нормы бюджетного законодательства.

Часть 2. Выводы Третьего арбитражного апелляционного суда

Раздел 1. Споры о возмещении вреда, причинённого органами государственной власти и местного самоуправления.

Подраздел 1.1. Споры о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и органов местного самоуправления, а так же их должностными лицами

1. Основанием для взыскания убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и органов местного самоуправления, а так же их должностными лицами является ненадлежащее исполнение указанными органами и лицами своих обязанностей.

С муниципального образования за счет казны муниципального образования в лице Финансового управления его администрации были взысканы в пользу Общества убытки, возникшие в результате уклонения Управления имущества администрации данного муниципального образования от реализации преимущественного права истца на выкуп арендуемого помещения как субъекта малого предпринимательства – в результате чего общество оплачивало арендную плату и несло дополнительные расходы.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.10.2015 по делу № А33-3981/2015

Решением суда были удовлетворены исковые требования Общества о взыскании с муниципального образования в лице Финансового управления его администрации за счет казны муниципального образования убытков, возникших в результате неправомерного исключения ответчиком истца из инвестиционной программы  по развитию системы холодного водоснабжения, что привело к невозможности возместить понесенные им расходы на реализацию данной программы.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17.03.2015 по делу № А33-11663/2014

2. Ответчиком по спорам о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями органов государственной власти и органов местного самоуправления или их должностными лицами являются соответствующие публично-правовые образования в лице распорядителя бюджетных средств.

Общество обратилось с требованием о взыскании за счет средств казны муниципального образования город Красноярск убытков в виде расходов по уплате вознаграждения за получение банковской гарантии и инфляционных потерь, которые были понесены вследствие того, что Общество приступило к исполнению муниципального контракта на строительство, заключенного с муниципальным заказчиком, в то время как отсутствовал отведенный в соответствии с действующим законодательством земельный участок, предназначенный для строительства подрядчиком объекта, строительство которого являлось предметом муниципального контракта. Данное обстоятельство делало исполнение контракта невозможным. При этом отсутствие распорядительного акта в отношении предоставления земельного участка, а также, соответственно, невозможность получения разрешения на строительство было очевидно для заказчика как на дату размещения аукционной документации, так и на дату заключения муниципального контракта.

Убытки были взысканы с муниципального образования город Красноярск в лице департамента финансов администрации города Красноярска. Последний в жалобе указывал, что муниципальное образование должен представлять департамент градостроительства администрации города Красноярска, являющийся главным распорядителем бюджетных средств при финансировании муниципального контракта.

Суд  пришел к выводу о том, что убытки в связи с неисполнением муниципальным заказчиком условий муниципального контракта подлежат взысканию с муниципального образования город Красноярск в лице департамента финансов администрации города Красноярска за счет казны, в силу двух причин:

1) Решением Красноярского городского Совета депутатов от 11.12.2007 № 15-359 «О бюджетном процессе в городе Красноярске» главным распорядителем бюджетных средств по выполнению функций органами местного самоуправления определен финансовый орган администрации города Красноярска (статья 10 решения), и при этом согласно пункту 1.1. распоряжения Администрации города Красноярска от 15.04.2009 № 66-р «Об утверждении Положения о департаменте финансов администрации города Красноярска», департамент финансов администрации г. Красноярска является структурным подразделением администрации г. Красноярска, организующим исполнение бюджета города Красноярска и исполняющим судебные акты по искам к муниципальному образованию город Красноярск;

2) денежные средства на возмещение убытков, возникших в связи с заключением муниципального контракта  до департамента градостроительства администрации города Красноярска доведены не были. Расходы бюджета на исполнение муниципального контракта и на возмещение убытков различны и подлежат отдельному учету.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.04.2015 по делу № А33-14358/2014

В рамках дела №А33-10257/2014 суд удовлетворил требования истца о расторжении договора, заключенного с департаментом муниципального имущества и земельных отношений администрации г. Красноярска на размещение временного сооружения (павильона) поскольку размещение его в месте, определенном департаментом градостроительства администрации г. Красноярска было невозможно физически и противоречило законодательству.

Возникшие в связи с этим убытки (разницу между покупной и продажной ценой временного сооружения и сумму неустойки за просрочку товара на базе изготовителя временного сооружения) суд взыскал с департамента градостроительства администрации г. Красноярска, а в случае недостаточности денежных средств в порядке субсидиарной ответственности с муниципального образования г. Красноярск в лице администрации
г. Красноярска за счет казны муниципального образования.

Кроме того, суд взыскал с департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации г. Красноярска, в случае недостаточности денежных средств в порядке субсидиарной ответственности с муниципального образования г. Красноярск в лице администрации г. Красноярска, за счет казны муниципального образования, в пользу общества сумму неосновательного обогащения (сумма, перечисленная по договору аренды земельного участка).

Заявитель апелляционной жалобы – муниципальное образование город Красноярск в лице Администрации города Красноярска, возражало против привлечения себя в таковом статусе к ответственности и указывало, что муниципальное образование город Красноярск должен представлять департамент финансов администрации города Красноярска.

Суд с этим доводом не согласился, указав следующее.

Решением Красноярского городского Совета депутатов от 11.12.2007 № 15-359 «О бюджетном процессе в городе Красноярске» главным распорядителем бюджетных средств по выполнению функций органами местного самоуправления определен финансовый орган администрации города Красноярска (статья 10 решения)

Согласно пункту 1.1. распоряжения Администрации города Красноярска от 15.04.2009 № 66-р «Об утверждении Положения о департаменте финансов администрации города Красноярска», департамент финансов администрации города Красноярска является структурным подразделением администрации города Красноярска, организующим исполнение бюджета города Красноярска и исполняющим судебные акты по искам к муниципальному образованию город Красноярск.

Учитывая, что департамент финансов является структурным подразделением администрации города Красноярска, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о правомерном привлечении муниципального образования город Красноярск в лице администрации города Красноярска в качестве субсидиарного ответчика по заявленным требованиям.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.04.2015 по делу № А33-10257/2014

Подраздел 1.2 Споры о взыскании убытков, причиненных действиями судебных приставов-исполнителей

3. Ответчиком по требованию о взыскании убытков, причиненных действиями судебных приставов-исполнителей, является Российская Федерация в лице Федеральной службы судебных приставов.

С Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов в пользу Общества взысканы убытки, возникшие в связи с утратой заложенного имущества, переданного на хранение должнику судебным приставом-исполнителем, в ходе исполнительного производства.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.01.2015 по делу № А33-12945/2014; Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.04.2015 по делу № А33-12945/2014 данное постановление оставлено без изменения.

Убытки по такому же основанию взысканы в деле № А33-16379/2014 - Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.08.2015

4. Убытки, причиненные лицу в ходе исполнительного производства вне связи с действиями судебного пристава-исполнителя, не могут быть взысканы с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов и должны взыскиваться с лица, непосредственно их причинившего.

Общество (взыскатель) требовало:

1) с Банка возмещения убытков, возникших в связи с неисполнением Банком постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счете должника,

2) с ФССП убытков, возникших в связи с прекращением судебным приставом-исполнителем исполнительного производства в отношении должника, в результате чего истцу не была перечислена задолженность.

Убытки с Банка были взысканы, во взыскании убытков с ФССП было отказано, поскольку истцом не представлено достаточных доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями (или бездействием) службы судебных приставов исполнителей и невозможностью взыскания денежных средств со счета  в Банке. Суд сделал вывод о том, что возможность взыскания денежных средств в размере достаточном для исполнения исполнительного листа имелась. Однако Банком действия по списанию денежных средств в течение длительного времени не осуществлялись.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.09.2015 по делу № А33-13241/2014

Подраздел 1.3. Споры о возмещении убытков, возникших в результате разницы между экономически обоснованными тарифами на энергию и тарифами, утвержденными для расчетов с потребителями

5. Разница между экономически обоснованным тарифом на теплоснабжение  и горячую воду и тарифом, утвержденным для расчетов с потребителями, подлежит взысканию в пользу ресурсоснабжающей организации.

Муниципальное предприятие обратилось  с исковым заявлением к Республике Хакасия в лице Министерства финансов Республики Хакасия о взыскании убытков, возникших в результате разницы между утвержденным Государственным комитетом по тарифам и энергетике Республики Хакасия экономически обоснованным тарифом на тепловую энергию и горячую воду и тарифом, утвержденным для расчетов с потребителями.

Тепловая энергия подавалась истцом в жилые дома для нужд граждан по тарифам, установленным Государственным комитетом по тарифам и энергетике Республики Хакасия, которые были ниже, чем реальная стоимость коммунального ресурса, производимого Предприятием.

Финансовые потребности организации коммунального комплекса, необходимые для реализации ее производственной программы, обеспечиваются за счет средств, поступающих от оказания услуг данной организацией по тарифам на услуги, установленным для данной организации (часть 1 статьи 7 Закона № 210-ФЗ).

Возложение на ресурсоснабжающую организацию обязанности по поставке теплоресурса по тарифам, не обеспечивающим финансовых потребностей организации по возмещению затрат на производство, не соответствует положениям статей 3, 7, 9 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении», Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса».

Ресурсоснабжающая организация, являясь субъектом предпринимательской деятельности, не обязана отвечать по социальным обязательствам публично-правового образования и безвозмездно предоставлять льготы потребителям за счет собственных ресурсов. В то же время публично-правовое образование вправе установить для населения плату за коммунальные услуги ниже стоимости коммунального ресурса, поставляемого предприятием. Установив такую плату, публично-правовое образование за счет средств собственного бюджета обязано возместить истцу выпадающие доходы.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 29.03.2011 № 2-П, если применение мер тарифного регулирования предполагает возникновение разницы между утвержденным тарифом для определенной группы потребителей, например, населения, и утвержденным для другой группы потребителей экономически обоснованным тарифом, отражающим реальные затраты ресурсоснабжающей организации на производство соответствующего ресурса (далее - межтарифная разница), предполагается возмещение в таких случаях этой организации понесенных ею экономических потерь.

Практика рассмотрения споров, связанных со взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей, определена постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 87 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных со взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей» (далее - Постановление № 87), из которого следует, что возникновение межтарифной разницы служит прямым следствием реализации полномочий по государственному регулированию цен (тарифов), поэтому субъектом, обязанным возместить ресурсоснабжающей организации расходы, обусловленные установлением тарифа в размере ниже экономически обоснованного, должно быть то публично-правовое образование, уполномоченным органом которого было принято соответствующее тарифное решение.

При этом данным публично-правовым образованием должна быть установлена компенсация потерь ресурсоснабжающей организации, вызванных межтарифной разницей.

В пункте 4.2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29.03.2011 № 2-П указано, что возникновение межтарифной разницы служит прямым следствием реализации полномочий по государственному регулированию цен (тарифов) на тепловую энергию, соответственно, субъектом, обязанным возместить теплоснабжающей организации расходы, обусловленные установлением тарифа на уровне ниже экономически обоснованного, должно быть то публично-территориальное образование, уполномоченным органом которого было принято соответствующее тарифное решение - по общему правилу субъектом Российской Федерации.

Поскольку приказами Госкомтарифэнерго Хакасии для Муниципального предприятия были утверждены тарифы, отличные от экономически обоснованных, и применение экономически необоснованных (льготных) тарифов при расчетах с населением привело к возникновению у истца убытков в виде неполученных (выпадающих) доходов, то указанные убытки были взысканы с Республики Хакасия в лице Министерства финансов Республики Хакасия.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.11.2015 по делу № А74-954/2015

6. Убытки, возникшие в результате разницы между экономически обоснованным тарифом на теплоснабжение  и горячую воду и тарифом, утвержденным для расчетов с потребителями, взыскиваются с субъекта Российской Федерации.

Общество обратилось с иском:

1) к Республике Хакасия в лице Министерства финансов Республики Хакасия

2) к муниципальному образованию Расцветовский Сельсовет в лице Администрации Расцветовского сельсовета Усть-Абаканского района Республики Хакасия

о взыскании в солидарном порядке убытков, возникших у общества в связи с реализацией им коммунальных услуг и применением платы за коммунальные услуги, установленной Постановлением главы Расцветовского сельсовета на основании приказа Госкомтарифэнерго Хакасии.

Суд удовлетворил требования только к Республике Хакасия, поскольку Постановление Расцветовского сельсовета, по которому общество предоставляло гражданам коммунальные услуги за плату ниже установленного обществу экономически обоснованного тарифа было вынесено на основании приказа Госкомтарифэнерго Хакасии, то есть акта субъекта Российской Федерации.

Суд отклонил доводы Министерства финансов Республики Хакасия о том, что субъектом, обязанным возместить истцу расходы, должно быть то публично-правовое образование, уполномоченным органом которого было принято соответствующее тарифное решение – в данном случае это сельсовет, в силу следующего.

Обязанность возмещать потери теплоснабжающих организаций в виде межтарифной разницы, образовавшейся вследствие установления органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации тарифа на тепловую энергию для населения на уровне ниже экономически обоснованного, может быть возложена на органы местного самоуправления городских округов только в случае наделения их соответствующими полномочиями в порядке, установленном Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», с предоставлением необходимых для их реализации, включая компенсацию межтарифной разницы, финансовых и материальных средств.

Суд также отказал в требовании о привлечении к солидарной ответственности Министерства финансов Республики Хакасия и муниципального образования Расцветовского сельсовета в лице администрации Расцветовского сельсовета Усть-Абаканского района Республики Хакасия как противоречащих статье 322 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.07.2015 по делу № А74-7154/2014

7. Сумма убытков, возникших в связи с непредставлением ответчиком субсидий на возмещение убытков энергоснабжающих предприятий, связанных с применением государственных регулируемых цен на электроэнергию, вырабатываемую дизельными электростанциями для населения, взыскивается с муниципального образования за счет его казны в случае получения муниципальным образованием денежных средств от субъекта Российской Федерации.

Муниципальное предприятие обратилось с исковым заявлением к муниципальному образованию Кежемский район в лице Администрации Кежемского района о взыскании задолженности по соглашению о предоставлении субсидии на компенсацию выпадающих доходов. Судом требования удовлетворены.

В апелляционной жалобе муниципальное образование указывало, что полученные, но не перечисленные субсидии были возвращены Кежемским районом в бюджет Красноярского края.

Суд установил, что:

1) у Предприятия было право на получение выпадающих доходов,

2) субсидия была выплачена ему в меньшем размере, чем сумма возникших у него убытков,

3) Красноярский край принятые на себя расходные обязательства по предоставлению субвенции из краевого бюджета бюджету муниципального образования Кежемского района Красноярского края на реализацию решений, связанных с компенсацией энергоснабжающим организациям выпадающих доходов, возникающих в результате предоставления населению по регулируемым ценам (тарифам) электрической энергии, вырабатываемой дизельными электростанциями, исполнил в полном объеме.

В силу этого суд указал, что требования истца правомерно адресованы к муниципальному образованию.  То обстоятельство, что компенсация выпадающих доходов является расходным обязательством Красноярского края, подлежащим исполнению путем выделения субвенций муниципальному образованию, не лишает истца права обратиться с требованием к муниципальному образованию, обязанному выделить субсидии.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16.12.2015 по делу № А33-6970/2015.

8. Убытки  в виде разницы между утвержденной в тарифе стоимостью топлива и стоимостью топлива, фактически израсходованного на производство и передачу электрической энергии, реализуемой по регулируемым ценам, взыскиваются с бюджета муниципального образования в пределах сумм, полученных от субъекта Российской Федерации.

В качестве истца по иску выступила организация, осуществляющая производство и реализацию тепловой и электрической энергии на основании регулируемых тарифов. Приказами Региональной энергетической комиссии Красноярского края от 13.12.2012 № 402-п и № 403-п для истца установлены тарифы на тепловую и электрическую энергию на 2013 год. При этом, в тарифе на производство и передачу тепловой энергии на 2013 по статье «Топливо на технологические цели», в рамках ограничения темпа роста, затраты общества на приобретение топлива учтены в меньшем размере, чем истец заявлял.

Фактически истцом было израсходовано топлива больше.

Истец потребовал взыскания разницы в виде убытков с Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района в лице Управления развития инфраструктуры Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района.

В Законе Красноярского края от 11.12.2012 № 3-811 «О краевом бюджете на 2013 год и плановый период 2014 - 2015 годов» определено, что бюджетам муниципальных образований края, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками завоза грузов, на финансирование затрат теплоснабжающих и энергосбытовых организаций, осуществляющих производство и (или) реализацию тепловой и электрической энергии (далее - теплоснабжающие и энергосбытовые организации), возникших вследствие разницы между фактической стоимостью топлива и стоимостью топлива, учтенной в тарифах на тепловую и электрическую энергию на 2013 год, предоставляются субсидии при условии выполнения муниципальными образованиями края обязательств по долевому финансированию указанных расходов за счет средств местного бюджета в размере не менее 0,1 процента от общей суммы затрат теплоснабжающих и энергосбытовых организаций.

Субсидии предоставляются на основании соглашения, заключенного между министерством энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Красноярского края и администрацией соответствующего муниципального образования края.

Между Министерством энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Красноярского края и Администрацией Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района было заключено соглашение о предоставлении субсидии муниципальному образованию Красноярского края из краевого бюджета.

Таким образом, субъектом Российской Федерации - Красноярским краем предусмотрен правовой механизм компенсации потерь теплоснабжающих и энергосбытовых организаций, посредством предоставления целевых субсидий муниципальным образованиям, на которых в силу Закона Красноярского края от 11.12.2012 № 3-811 возлагается обязанность принять указанную субсидию, использовать по целевому назначению, а именно на финансирование затрат теплоснабжающих и энергосбытовых организаций, осуществляющих производство и (или) реализацию тепловой и электрической энергии, возникших вследствие разницы между фактической стоимостью топлива и стоимостью топлива, учтенной в тарифах на тепловую и электрическую энергию на 2013 год.

Суд исходил из того, что доказательств невыполнения Министерством энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Красноярского края условий Соглашения ответчиком в материалы дела не предоставлено, поэтому, с учетом необоснованности иных возражений ответчика, взыскал с Таймырского Долгано - Ненецкого муниципального района в лице Управления развития инфраструктуры Таймырского Долгано - Ненецкого муниципального района требуемую истцом сумму убытков.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.12.2015 по делу № А33-25143/2014

9. Пропуск срока подачи заявки на получение из бюджета разницы между экономически обоснованным тарифом на тепловую энергию и горячую воду и тарифом, утвержденным для расчетов с потребителями, не может влечь отказ в выделении денежных средств.

Общество реализовывало населению коммунальные услуги, получая плату, установленную в размере менее экономически обоснованного тарифа - с учетом предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги.

Между тем, Обществу было отказано в выплате выпадающих доходов по причине нарушения срока предоставления заявки.

Суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что у истца отсутствовала возможность обратиться за получением указанной компенсации в сроки, указанные в постановления Правительства Республики Хакасия – так как экономически обоснованный тариф для общества установлен на 2013 года только 05.12.2013. Отсутствие экономически обоснованного тарифа не позволяло обществу определить размер убытков, а также сформировать пакет документов, которые, в соответствии с порядком получения субсидий, должны были быть представлены до начала года.

Однако поскольку фактически общество понесло убытки, суд указал, что взыскание субсидии должно производиться за счет средств бюджета Республики Хакасия.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.07.2015 по делу № А74-7154/2014

Общество в период с 2010 по 2012 год предъявляло в квитанциях к оплате собственникам стоимость потребленных коммунальных услуг с учетом величины предельных индексов. В результате образовалась разница между суммами, начисленными и предъявленными к оплате собственникам помещений и суммами, предъявленными к оплате Обществом - выпадающие доходы. В связи с тем, что договоры на поставку ресурсов принятых в управление многоквартирных домов были заключены в более поздний срок, а счета-фактуры на оплату выставлялись несвоевременно, Общество не имело возможности подать расчеты в установленный срок.

Общество неоднократно обращалось в департамент городского хозяйства администрации города с письмами для решения вопроса о компенсации недополученных доходов за 2010 - 2012 годы; однако, поскольку расчеты были поданы несвоевременно, компенсация выпадающих доходов предоставлена не была.

Суд удовлетворил требования, указав, что постановление администрации г. Красноярска от 05.02.2008 № 5-а «Об утверждении Положения о порядке предоставления субсидии из бюджета города в целях возмещения недополученных доходов в связи с приведением размера платы граждан за коммунальные услуги в соответствие с предельным индексом изменения размера платы граждан за коммунальные услуги»  не предусматривает невозможности получения субсидий в случае подачи документов после 20 января. Данный срок является лишь процедурным (регламентным) сроком для подачи документов в Департамент. Никаких последствий пропуска этого срока (в том числе в виде отказа в субсидиях) ни самим постановлением администрации г. Красноярска от 05.02.2008 № 5-а, ни иными федеральными или региональными нормативно-правовыми актами не предусмотрено.

Федеральный закон от 26.12.2005 № 184-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» и некоторые законодательные акты Российской Федерации» не устанавливает какого-либо пресекательного срока существования права исполнителя коммунальных услуг на получение субсидий и не ограничивает возможность реализации этого права сроком или периодом.

Таким образом, данное право может быть реализовано и подлежит судебной защите в пределах общего срока исковой давности (статья 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.09.2015 по делу № А33-754/2015

10. При рассмотрении споров о взыскании убытков, возникших в результате разницы между экономически обоснованным тарифом и тарифом, утвержденным для расчетов с потребителями, орган, утвердивший тариф, привлекается в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В некоторых делах суд привлекал в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, орган субъекта Российской Федерации, который устанавливал тарифы, по которым осуществлялись расчеты с населением (например, дела №№ А74-7154/2014 и А74-954/2015 (Госкомтарифэнерго Хакасии)).

При этом в деле № А74-954/2015 суд указал, что с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 87 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных со взысканием потерь ресурсоснабжающих организаций, вызванных межтарифной разницей», у истца по настоящему делу отсутствует обязанность по оспариванию актов Госкомтарифэнерго Хакасии об установлении тарифа по спорному периоду регулирования, в связи с чем арбитражный суд первой инстанции правомерно отклонил доводы ответчика о том, что истцом не представлены доказательства незаконности актов Госкомтарифэнерго Хакасии об установлении тарифа по спорному периоду регулирования.

Подраздел 1.4. Споры о взыскании убытков, возникших в результате предоставления льгот отдельным категориям граждан

 

11.1. Обеспечение жильем инвалидов и их семей, вставших на учет после 01.01.2005, подлежит финансированию за счет субъектов Российской Федерации, а применительно к порядку предоставления жилых помещений на условиях социального найма - за счет жилищного фонда субъекта Российской Федерации.

11.2. Соответствующие расходы не могут быть взысканы в качестве убытков.

Во исполнение решения суда общей юрисдикции между Мэрией города Кызыла и гражданином был заключен договор социального найма жилого помещения. Тем самым муниципальным образованием «Город Кызыл» за счет средств бюджета понесены расходы в связи с передачей жилого помещения. При этом обязательство по обеспечению ребенка-инвалида жилым помещением возникло после 01.01.2005.

Положениями статьи 17 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» предусмотрено предоставление за счет средств федерального бюджета жилых помещений инвалидам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, вставшим на учет до 1 января 2005 года. Обеспечение жилыми помещениями инвалидов, вставших на учет после 1 января 2005 года, осуществляется в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации

Таким образом, обеспечение жильем инвалидов и их семей, вставших на учет после 1 января 2005 года, подлежит финансированию за счет средств субъектов Российской Федерации, а применительно к порядку предоставления жилых помещений на условиях социального найма - за счет жилищного фонда субъекта Российской Федерации.

Отношения, возникающие между Российской Федерацией и субъектом Российской Федерации в связи с предоставлением субвенций на обеспечение жильем инвалидов и их семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет после 1 января 2005 года, являются межбюджетными.

В рамках настоящего дела требование о взыскании убытков заявлено истцом к Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации. Субъект Российской Федерации в качестве ответчика не был привлечен по настоящему делу.

К межбюджетным отношениям не может быть применен порядок возмещения убытков, установленный Гражданским кодексом Российской Федерации. Оказание финансовой помощи субъектам осуществляется исключительно методами межбюджетного регулирования.

В связи с этим решение суда первой инстанции было отменено, в иске отказано.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.11.2015 по делу № А69-1886/2015

Раздел 2. Споры, связанные с получением или возвратом субсидий из бюджетов

Подраздел 2.1 Споры, связанные с получением субсидий из бюджетов

12.1. Орган государственной власти субъекта Российской Федерации  вправе требовать от органа местного самоуправления возврата суммы субсидии, необоснованно полученной из бюджета субъекта Российской Федерации.

12.2. Лица, которым органом местного самоуправления фактически была выдана субсидия в большем размере, чем причиталось, привлекаются к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

12.3. Орган государственной власти субъекта Российской Федерации  вправе требовать от органа местного самоуправления возврата суммы субсидии, необоснованно полученной из бюджета субъекта Российской Федерации только в сумме, пропорциональной своей доле в финансировании.

12.4. Срок исковой давности для обращения органа государственной власти субъекта Российской Федерации  с требованием к органу местного самоуправления о возврате суммы субсидии, необоснованно полученной из бюджета субъекта, должен исчисляться с момента проведения проверки.

Между Министерством сельского хозяйства Красноярского края и Администрацией Шушенского района заключено соглашение о порядке и условиях предоставления субсидии муниципальному образованию Красноярского края из краевого бюджета на софинансирование расходных обязательств муниципальных образований по предоставлению социальных выплат молодым семьям и молодым специалистам-участникам долгосрочных целевых программ муниципальных образований на строительство жилья в сельской местности на 2010 год.

В соответствии с настоящим соглашением муниципальному образованию предоставлялась субсидия в размере 23 004 000 рублей, а получатель обязался использовать ее по целевому назначению и обеспечить софинансирование в размере 255 600 рублей за счет средств местного бюджета.

Министерство в 2010 году перечислило администрации субсидию на общую сумму 23 004 000 рублей.

По результатам проверки, проведенной в 2013 году, было установлено, что фактическая площадь жилых помещений, построенных молодыми специалистами, меньше размера общей площади помещений, использовавшейся для определения размера социальной выплаты.

По мнению Министерства, вследствие указанных нарушений субсидия на социальные выплаты подлежала пересчету и возврату в бюджет Красноярского края в размере 810 000 рублей, в отношении конкретных получателей субсидий – пяти человек.

Министерство сельского хозяйства Красноярского края обратилось с иском к Администрации Шушенского района о взыскании суммы субсидии. При этом получатели субсидии – указанные пять человек, были привлечены в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Согласившись с тем, что фактическая площадь приобретенных помещений составляет меньшую величину, чем площадь, на которую предоставлялись соответствующие субсидии, суд счел обоснованными требования Министерства о перерасчете и возврате субсидий, однако в расчете учел долю субсидии, предоставленная из бюджета Красноярского края, а не всю сумму полученной субсидии, исходя из расчета, например 5,7 кв. м (разница в площади) х 30 000 рублей х 0,9 (доля субсидии, предоставленная из бюджета Красноярского края) = 153 900 рублей.

При этом довод администрации о том, что субсидия была использована полностью, поэтому основания для ее возврата отсутствуют, суд отклонил.

Администрация указала на пропуск Министерством срока давности обращения в суд.

Суд согласился с тем, что применению подлежит установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Начало течения срока исковой давности определено правилами статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Поскольку о необходимости перерасчета субсидии истец узнал из акта проверки, составленного 18.10.2013 (плановая выездная проверка проводилась в период с 08.10.2013 по 11.10.2013), то срок исковой давности следует исчислять с указанной даты.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.11.2015 по делу № А33-4900/2015

13. Предоставление соискателем субсидии неполного пакета документов для ее получения является правомерным основанием для отказа органом в предоставлении субсидии.

Кооператив обратился в суд с заявлением к администрации района о признании незаконным решения об отказе  в предоставлении Кооперативу субсидии на возмещение части затрат на уплату страховой премии по договору страхования урожая сельскохозяйственных культур, осуществляемого с государственной поддержкой.

В соответствии с Постановлением Правительства Красноярского края, устанавливающим порядок предоставления субсидий за счет средств федерального бюджета на возмещение части затрат сельскохозяйственных товаропроизводителей на уплату страховых премий по договорам сельскохозяйственного страхования в области растениеводства и животноводства, среди документов, необходимых для получения субсидии сельскохозяйственными товаропроизводителями представлению в исполнительный орган местного самоуправления муниципального района подлежат копии платежных поручений об уплате сельскохозяйственным товаропроизводителем 50 процентов страховой премии (страхового взноса) по договору сельскохозяйственного страхования.

Кооператив вместе с заявлением представил одно платежное поручение, оплата по которому не соответствовала критериям для получения субсидии – сумма была меньше страховой премии, которая должна была быть уплачена исходя из условий договора страхования.

В этой ситуации суд указал, что отказ был законен, последующая доплата кооперативом суммы страховой премии на законность отказа в приеме документов на предоставление субсидий не влияла.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 по делу № А33-17443/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.09.2015 по делу № А33-17443/2014 данное постановление оставлено без изменения.

14. Документы, поданные соискателем субсидии, подлежат оценке на предмет соответствия закону на момент их подачи.

Одним из условий для получения государственной поддержки являлось наличие у сельскохозяйственного производителя заключенного договора страхования со страховщиком, имеющим особый статус (членство в объединении страховщиков).

Обществу было отказано в предоставлении субсидии на возмещение части затрат на уплату страховой премии по договору страхования урожая сельскохозяйственных культур в связи с тем, что договор был заключен обществом со страховщиком, который не являлся членом объединения страховщиков.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции и суд апелляционной инстанции исходили из наличия со стороны общества злоупотребления правом на момент обращения с заявлением о предоставлении государственной поддержки, поскольку на момент заключения договора страхования компания не являлась членом объединения страховщиков.

Вместе с тем, как указал суд кассационной инстанции, указанные министерством основания к отказу (на момент заключения договора страхования компания не являлась членом объединения страховщиков) не соответствовали фактическим обстоятельствам - на момент обращения общества к министерству страхования компания уже являлась членом объединения страховщиков.

Применительно к договору страхования момент заключения и вступления в силу связан с моментом уплаты страховой премии или первого взноса, если иное не предусмотрено сторонами договора. Момент вступления указанного договора в силу в соответствии с его условиями был  связан с оплатой страховой премии (первого взноса).

Учитывая изложенные обстоятельства, отказ министерства в предоставлении государственной поддержки в сфере сельскохозяйственного страхования, являлся незаконным.

В результате требования истца были удовлетворены судом кассационной инстанции.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.10.2015 по делу № А33-17445/2014

15. Публично-правовое образование может отказаться от выплаты субсидии лицу, предоставившему все документы и с которым заключен договор на выплату субсидии в случае, если в бюджете закончились денежные средства, выделенные на эти цели.

Между Минсельхозом Хакасии и Предпринимателем в 2014 году было заключено соглашение о предоставлении субсидий из республиканского бюджета Республики Хакасия для крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей, в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в республиканском бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов, на развитие агропромышленного комплекса.

В апреле 2015 года Предприниматель обратился в Минсельхоз Хакасии с заявлением о выплате задолженности по субсидии на покупку новой сельскохозяйственной техники, указав, что задолженность образовалась в апреле, мае 2014 года по соглашению от 01.04.2014 № 262.

Минсельхоз Республики Хакасия указал, что выплата субсидии в 2015 году возможна только на основании соглашения на 2015 год, для чего требуется представить ряд документов и соответствовать ряду критериев.

Указывая, что требования к соискателю субсидии в 2015 году не могут распространяться на лиц, которые должны дополучить субсидию за 2014 год и что ответчик по соглашению 2014 года обязан выплатить денежные средства – субсидию, Предприниматель обратился с заявлением о взыскании указанной суммы с Министерства.

Суд пришел к выводам о том, что в 2014 году у Минсельхоза Хакасии отсутствовала обязанность и возможность предоставить Предпринимателю спорную субсидию, поскольку бюджетные ассигнования на 2014 год были освоены Минсельхозом Хакасии в полном объеме. В 2015 году Предприниматель не соответствовала одному из трех критериев, установленных порядком, регламентирующим выплаты субсидии в 2015 году, поэтому отказ Минсельхоза Хакасии правомерен.

Из буквального прочтения нормативных актов, регулирующих порядок предоставления субсидии, следует, что в 2014 году субсидии могут быть предоставлены только в пределах ассигнований, предусмотренных в республиканском бюджете на 2014 год Минсельхозу Хакасии и после выплаты сельскохозяйственным товаропроизводителям субсидий за приобретение новой сельскохозяйственной техники в 2012, 2013 годах.

По состоянию на дату подачи Предпринимателем документов на предоставление субсидии (апрель 2015 года) бюджетные ассигнования на 2014 год были освоены Минсельхозом Хакасии в полном объеме. Заявки удовлетворялись поочерёдно в порядке их поступления. Последняя выплата субсидии осуществлена Минсельхозом Хакасии в мае 2014 года.

Как указал суд, факт предоставления истцом в Минсельхоз Хакасии документов на получение субсидии не означает её автоматического получения вне зависимости от бюджетного финансирования.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.12.2015 по делу № А74-5319/2015

Подраздел 2.2. Споры, связанные с возвратом субсидий в бюджет и с взысканием их с получателей

16. Субсидия, полученная на основании недостоверных и подложных документов, подлежит возврату в бюджет.

 В 2012 году, на основании Закона Красноярского края о государственной поддержке субъектов агропромышленного комплекса края Общество получило государственную поддержку в виде субсидий на компенсацию части затрат на производство, закуп молока у населения края и реализацию молока и молокопродуктов сельскохозяйственным товаропроизводителям за исключением граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, государственным и муниципальным предприятиям, организациям агропромышленного комплекса.

При этом одним из условий получения субсидии было отсутствие задолженности по заработной плате.

Приговором суда общей юрисдикции в 2014 году было установлено, что директор Общества для получения субсидии представил в министерство сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края документы, содержащие недостоверные сведения об отсутствии задолженности по заработной плате, в то время как задолженность фактически имелась.

Пунктом 5 статьи 7 Закона, на основании которого предоставлены субсидии, было прямо предусмотрено, что основанием для возврата предоставленных субсидий является факт несоблюдения условий, установленных при предоставлении субсидий, а также в случае установления факта представления субъектами агропромышленного комплекса Красноярского края недостоверных сведений, содержащихся в документах, представленных ими для получения субсидий.

Субъект агропромышленного комплекса края в течение 10 дней с момента получения уведомления обязан произвести возврат в доход краевого бюджета ранее полученных сумм субсидий, указанных в уведомлении, в полном объеме.

В случае, если субъект агропромышленного комплекса края не возвратил субсидии в установленный срок или возвратил их не в полном объеме, орган исполнительной власти края в сфере агропромышленного комплекса обращается в суд с заявлением о взыскании перечисленных сумм субсидий в краевой бюджет в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Требования были удовлетворены, сумма субсидии взыскана в пользу Министерства сельского хозяйства и продовольственной политики Красноярского края.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.08.2015 по делу № А33-23500/2014

17.1. Расходование получателем субсидии суммы субсидии не на те цели, для достижения которых она предоставлена, влечет обязанность по возврату субсидии.

17.2. Орган, принявший решение о выдаче субсидии, имеет право контроля за ее расходованием

Фермеру был предоставлен грант на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства и (или) единовременной помощи на бытовое обустройство; условием предоставления гранта являлось расходование денежных средств только на те цели, которые предусмотрены в соглашении.

В соответствии с актом выездной проверки Министерства в отношении ответчика, Фермер не подтвердил факт расходования денежных средств, выделенных по гранту на цели, указанные в плане расходов, в течение 12 месяцев со дня поступления на его расчетный счет, в полном объеме.

Поскольку ответчиком не соблюдены требования действующего законодательства по предоставлению достоверных данных истцу для получения субсидии, суд взыскал с ответчика в пользу министерства сельского хозяйства Красноярского края сумму субсидии.

При этом суд счел надлежащим доказательством акт выездной проверки, указал на наличие у фермера обязанности предоставлять отчет о расходовании средств и подтверждающие его документы (в соответствии с условиями договора на предоставление субсидии) и указал, что законом не предусмотрены требования к квалификации государственных служащих, проводивших проверку, поэтому их компетентность в вопросах, обсуждаемых в ходе проверки, определяется их работодателем.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.03.2015 по делу № А33-13110/2014

18. Несовершение действий, предусмотренных соглашением на предоставление субсидии, является невыполнением ее условий и влечет возврат субсидии.

Из заявки, поданной индивидуальным предпринимателем на предоставление субсидии в 2012 году, следует, что в результате мероприятий, на совершение которых выдана субсидия, им должно быть создано 4 рабочих места. Субсидия была предоставлена в соответствии с условиями заявки.

Однако, как выяснил орган, выдавший субсидию, согласно представленному в материалы дела письму Управления Пенсионного фонда Российской Федерации работники у предпринимателя отсутствуют.

Кроме того, из Бизнес-плана (приложения к заявке) следует, что проект рассчитан на три года, в то время как в 2014 ответчик изменил вид деятельности и реализовал часть оборудования,  приобретенного за счет субсидии, часть оборудования пришла в негодность, что подтверждается актом проверки.

В связи с этим суд первой инстанции удовлетворил требования и взыскал с предпринимателя в бюджет Емельяновского района путем перечисления на расчетный счет муниципального казенного учреждения «Финансовое управление администрации Емельяновского района Красноярского края» сумму субсидии.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015 по делу № А33-9603/2015

19. Неиспользование суммы субсидии в течение срока совершения действий, для финансирования которых она выдана, влечет обязанность по ее возврату.

Между департаментом инженерного обеспечения администрации Эвенкийского муниципального района (департамент) и Муниципальным предприятием был заключен договор о предоставлении субсидии на финансирование затрат теплоснабжающих и энергоснабжающих организаций, осуществляющих производство и (или) реализацию тепловой и электрической энергии, возникших вследствие разницы между фактической стоимостью топлива и стоимостью топлива, учтенной в тарифах на тепловую и электрическую энергию на 2013 год.

Субсидия была перечислена предприятию. Вместе с тем, субсидия в полном объеме израсходована не была.

В связи с этим департамент обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к Муниципальному предприятию о взыскании субсидии в полном объеме.

Требования были удовлетворены, все денежные средства взысканы в пользу департамента инженерного обеспечения администрации Эвенкийского муниципального района.

 Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.02.2015 по делу № А33-15441/2014

20. Возврат в бюджет субсидии лицом, находящимся в процедуре банкротства, не подлежат признанию недействительными по основаниям, предусмотренным нормами главы III.1 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий оспорил возврат субсидии в бюджет как недействительную сделку по перечислению на счет Министерства промышленности и торговли Красноярского края денежных сумм и заявил о применении последствий недействительности сделки, возложив на Министерство обязанность по перечислению на счет общества-банкрота суммы, которая была предоставлена должнику из краевого бюджета в качестве субсидии на возмещение части затрат на производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, произведенного и реализованного организациями машиностроительного комплекса края, за исключением продукции оборонного назначения.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Красноярского края и приговором суда общей юрисдикции был установлен факт неосновательности получения должником субсидии, поскольку должник предоставил недостоверные первичные документы, и кроме того установлен факт нецелевого использования денежных средств.

Денежные средства были возвращены в бюджет.

Суд первой инстанции, установив наличие требований кредиторов по денежным обязательствам должника, не исполненных к моменту совершения оспариваемой сделки, пришел к выводу о наличии факта преимущественного перед иными кредиторами получения ответчиком удовлетворения своих требований к должнику и наличии оснований для признания недействительной сделки по перечислению суммы на счет Министерства промышленности и торговли Красноярского края  как сделки, совершенной с предпочтением. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предметом спора по настоящему делу является не возврат денежных средств предоставленных в качестве субсидий, а перечисление денежных средств должником в период после принятия к производству арбитражного суда заявления о признании должника банкротом, в связи с чем оспариваемые платежи никакого отношения к денежным средствам выделенным в качестве субсидии не имеют и следовательно, их невозможно идентифицировать как бюджетные.

Апелляционный суд указал, что указанные денежные средства являются средствами целевого финансирования.

Порядок предоставления и возврата выданных субсидий регламентируется статьей 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в соответствии с пунктом 1 которой субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам - производителям товаров, работ, услуг предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг.

Суд апелляционной инстанции счел, что предоставленные должнику денежные средства в форме субсидии носили целевой характер и не могли быть использованы на другие цели, а в случае нецелевого их использования должны были быть возвращены в бюджет муниципального образования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 Закона о банкротстве в конкурсную массу должника включается имущество должника, в то время как предоставленная из бюджета субсидия, оборотоспособность которой ограничена в силу целевого назначения денежных средств, таковым не является, и соответствующие денежные средства, подлежащие возврату в бюджет ввиду их нецелевого использования, не могут быть направлены на погашение кредиторской задолженности в процедуре банкротства.

На основании изложенного, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемые действия не подлежат признанию недействительными по основаниям, предусмотренным нормами главы III.1 Закона о банкротстве, в связи с чем отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о признании сделки должника недействительной и применении последствий ее недействительности.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.01.2015 по делу № А33-7120/2013к11; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20.05.2015 по делу № А33-7120/2013 данное постановление оставлено без изменения.

21. Уступка права требования задолженности по соглашению о предоставлении субсидии на компенсацию части расходов граждан на оплату коммунальных услуг противоречит закону.

Общество обратилось с иском к администрации Канского района Красноярского края о взыскании задолженности по договору уступки прав требований.

Цедентом по договору уступки прав требований выступало Предприятие, являющееся исполнителем коммунальных услуг и получателем субсидии на компенсацию части расходов граждан на оплату коммунальных услуг по заключенному с администрацией соглашению о предоставлении субсидии.

Суд указал на то, что компенсация части расходов граждан на оплату коммунальных услуг предоставляется в форме субсидий; отношения между администрацией и Предприятием как получателем субсидии регулируются Законом Красноярского края от 20.12.2012 № 3-957 «О временных мерах поддержки населения в целях обеспечения доступности коммунальных услуг» и Бюджетным кодексом Российской Федерации.

Статьей 34 Бюджетного кодекса Российской Федерации установлен принцип результативности и эффективности использования бюджетных средств, который означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках предоставленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств или достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств.

Соглашением, заключенным между Предприятием и администрацией предусмотрено, что исполнитель коммунальных услуг обязуется обеспечить целевое использование средств субсидии. Целевое использование средств субсидии - это направление исполнителем коммунальных услуг полученных средств субсидии ресурсоснабжающим организациям в объеме средств согласно решению, принятому уполномоченным органом местного самоуправления о предоставлении компенсации.

Заключенный между Обществом и Предприятием договор уступки права требования регулируется параграфом 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Статья 383 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает запрет на переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора.

Согласно пункту 2 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

В силу статьи 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Денежные средства, право требования на которые уступлены по договору, являются бюджетными средствами, имеют строго целевое назначение и могут быть направлены только конкретному хозяйствующему субъекту - исполнителю коммунальных услуг.

Особый характер отношений сторон, обусловленный обязательствами по компенсации части расходов граждан на оплату коммунальных услуг именно организациям, исполнителям коммунальных услуг (целевой характер получаемых средств) указывает на существенное значение для должника связей с первоначальным кредитором (организацией исполнителем коммунальных услуг) как лицом, предоставившим населению установленные законом льготы и получившему право на их возмещение из средств соответствующего бюджета. Личность кредитора по таким обязательствам имеет существенное значение для должника.

Поскольку бюджетные средства в силу положений Бюджетного кодекса Российской Федерации выделяются в распоряжение конкретных получателей бюджетных средств с обозначением направления их на финансирование конкретных целей, а любые действия, приводящие к нарушению адресности либо к направлению бюджетных средств на цели, не названные в бюджете при выделении конкретных сумм, являются незаконными, то договор уступки права требования является ничтожным, следовательно и взыскание средств на основании него с администрации невозможно.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.02.2015 по делу № А33-17233/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.06.2015 по делу № А33-17233/2014 данное постановление оставлено без изменения.

Раздел 3. Споры, возникающие в ходе исполнения судебных актов в отношении организаций, финансируемых из бюджета

Подраздел 3.1. Споры, связанные с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации

22. Судебный акт о взыскании денежных средств за счет казны публично-правового образования должен исполняться  финансовым органом публично-правового образования за счет средств бюджета, а не за счет средств главного распорядителя средств бюджета как юридического лица[1].

По результатам рассмотрения дела № А33-19472/2012 были удовлетворены требования Общества, в том числе Арбитражный суд решил применить последствия недействительности сделки и обязать Муниципальное образование Енисейский район в лице Администрации Енисейского района Красноярского края возместить в пользу Муниципального предприятия Енисейского района «Аэропорт Ярцево» стоимость изъятого имущества.

Общество направило исполнительный лист финансовому управлению администрации Енисейского района.

Получив указанный исполнительный лист, Управление письмом перенаправило его в администрацию Енисейского района Красноярского края для исполнения.

Однако эти действия противоречат порядку, изложенному в статье 242.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Решение суда заключалось во взыскании денежных средств с муниципального образования. Поскольку денежные средства взысканы именно с муниципального образования, то удовлетворение такого требования подлежало за счет казны соответствующего образования (пункты 2 и 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23).

В пункте 2 названного Постановления указано, что рассматривая иски, предъявленные согласно статье 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов.

Соответственно, указание на то, что ответчиком и лицом, обязанным по исполнительному листу являлась Администрация, которая и должна исполнять решение суда, были отвергнуты судом.

Статус администрации в данном деле должен был определяться в соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 23 - согласно пункту 10 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации в суде от имени муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, а также по искам, предъявленным в порядке субсидиарной ответственности к публично-правовым образованиям по обязательствам созданных ими учреждений, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств, понятие которого дано в пункте 1 указанной статьи Кодекса.

Порядок, изложенный в статье 242.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации «Исполнение судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства местного бюджета по денежным обязательствам муниципальных казенных учреждений» к спорным отношениям не применим, поскольку исполняется требование о взыскании с муниципального образования (за счет казны) а не с казенного учреждения.

При таких обстоятельствах, исходя из содержания приведенных норм права, суд апелляционной инстанции счел, что у финансового управления администрации Енисейского района отсутствовали правовые основания для перенаправления исполнительного листа в администрацию Енисейского района Красноярского края.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 по делу № А33-1681/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.11.2014 по делу № А33-1681/2014 данное постановление оставлено без изменения.

23. Постановления по делам об административных правонарушениях о назначении административных наказаний получателям бюджетных средств, расчетные счета в банках и других кредитных организациях у которых отсутствуют, должно исполняться в порядке главы 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Постановлениями территориального отдела Управления Роспотребнадзора в г. Шарыпово два муниципальных автономных общеобразовательных учреждения (школы) привлечены к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных частью 1 статьи 6.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде штрафа в размере 30 000 рублей.

Управление казначейства отказало Управлению Роспотребнадзора в исполнении данных постановлений со ссылкой на несоблюдение административным органом положений главы 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации и указанием на то, что органы Федерального казначейства исполняют судебные акты по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации только на основании исполнительных листов и судебных приказов. Одновременно постановления о взыскании административных штрафов были направлены должникам.

Управление Роспотребнадзора обжаловало действия Управления казначейства.

Суд, рассматривая спор, указал, что порядок исполнения постановления о наложении административного штрафа установлен статьей 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в соответствии с частью 5 которой при отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, должностное лицо, вынесшее постановление, направляет постановление судебному приставу-исполнителю для взыскания суммы административного штрафа в порядке, предусмотренном федеральным законодательством.

Пунктом 6 части 1 статьи 12 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» акты органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях отнесены к числу исполнительных документов.

Частями 1, 2 статьи 7 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» об исполнительном производстве установлено, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, исполняются органами, организациями, в том числе государственными органами, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами. Указанные в части 1 статьи 7 органы и организации исполняют требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, на основании исполнительных документов, указанных в статье 12, в порядке, установленном данным Федеральным законом и иными федеральными законами.

Бюджетное законодательство не регулирует порядок исполнения постановлений административных органов по делам об административных правонарушениях о взыскании административного штрафа с бюджетного учреждения; в пункте 1 статьи 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации содержится норма о том, что обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации осуществляется только на основании судебного акта.

Между тем,  разъяснения, приведенные в пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.05.2007 № 31 «О рассмотрении арбитражными судами отдельных категорий дел, возникающих из публичных правоотношений, ответчиком по которым выступает бюджетное учреждение», согласно которым при неисполнении бюджетным учреждением в добровольном порядке постановления о наложении административного штрафа данное постановление обращается к исполнению и направляется судебному приставу-исполнителю, который в силу пункта 13 статьи 242.3, пункта 12 статьи 242.4, пункта 12 статьи 242.5 Бюджетного кодекса Российской Федерации осуществляет принудительное взыскание со счетов должника, открытых в учреждении Банка России или в кредитной организации.

В случае отсутствия у бюджетного учреждения указанных счетов (учитывая, что нормы законодательства, устанавливающие внесудебный порядок взыскания сумм обязательных платежей и санкций, являются специальными по отношению к положениям главы 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации) соответствующий исполнительный документ подлежит исполнению органом Федерального казначейства в порядке, предусмотренном статьями 242.3 - 242.5 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 242.5 Бюджетного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.05.2010 № 83-ФЗ) исполнительный документ, предусматривающий обращение взыскания на средства местного бюджета по денежным обязательствам его казенного учреждения - должника, направляется судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем вместе с документами, указанными в пункте 2 статьи 242.1 настоящего Кодекса, в орган, осуществляющий открытие и ведение лицевого счета муниципального казенного учреждения, по месту открытия должнику как получателю средств местного бюджета лицевых счетов для учета операций по исполнению расходов местного бюджета.

С учетом изложенного суд пришёл к выводу о том, что в отсутствие у бюджетных учреждений счетов в банках и иных кредитных организациях, взыскание с них по исполнительным документам, предусмотренным пунктом 6 части 1 статьи 12 Закона об исполнительном производстве, должно производиться в порядке, предусмотренном главой 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации; требования заявителя были удовлетворены.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 по делу № А33-9757/2015

24. Судебный пристав-исполнитель должен сначала в рамках возбужденного исполнительного производства проверить, имеются ли у должника счета в учреждениях Банка России или в кредитных организациях, и только после этого, в случае их отсутствия, вправе направить исполнительный документ в орган Федерального казначейства по месту открытия должнику как получателю средств федерального бюджета лицевого счета для учета операций по исполнению расходов федерального бюджета и исполнения в порядке главы 24.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Государственное учреждение - Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Тыва обратилось с заявлением к судебному приставу-исполнителю о признании постановления  о возбуждении исполнительного производства незаконным, поскольку исполнительный документ должен был исполняться в порядке главы 24.1 Бюджетного кодекса.

Суд с требованиями не согласился, указав на следующее.

Пунктом 1 статьи 242.3 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что исполнительный документ, предусматривающий обращение взыскания на средства федерального бюджета по денежным обязательствам федерального казенного учреждения - должника, направляется судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем вместе с документами, указанными в пункте 2 статьи 242.1 настоящего кодекса, в орган Федерального казначейства по месту открытия должнику как получателю средств федерального бюджета лицевого счета для учета операций по исполнению расходов федерального бюджета. В случае если счета должнику открыты в учреждении Центрального банка Российской Федерации или в кредитной организации, исполнение исполнительного документа производится в соответствии с Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (пункт 13 статьи 242.3 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Пунктом 3.1 Методических рекомендаций по исполнению судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, утвержденных приказом от 15.05.2009 № 195 Федеральной службы судебных приставов, установлено, что в случае открытия федеральным бюджетным учреждениям, бюджетным учреждениям субъектов Российской Федерации и муниципальным бюджетным учреждениям счетов в учреждении Банка России или в кредитной организации исполнение судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации и местного бюджета, производится в соответствии с Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Исполнительные листы о взыскании денежных средств с бюджетных учреждений всех уровней подлежат приему и исполнению структурными подразделениями территориальных органов ФССП России.

При таких обстоятельствах после возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель направляет запрос в налоговый орган о наличии у должника счетов в учреждениях Банка России или в кредитных организациях.

При установлении счетов в учреждениях Банка России или в кредитных организациях судебный пристав-исполнитель проверяет наличие на них денежных средств. При отсутствии у должника счетов в Банке России или кредитных учреждениях, а также отсутствии (недостаточности) на них денежных средств исполнительные документы подлежат возврату взыскателям по основаниям подпункта 4 пункта 1 статьи 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», исполнительные производства - окончанию в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 47 указанного закона.

В соответствии с подпунктами 2, 11 части 1 статьи 64 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки; запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию.

Таким образом, запрашивание информации является исполнительным действием и может осуществляться лишь в рамках исполнительного производства.

Значит, постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства было законным.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.08.2015 по делу № А69-1400/2015

Подраздел 3.2. Споры, связанные с применением бюджетного законодательства в ходе исполнительного производства

25. Отсутствие у бюджетного учреждения выделенных ему бюджетных средств для оплаты исполнительского сбора не может являться основанием для освобождения учреждения от обязанности по его оплате.

Постановлением судебного пристава-исполнителя с Муниципального казенного учреждения города Красноярска был взыскан исполнительский сбор за неисполнение в установленный срок в добровольном порядке требования исполнительного документа.

Учреждение обратилось в суд с заявлением об освобождении от взыскания исполнительского сбора, мотивируя это тем, что неисполнение было связано с отсутствием бюджетного финансирования.

Суд отказал в удовлетворении заявления, отклонил ссылку заявителя на статью 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой оплата казенным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производится от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в пределах доведенных казенному учреждению лимитов бюджетных обязательств, поскольку исходя из позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27, единственным основанием освобождения от взыскания исполнительского сбора является наличие чрезвычайных и непредвиденных обстоятельств, то есть обстоятельств непреодолимой силы. Применительно к спорным правоотношениям законодательством не предусмотрено освобождение от уплаты исполнительского сбора (исполнения обязательства) на основании положений, установленных Бюджетным кодексом Российской Федерации.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.11.2015 по делу № А33-3122/1999

26. Бюджетному учреждению может быть предоставлена отсрочка исполнения судебного акта на время, необходимое для получения денежных средств из бюджета в соответствии с порядком, установленным законодательством.

Бюджетное учреждение попросило об отсрочке исполнения судебного акта, ссылаясь на то, что получение на эти цели денег из бюджета требует дополнительного времени. Отсрочка была ему предоставлена, суд при этом учел следующее.

Отсрочка исполнения судебного акта допустима только в тех случаях, когда это связано с имущественным положением сторон или с другими заслуживающими внимание обстоятельствами.

В соответствии с пунктом 9 статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации бюджетное учреждение обеспечивает исполнение своих денежных обязательств, указанных в исполнительном документе, в пределах доведенных ему соответствующих лимитов бюджетных обязательств и средств.

В обоснование наличия обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, должник ссылается на то, что у ответчика и его учредителя денежные средства отсутствуют.

Из материалов дела следует, что срок отсрочки исполнения судебного акта рассчитан должником с учетом совершения необходимых действий для получения денежных средств по неисполненным обязательствам, после истечения периода отсрочки имеется реальная возможность исполнения судебного акта.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 24.02.2015 по делу № А33-6863/2014

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.01.2015 по делу № А33-6861/2014

27. Судебный пристав-исполнитель был вправе обратить взыскание на имущественное право должника - денежные средства в счет признанного возмещения НДС путем их перечисления на депозитный счет службы судебных приставов, так как нахождение денежных средств в виде подлежащих возмещению сумм НДС на лицевых счетах финансового органа не свидетельствует о том, что они являются собственностью бюджета после принятия налоговым органом решения о возмещении спорных сумм конкретному налогоплательщику – должнику; принцип иммунитета бюджета в данном случае не нарушается.

В ходе исполнительного производства, установив, что у должника имеется право на получение из бюджета суммы НДС, судебный пристав-исполнитель квалифицировал его как имущественное право должника и вынес постановление, которое было обжаловано должником в части

- обращения взыскания на имущественное право должника,

- обязания Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации № 18 по Красноярскому краю исполнить обязательства перед должником путем перечисления денежных средств на депозитный счет службы судебных приставов.

Апелляционный суд счел действия пристава правомерными, в силу следующего.

В пункте 3 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве в числе мер принудительного исполнения предусматривается возможность обращения взыскания на имущественные права должника, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя, на право получения платежей по найму, аренде, а также на исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, права требования по договорам об отчуждении или использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, принадлежащее должнику как лицензиату.

Из буквального прочтения данной нормы следует, что перечень имущественных прав, в нем приведенный, является перечислением примеров, не ограничивает перечень таких имущественных прав, который не является закрытым и не исключает возможность обращения взыскания и на иные имущественные права.

Статья 75 Закона об исполнительном производстве конкретизирует вышеназванную норму и указывает, что в рамках исполнительного производства взыскание может быть обращено на принадлежащие должнику имущественные права, в том числе на перечень прав, приведенный в части 1 данной статьи, а также, как на то прямо указано в пункте 7, на иные принадлежащие должнику имущественные права. Таким образом, перечень имущественных прав, на которые может быть обращено взыскание, не является закрытым.

Часть 2.1 статьи 75 Закона об исполнительном производстве указывает, что обращение взыскания на принадлежащее должнику право получения денежных средств производится в порядке, установленном статьей 76 настоящего Федерального закона для обращения взыскания на дебиторскую задолженность.

Часть 1 статьи 76 Закона об исполнительном производстве закрепляет, что обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности в размере задолженности, определяемом в соответствии с частью 2 статьи 69 настоящего Федерального закона, но не более объема дебиторской задолженности, существовавшего на день обращения взыскания, и на тех же условиях.

 Суммы НДС, подлежащие возмещению из бюджета, не могут классифицироваться как «дебиторская задолженность», вместе с тем, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.02.2014 № 5243/06 по делу № А40-64205/05-30-394 указано, что в одном и том же порядке обращается взыскание и на дебиторскую задолженность, и на право получения денежных средств. Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, следует разграничивать эти понятия.

По мнению суда апелляционной инстанции, поскольку

- понятие «имущественное право» не определено законодательно, но  безналичные денежные средства относятся к имуществу, при этом нигде в законодательстве нет указания на то, что имущественные права возникают только из гражданский отношений

- налог - это денежные средства, говоря о праве на получение налогового вычета, мы говорим о праве на получение денежных средств,

в таком случае право на их получение может быть расценено как имущественное право - право на получение имущества в виде денежных средств.

Следовательно, право на получение данного имущества относится к числу имущественных прав, то право получения денежных средств в виде подлежащего возмещению НДС, является имущественным правом, на которое может быть обращено взыскание.

Более того, порядок действий в такой ситуации предусмотрен Соглашением Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации от 04.04.2014 № 0001/7, Федеральной налоговой службы Российской Федерации от 14.04.2014 № ММВ-23-8/3@ «О порядке взаимодействия Федеральной налоговой службы и Федеральной службы судебных приставов при исполнении исполнительных документов», из пункта 2.14 следовало, что в ситуации, когда у должника имеются расчетные счета, на которые будут перечислены суммы НДС, подлежащие возмещению, вышеуказанный акт прямо указывает на порядок их взыскания.

В настоящем случае у должника не было счетов, на которые могут быть перечислены денежные средства, и потому пристав обязал МИФНС России № 18 по Красноярскому краю перечислить денежные средства по возмещению НДС на депозитный счет Межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Красноярскому краю.

По мнению апелляционного суда, данное обстоятельство не изменяет принципиально правовую природу денежных средств, подлежащих получению должником. Фактически, речь идет только о том, в каком порядке в таком случае обратить на них взыскание. Вместе с тем вопрос об отсутствии процедуры не может подменять собой вопрос об отсутствии права и вести к невозможности его реализации, в частности, не может препятствовать взыскателям в получении тех денежных средств, на которые они имеют право.

Таким образом, право на получение данных денежных сумм у налогоплательщика возникает с момента принятия налоговым органом решения о возмещении в порядке статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации. После принятия соответствующего решения налоговым органом данные денежные средства уже не являются собственностью бюджета.

Данный вывод подтверждается тем, что часть 10 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что при нарушении сроков возврата суммы налога считая с 12-го дня после завершения камеральной налоговой проверки, по итогам которой было вынесено решение о возмещении (полном или частичном) суммы налога, начисляются проценты исходя из ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Таким образом, законодатель предусматривает уплату процентов за несвоевременный возврат денежных сумм, что было бы исключено, если бы он рассматривал денежные средства как свои до момента их поступления на расчетный счет налогоплательщика.

Тот факт, что эти денежные средства находятся на лицевых счетах, не свидетельствует о том, что они являются собственностью бюджета, так как с момента принятия решения налогового органа о возмещении они индивидуализированы и обособлены от иных средств бюджета. Иной возможности индивидуализировать и обособить денежные средства в безналичной форме, кроме указания на сумму и основания ее уплаты, в отношении безналичных денежных средств действующее законодательство вообще не предусматривает, независимо от вида счета, на котором они находятся.

Апелляционный суд так же не согласился с тем, что при вынесении оспариваемого постановления судебным приставом-исполнителем нарушены требования статьи 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации, устанавливающей иммунитет бюджетов.

Статья 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации закрепляет, что иммунитет бюджетов бюджетной системы Российской Федерации представляет собой правовой режим, при котором обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации осуществляется только на основании судебного акта, за исключением случаев, установленных статьями 93.3, 93.4, 93.6, 142.2, 142.3, 166.1, 218, 242 и 242.6 настоящего Кодекса.

Обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации службой судебных приставов не производится, за исключением случаев, установленных настоящим Кодексом.

Обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации на основании судебных актов производится в соответствии с главой 24.1 настоящего Кодекса.

Введение режима иммунитета бюджетов порождено необходимостью урегулировать перманентно существующую в условиях бюджетного дефицита коллизию между целым рядом законодательно закрепленных норм, дающих право в бесспорном порядке производить списание со счетов физических и юридических лиц, и тем фактом, что расходы бюджетов утверждаются законодательным актом соответствующего уровня (федеральный закон, закон субъекта Российской Федерации, акт органа местного самоуправления, утверждаемый его органом представительной власти), носят целевой и обязательный характер.

Но, как было указано, спорные суммы не являются средствами бюджета с момента принятия налоговым органом решения о том, что они подлежат возмещению. Налоговым органом определена та сумма, которая должна быть возвращена и основания ее возврата - в этом смысле определенная им сумма носит обособленный характер, и не посягает на иные целевые расходы бюджета.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.03.2015 по делу № А33-20478/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.07.2015 по делу № А33-20478/2014 данное постановление оставлено без изменения.

Раздел 4. Полномочия органов финансово-бюджетного надзора при проведении проверок

28. Федеральная служба финансово-бюджетного надзора вправе осуществлять контроль за целевым осуществлением расходов бюджетов субъектов Российской Федерации, которые связаны с реализацией переданных полномочий и источником финансового обеспечения которых являются субвенции, и достоверность отчетов.

В ходе рассмотрения заявления Государственного комитета по лесному хозяйству Республики Тыва об обжаловании представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республики Тыва, которым было указано на невозможность включения общехозяйственных расходов в стоимость работ по тушению лесных пожаров, суд оценивал так же полномочия Службы на проверку данного вопроса.

Обосновывая, что данный вопрос входит в компетенцию Службы, суд указал следующее.

Согласно подпункту 7.2 пункта 1 статьи 82 Лесного кодекса Российской Федерации организация осуществления мер пожарной безопасности в лесах, расположенных на земельных участках, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Охрана лесов, в том числе тушение лесных пожаров, а также защита, воспроизводство на землях лесного фонда и обеспечение охраны, защиты, воспроизводства лесов на указанных землях относятся к государственным полномочиям Российской Федерации, переданным субъектам Российской Федерации (подпункт 4 пункта 1 статьи 83 Лесного кодекса Российской Федерации).

При этом в силу части 3 статьи 83 Лесного кодекса Российской Федерации, средства на осуществление переданных в соответствии с частью 1 настоящей статьи полномочий предоставляются в виде субвенций из федерального бюджета.

Поскольку средства выделяются из федерального бюджета, то Федеральной службе финансово-бюджетного надзора в лице ее территориальных органов предоставлено право контроля за их расходованием.

Согласно пункту 3 статьи 133 Бюджетного кодекса Российской Федерации субвенции бюджетам субъектов Российской Федерации из федерального бюджета, предоставляемые на исполнение отдельных расходных обязательств субъектов Российской Федерации, зачисляются в бюджет субъекта Российской Федерации и расходуются в порядке, установленном федеральными законами и принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2006 № 837 утверждены Правила расходования и учета средств, предоставляемых в виде субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на осуществление отдельных полномочий Российской Федерации в области лесных отношений (далее - Правила).

Указанные Правила устанавливают порядок расходования и учета средств, предоставляемых в виде субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации отдельных полномочий Российской Федерации в области лесных отношений (далее - субвенции).

Пунктом 2 Правил предусмотрено, что субвенции предоставляются бюджетам субъектов Российской Федерации в соответствии со сводной бюджетной росписью федерального бюджета в пределах бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных в установленном порядке Агентству на соответствующий год на финансовое обеспечение полномочий, осуществление которых передано органам государственной власти субъектов Российской Федерации (далее - переданные полномочия), в том числе - организация использования лесов, их охраны (в том числе осуществления мер пожарной безопасности и тушения лесных пожаров), защиты (за исключением лесопатологического мониторинга), воспроизводства (за исключением лесного семеноводства) на землях лесного фонда и обеспечение охраны, защиты, воспроизводства лесов (в том числе создание и эксплуатация лесных дорог, предназначенных для охраны, защиты и воспроизводства лесов) на указанных землях.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие переданные полномочия, несут ответственность за целевое осуществление расходов бюджетов субъектов Российской Федерации, которые связаны с реализацией переданных полномочий и источником финансового обеспечения которых являются субвенции, и достоверность отчетов, представляемых в соответствии с пунктом 6 настоящих Правил (пункт 8 Правил).

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.07.2015 по делу № А69-4541/2014

29. Орган финансово-бюджетного надзора вправе истребовать у проверяемых субъектов только ту информацию, наличие которой у них предусмотрено законом.

В ходе проверки Федеральному казенному учреждению Территориальным Управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора было выдано предписание, в соответствии с которым заявителю в течение 30 календарных дней с момента его получения необходимо представить информацию для проведения контрольного мероприятия, а именно:

- карточки счетов 1.401.20 в разрезе КБК и КОСГУ с указанием по каждой проведенной операции контрагента, а также реквизитов первичных документов (послуживших основание проведения данной операции);

- карточки счетов 1.304.05.310, 1.304.05.340, содержащие данные о произведенных кассовых расходах с указанием получателя и документов, послуживших основанием для проведения расчетов.

Суд согласился с тем, что в соответствии с пунктом 10 Правил № 1092 и пунктом 9 Административного регламента исполнения Федеральной службой финансово - бюджетного надзора государственной функции по контролю в финансово-бюджетной сфере, утвержденного приказом Минфина РФ от 20.03.2014 № 18н (далее по тексту - Административный регламент № 18н), должностные лица Службы при исполнении своих полномочий имеют право, в том числе запрашивать и получать на основании мотивированного запроса в письменной форме информацию, документы и материалы, объяснения в письменной и устной форме, необходимые для проведения контрольных мероприятий.

Однако суд апелляционной инстанции счел, что предусмотренное действующим законодательством право службы запрашивать и получать информацию и документы, необходимые для проведения контрольных мероприятий, не предполагает возможность запрашивать информацию в определенной форме, ведение (составление) которой объектом контроля не предусмотрено действующим законодательством.

Суд пришел к выводу о том, что субъект учета обязан вести бухгалтерский учет по определенным законодательствам формам и требование предоставить информацию в иных формах, ведение которых субъектом учета не предусмотрено действующим законодательством, не соответствует закону.

Требования к ведению бухгалтерского учета организаций государственного сектора установлены «Инструкцией по применению Единого плана счетов бухгалтерского учета для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений», утвержденной приказом Минфина РФ от 01.12.2010 № 157н (далее - Инструкция 157н).

Формы документов, используемых в финансово-хозяйственной деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, по которым предусмотрены унифицированные формы документов, и унифицированные формы первичных документов и регистров бюджетного учета установлены приказом Министра обороны РФ от 28 марта 2008 года № 139 (Приложение № 1).

Указанный перечень не содержит форм документов, указанных в оспариваемом предписании. В силу этого предписание было признано незаконным.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 29.06.2015 по делу № А33-23943/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.09.2015 по делу № А33-23943/2014 данное постановление оставлено без изменения.

30. Федеральная служба финансово-бюджетного надзора вправе проверять правильность обоснования начальной (максимальной) цены контракта.

Федеральное казенное учреждение обратилось с заявлением о признании представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора по Республике Тыва недействительным, указывая, среди прочего, на то, что Управление в рамках его компетенции и полномочий не имело правовых оснований на проверку правильности обоснования Учреждением начальной (максимальной) цены контракта, сформированной в 2012 и 2013 годах; право на проведение проверки обоснования начальной (максимальной) цены контракта у контролирующего органа появилось с 1 января 2014 года.

Апелляционная коллегия, изучив заявленный довод, пришла к выводу об его отклонении.

Федеральная служба финансово-бюджетного надзора в соответствии с частью 8 статьи 99 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» наделена полномочиями осуществлять контроль в отношении обоснования начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), включенной в план-график.

Таким образом, на момент проведения проверки в Учреждении, Управление обладало полномочиями осуществлять контроль в отношении обоснования начальной (максимальной) цены контракта, действовавшего в 2014 году при вступлении в законную силу Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 13.07.2015 по делу № А69-129/2015; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.12.2015 по делу № А69-129/2015 данное постановление оставлено без изменения.

Раздел 5. Нарушения бюджетного законодательства 

Подраздел 5.1 Нецелевое использование бюджетных средств их получателями

31. Расходы, связанные с повышением квалификации государственных служащих, должны отражаться по подразделу 0705 «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации» раздела 0700 «Образование». Отражение таких расходов на подраздел 0412 нарушает нормы бюджетного законодательства.

В ходе проверки Территориальным управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Красноярском крае финансово-хозяйственной деятельности Управления Россельхознадзора по Красноярскому краю установлено, что Управлением оплачивались услуги по повышению квалификации и стажировке государственных гражданских служащих, оплата которых согласно Указаниям о порядке применения бюджетной классификации РФ, утвержденным приказом Минфина России от 01.07.2013 № 65н, предусмотрена по подразделу 0705 «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации» целевой статье 4280100 «Государственный заказ на профессиональную переподготовку и повышение квалификации государственных служащих».

В 2014 году за счет средств выделенных по коду 0412.2560019.244.226 оплачены услуги по повышению квалификации и стажировке государственных служащих Управления.

Вместе с тем, в соответствии с Указаниями о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов, утвержденным приказом Минфина России от 21.12.2012 № 171н, по подразделу 0412 «Другие вопросы в области национальной экономики» подлежат отражению расходы, связанные с экономическими вопросами, не отнесенные к вышеуказанным подразделам, в том числе: вопросы национальной экономики, отнесенные к сфере ядерно-оружейного комплекса, расходы, связанные с реализацией международных договоров Российской Федерации по использованию высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия, расходы, связанные с обеспечением ядерной, радиационной и экологической безопасности, проведение топографо-геодезических, картографических и землеустроительных работ, расходы на содержание и обеспечение деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, учреждений, осуществляющих руководство и управление экономическими вопросами в отдельных секторах экономики, расходы в области туризма и туристической деятельности, а также расходы в области электроэнергетики и промышленности гражданского назначения.

Тогда как, по подразделу 0705 «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации» подлежат отражению расходы на профессиональную переподготовку и повышение квалификации служащих и специалистов, а также на содержание учреждений дополнительного профессионального образования в разделе 0700 «Образование».

В соответствии с Указаниями о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденных приказом Минфина РФ от 01.07.2013 № 65н по подразделу 0705 «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации» подлежат отражению расходы на образование в организациях дополнительного профессионального образования по программам повышения квалификации и профессиональной переподготовки, а также обеспечение деятельности (оказание услуг) организаций дополнительного профессионального образования.

По подразделу 0412 «Другие вопросы в области национальной экономики» подлежат отражению расходы, связанные с экономическими вопросами, не отнесенные к вышеуказанным подразделам, в том числе: вопросы национальной экономики, отнесенные к сфере ядерно-оружейного комплекса, расходы, связанные с реализацией международных договоров Российской Федерации по использованию высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия, расходы, связанные с обеспечением ядерной, радиационной и экологической безопасности, проведение топографо-геодезических, картографических и землеустроительных работ, расходы на содержание и обеспечение деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, учреждений, осуществляющих руководство и управление экономическими вопросами в отдельных секторах экономики, расходы в области туризма и туристической деятельности, а также расходы в области электроэнергетики и промышленности гражданского назначения.

Таким образом, в нарушение статей 38, 162 БК РФ, Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов, утвержденных приказом Минфина России от 21.12.2012 № 171н, Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденных приказом Минфина России от 01.07.2013 № 65н за счет средств федерального бюджета, выделенных Управлению в 2013 году по коду 0412.0011500.242.226, 0412.0011500.244.226, 0412.2560019.244.226 оплачены услуги по повышению квалификации государственных гражданских служащих Управления. В соответствии со статьей 306.1. БК РФ указанные действия квалифицируются как нецелевое использование денежных средств.

Повышение квалификации гражданского служащего осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» по мере необходимости, но не реже одного раза в три года.

Вид, форма и продолжительность получения дополнительного профессионального образования устанавливаются представителем нанимателя в зависимости от группы и категории должности гражданской службы, замещаемой гражданским служащим, в порядке, определяемом Положением, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 28.12.2006 № 1474 «О дополнительном профессиональном образовании государственных гражданских служащих Российской Федерации» (далее по тексту Положение № 1474).

Пунктом 10 Положения № 1474 установлено, что организация профессиональной переподготовки и повышения квалификации гражданских служащих осуществляется на основе государственного заказа на дополнительное профессиональное образование.

Государственный заказ на дополнительное профессиональное образование гражданских служащих формируется с учетом программ государственных органов по профессиональному развитию гражданских служащих, основанных на индивидуальных планах профессионального развития гражданских служащих.

Таким образом, законодательством о государственной гражданской службе четко определен порядок повышения квалификации гражданских служащих, в соответствии с которым оплата может быть произведена на основании государственного заказа.

Указаниями № 171н предусмотрены расходы на дополнительное профессиональное образование государственных гражданских служащих по подразделу 0705 «Профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации» целевой статье 4280100 «Государственный заказ на профессиональную переподготовку и повышение квалификации государственных служащих».

Согласно представленной в материалы дела бюджетной смете Управления на 2013 – 2014 года, в бюджетную смету Управления были включены расходы на повышение квалификации государственных служащих по подразделу 0705. Управление не вправе было относить расходы по повышению квалификации государственных служащих на подраздел 0412, поскольку такое расходование нарушает нормы бюджетного законодательства и указаний № 171н и 65н.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.12.2015 по делу № А33-9321/2015

32. Покупка сувенирной продукции, не связанной с деятельностью учреждения, не подлежит отражению по виду расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для государственных нужд» классификации расходов бюджетов и коду бюджетной классификации по статье 290 «Прочие расходы»; использование денежных средств на приобретение сувениров является нарушением статьи 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

В отношении отдела вневедомственной охраны по городу Саяногорску была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности по результатам которой выявлено нарушение - в 2012 году учреждением приобретены сувенирные наборы для вручения своим сотрудникам. Отдел полагал, что он вправе приобрести эти наборы за счет денежных средств федерального бюджета по статье 290 «Прочие расходы» Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденных приказом Минфина России от 21 декабря 2011 года № 180н.

Статьей 70 БК РФ установлено, что обеспечение выполнения функций казенных учреждений включает:

оплату труда работников казенных учреждений, денежное содержание (денежное вознаграждение, денежное довольствие, заработную плату) лиц, замещающих государственные должности, государственных служащих, командировочные и иные выплаты в соответствии с трудовыми договорами и законодательством;

закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных нужд;

уплату налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации;

возмещение вреда, причиненного казенным учреждением при осуществлении его деятельности.

В соответствии с Указаниями о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденными приказом Минфина России от 21.12.2011 № 180н, на статью 290 «прочие расходы» относятся расходы, не связанные с оплатой труда, приобретением работ, услуг для государственных (муниципальных) нужд, обслуживанием государственных и муниципальных долговых обязательств, предоставлением за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации безвозмездных и безвозвратных трансфертов организациям, бюджетам, осуществлением социального обеспечения, в том числе: приобретение (изготовление) подарочной и сувенирной продукции, не предназначенной для дальнейшей перепродажи:

- поздравительных открыток и вкладышей к ним;

- приветственных адресов, почетных грамот, благодарственных писем, дипломов и удостоверений лауреатов конкурсов для награждения и т.п.;

- цветов.

Как указал суд, приобретенные учреждением сувениры (термо-кружка, туристическая грелка, термос, туристический набор) не относятся к той сувенирной продукции, которая поименована в статье 290 «прочие расходы» Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации № 180н, и не аналогичны ей.

Довод заявителя о том, что перечень расходов является открытым по каждой статье и подстатье, отклонен судом.

Суд апелляционной инстанции отметил, что каждая из статей расходов, являющаяся структурным подразделением бюджетной сметы, имеет предметно-целевое назначение, определяемое экономической классификацией расходов бюджетов; статьи расходов имеют строго обязательный характер и произвольному изменению не подлежат. Данное правило вытекает из требований сметно-бюджетной дисциплины, определяемой бюджетным законодательством.

Несмотря на то, что статьей 290 классификации операций сектора государственного управления предусмотрены прочие расходы, указанная статья не предполагает ее расширительного толкования.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.06.2015 по делу № А74-336/2015; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.09.2015 по делу № А74-336/2015 данное постановление оставлено без изменения.

33. Празднование Нового года и проведение соревнований по бильярду не связаны с целями деятельности организации, следовательно, расходы на проведение таких мероприятий в силу статьи 70 Бюджетного кодекса РФ не могут быть произведены за счет средств федерального бюджета.

В отношении ГУ МЧС по РХ проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности, по результатам которой в предписании указано на нарушение ГУ МЧС по РХ статьи 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации, выразившееся в неправомерной оплате расходов по проведению праздничных и спортивных мероприятий, не связанных с деятельностью ГУ МЧС по РХ

Согласно пунктам 1, 2, 3 Положения о МЧС России, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 11.07.2004 № 868 «Вопросы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий», МЧС России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию, а также по надзору и контролю в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах.

ГУ МЧС по РХ в апелляционной жалобе, выражая несогласие с решением суда первой инстанции, указало, что  данные мероприятия проведены в рамках работы по воспитанию кадров и физического воспитания.

Суды с этим доводом не согласились, перечислив основные задачи МЧС, указанные в пункте 11 Положения от 06.08.2004 № 372 суды указали, что расходы на проведение праздничных мероприятий и спортивных соревнований не соответствуют целям расходования средств ГУ МЧС по РХ, установленным статьей 70 Бюджетного кодекса РФ.

Ссылка ГУ МЧС по РХ на полномочия начальника ГУ МЧС по РХ, в том числе проводить работу по отбору, расстановке, воспитанию и профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров была отклонена апелляционным судом.

Полномочие по воспитанию и профессиональной подготовке возложено не на ГУ МЧС по РХ, а на его начальника, в связи с чем ТУ Росфиннадзора в РХ обоснованно полагает, что такое полномочие должно быть реализовано путем осуществления должностным лицом наставничества, личного примера для подчиненных.

Ссылку ГУ МЧС но РХ на то, что празднование Нового года и проведение соревнований по бильярду имеет целью государственно-патриотическое воспитание личного состава, апелляционная коллегия сочла необоснованной исходя из следующего.

Согласно Основным направлениям воспитания личного состава в системе МЧС России, утвержденным приказом МЧС России от 30.11.2005 № 859, государственно-патриотическое воспитание - оказание воздействия на личный состав в целях формирования и развития личности, обладающей качествами гражданина - патриота России, способного активно участвовать в укреплении и совершенствовании основ нашего общества, подготовленного к успешному выполнению обязанностей, связанных с обеспечением всесторонней защиты и безопасности личности, общества и государства.

Основными целями государственно-патриотического воспитания являются: формирование активной гражданской позиции личности, позволяющей эффективно решать государственные задачи в мирное и военное время; приобщение личного состава к системе культурных ценностей, истории и традициям Отечества, МЧС России, формирование потребности в их изучении и приумножении; совершенствование интернационального воспитания.

Празднование Нового года и проведение соревнований по бильярду не могут расцениваться как государственно-патриотическое воспитание личного состава, не связаны с целями деятельности организации.

Расходы на проведение таких мероприятий в силу статьи 70 Бюджетного кодекса РФ не могут быть произведены за счет средств федерального бюджета.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 02.07.2015 по делу № А74-8675/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.10.2015 по делу № А74-8675/2014 данное постановление оставлено без изменения.

34. Приобретение цветов для вручения сотрудникам органа может быть оплачено за счет денежных средств, выделенных по виду расходов 244 «Прочая закупка товаров, работ и услуг для государственных нужд» классификации расходов бюджетов и коду бюджетной классификации по статье 290 «Прочие расходы».

В отделе Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Саяногорску  проведена выездная ревизия финансово-хозяйственной деятельности, в результате которой выявлено нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации – неправомерная оплата расходов на приобретение букетов цветов для сотрудников отдела.

Суды первой и апелляционной инстанции сочли, что отдел имел право приобретать цветы за счет денежных средств, выделенных по коду бюджетной классификации по статье 290 «Прочие расходы».

Главный распорядитель (распорядитель) средств федерального бюджета вправе доводить лимиты бюджетных обязательств до находящихся в их ведении распорядителей и получателей бюджетных средств по мере необходимости принятия получателями бюджетных средств соответствующих бюджетных обязательств.

В соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации, в целях единства бюджетной политики, своевременного составления и исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, Министерством финансов Российской Федерации был принят приказ от 21.12.2011 № 180н «Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации», в 2013 году действовали утвержденные приказом Министерства финансов Российской Федерации от 21.12.2012 № 171н Указания о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов (далее - Указания).

Названные Указания содержат перечень направлений расходования средств (группа 200 «Расходы»), которая детализирована статьями 210 - 260, 290, в рамках которых группируются операции, относящиеся к расходам.

В соответствии с данными Указаниями на статью 290 «прочие расходы» относятся расходы, не связанные с оплатой труда, приобретением работ, услуг для государственных (муниципальных) нужд, обслуживанием государственных и муниципальных долговых обязательств, предоставлением за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации безвозмездных и безвозвратных трансфертов организациям, бюджетам, осуществлением социального обеспечения, в том числе: приобретение (изготовление) подарочной и сувенирной продукции, не предназначенной для дальнейшей перепродажи:

- поздравительных открыток и вкладышей к ним;

- приветственных адресов, почетных грамот, благодарственных писем, дипломов и удостоверений лауреатов конкурсов для награждения и т.п.;

- цветов.

Как следовало из представленной бюджетной сметы отдела на 2012 и на 2013 годы, в по коду бюджетной классификации «Прочие расходы» вид расходов 244 статья КОСГУ 290 для отдела были утверждены лимиты бюджетных обязательств.

Если учреждению были выделены денежные средства из бюджета с указанием на цели их расходования в соответствии с названными Указаниями - то есть по тем кодам, которые подразумевают расходование на те или иные цели, то учреждение вправе расходовать денежные средства на эти цели.

Апелляционный суд не согласился  с доводом Управления о том, что Указания содержат только теоретически возможные направления расходования, но не могут противоречить статье 70 БК РФ, а данная статья такого вида расходов как «цветы» не предусматривает.

По мнению апелляционного суда, применение статьи 70 БК РФ не возможно без детализации направлений расходования, что и произведено указанными подзаконными актами.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 01.09.2015 по делу № А74-1777/2015; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.12.2015 по делу № А74-1777/2015 данное постановление оставлено без изменения.

35. Поскольку Республика Хакасия не отнесена к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям, в связи с чем компенсация по оплате проезда до места использования отпуска и обратно, предусмотренная статьей 325 Трудового кодекса Российской Федерации, работникам и государственным гражданским служащим Роспотребнадзора по Республике Хакасия не предусмотрена, то выплата соответствующей компенсации является нецелевым расходованием бюджетных средств.

Федеральной службой финансово-бюджетного надзора по результатам ревизии финансово-хозяйственной деятельности Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Хакасия было выявлено нарушение – компенсация работникам оплаты проезда до места использования отпуска и обратно, предусмотренная статьей 325 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно любым видом транспорта (за исключением такси), в том числе личным, а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов. Право на компенсацию указанных расходов возникает у сотрудника одновременно с правом на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации.

Аналогичные положения содержатся и в статье 33 Закона РФ от 19.02.1993 № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях».

Перечнем районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 03.01.1983 № 12, Республика Хакасия не отнесена к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям.

Пунктом 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 19.02.1993 № 4521-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» установлено, что предусмотренные данным Законом государственные гарантии и компенсации распространяются на районы Севера, в которых начисляются районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, но не отнесенные к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям.

Таким образом, гарантии, установленные Законом № 4520-1, распространяются и на районы Севера, в которых начисляются районные коэффициенты.

Введение в Республике Хакасия районного коэффициента к заработной плате Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.12.1992 № 933 «О районном коэффициенте к заработной плате на территории Республики Хакасия», принятым во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 16.09.1992 № 1073 «О неотложных мерах по государственной поддержке экономики и развитию социальной сферы Республики Хакасия в 1992-1995 годах», было обусловлено переходом к рыночным отношениям и низким уровнем развития социальной сферы вновь образуемой Республики Хакасия и не связано с природно-климатическими условиями.

То есть Управление Роспотребнадзора было не вправе выплачивать вышеуказанную компенсацию.

Сам по себе факт перечисления управлению Роспотребнадзора из средств федерального бюджета главным распорядителем денежных средств на цели компенсации вышеназванных расходов не может влиять на правомерность выводов контролирующего органа об отсутствии правовых оснований для выплат, произведенных сотрудникам учреждения.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.08.2015 по делу № А74-1442/2015; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.11.2015 по делу № А74-1442/2015 данное постановление отменено, решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 27.04.2015 по данному делу оставлено в силе.

Подраздел 5.2. Иные нарушения бюджетного законодательства

36. Отсутствие со стороны субъекта Российской Федерации  финансирования в рамках принятых на себя обязательств перед Российской Федерацией по софинансированию расценивается как нарушение бюджетного законодательства.

В рамках Соглашения, заключенного с участием Правительства РФ, Правительство Республики Тыва обязалось обеспечить софинансирование расходных обязательств на проведение мероприятий по формированию сети базовых общеобразовательных организаций, в которых созданы условия для инклюзивного образования детей - инвалидов за счет средств бюджета Республики Тыва, которое не было выполнено.

В соответствии с нормативными актами Республики Тыва, Министерство финансов Республики Тыва являлось исполнительным органом государственной власти Республики Тыва, осуществляющим реализацию единой государственной финансовой, бюджетной и налоговой политики Республики Тыва и координирующим в этой сфере деятельность иных органов исполнительной власти Республики Тыва – то есть органом, который осуществляет функции по исполнению бюджета субъекта Российской Федерации..

В бюджете Республики Тыва денежные средства на цели финансирования данной программы были предусмотрены.

Ответственным исполнителем программы было определено Министерство образования и науки Республики Тыва, которое ежегодно формировало бюджетные заявки на ассигнования из федерального бюджета и республиканского бюджета Республики Тыва для финансирования мероприятий Программы и в установленном порядке представляло их в Министерство образования и науки Российской Федерации, Министерство финансов Республики Тыва.

Однако выделение денежных средств из бюджета Республики Тыва на финансирование данной Программы по заявкам так и не было произведено, что является нарушением бюджетного законодательства.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.12.2015 по делу №А69-1520/2015

37. Само по себе наличие остатков денежных средств на конец финансового года не является нарушением бюджетного законодательства.

При проверке целевого расходования средств, выделенных из Резервного фонда Правительства Российской Федерации для частичного покрытия расходов на финансовое обеспечение мероприятий по ликвидации последствий землетрясений, произошедших на территории Республики Тыва в 2011 и 2012 годах, было выявлено нарушение бюджетного законодательства в виде неэффективного расходования бюджетных средств вследствие несоответствия планируемых затрат понесенным в 2013 финансовом году расходам, выразившееся в недостижении результата, предусмотренного постановлениями Правительства Республики Тыва от 26.07.2013 № 467 и от 31.12.2013 № 764 в виде неоказания в полном объеме финансовой помощи гражданам в связи с утратой имущества первой необходимости.

Министерство труда и социальной политики, в деятельности которого было выявлено данное нарушение, оспорило его в суд.

По мнению Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора по Республике Тыва, вывод суда первой инстанции об отсутствии нарушения бюджетного законодательства по факту наличия остатков денежных средств на конец финансового 2013 года при предусмотренной законом возможности использования данных денежных средств в следующем 2014 году был не верен.

Согласно пунктам 1, 3, 4 статьи 242 Бюджетного кодекса Российской Федерации операции по исполнению бюджета завершаются 31 декабря. Бюджетные ассигнования, лимиты бюджетных обязательств и предельные объемы финансирования текущего финансового года прекращают свое действие 31 декабря. Не использованные получателями бюджетных средств остатки бюджетных средств, находящиеся не на едином счете бюджета, не позднее двух последних рабочих дней текущего финансового года подлежат перечислению получателями бюджетных средств на единый счет бюджета.

Межбюджетные трансферты, полученные в форме субсидий, субвенций и иных межбюджетных трансфертов, имеющих целевое назначение, не использованные в текущем финансовом году, могут использоваться в очередном финансовом году на те же цели при наличии потребности в указанных трансфертах в соответствии с решением главного администратора бюджетных средств.

Таким образом, само по себе наличие остатков денежных средств на конец финансового года не является нарушением, поскольку выделенные Министерству в 2013 году денежные средства не были своевременно использованы по объективным причинам. Законом предусмотрена возможность использования этих денежных средств следующем 2014 году. В подтверждение указанного обстоятельства, Министерством суду представлена информация об освоении в 2014 году денежных средств, предназначенных для оказания финансовой помощи с приложением копий платежных поручений.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11.08.2015 по делу № А69-4220/2014

38. Непредъявление поставщику требования об уплате неустойки за неисполнение государственного контракта не может расцениваться как нарушение пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации и пункта 11 статьи 9 Закона о размещении заказов.

В ходе рассмотрения заявления Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Тыва о признании недействительным представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Тыва, апелляционный суд выяснил, что в 2012 году между Управлением Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Тыва и ФГУП «Маслозавод» ФСИН России был заключен государственный контракт на поставку продовольствия. После его расторжения возврат аванса был произведен несвоевременно и у государственного заказчика возникло право требовать неустойку, которым он не воспользовался.

Территориальное управление Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Тыва расценило это как нарушение заказчиком пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации и пункта 11 статьи 9 Федерального закона от 27.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Суд первой инстанции с данным выводом органа финансово-бюджетного надзора согласился, однако апелляционный суд в данной части решение отменил, указав следующее.

Пунктом 11 статьи 9 Закона о размещении заказов предусмотрено, что в случае просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного контрактом, заказчик вправе потребовать уплату неустойки (штрафа, пеней). Неустойка (штраф, пени) начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается контрактом в размере не менее одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой ответственности, относятся к категории неналоговых доходов бюджетов.

Надзорным органом и судом первой инстанции не учтено, что в соответствии с пунктом 11 статьи 9 Закона о размещении заказов требование об уплате неустойки является правом, но не обязанностью стороны по договору, пункт 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации определяет только к какой категории доходов относятся средства, полученные в результате применения мер гражданско-правовой ответственности, поэтому непредъявление заявителем предприятию требования об уплате пени за несвоевременный возврат аванса при расторжении государственного контракта, нарушением бюджетного законодательства не является.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.08.2015 по делу № А69-701/2015

Раздел 6. Результаты бюджетного контроля и их оспаривание

Подраздел 6.1. Компетенция арбитражных судов по делам об оспаривании результатов бюджетного надзора

39. Акт проверки финансово-хозяйственной деятельности, составленный ТУ Росфиннадзора, является доказательством совершения правонарушения, не подлежит самостоятельному обжалованию.

ТУ Росфиннадзора по Красноярскому краю была проведена проверка финансово-хозяйственной деятельности ФКУ «Байкалуправтодор», в ходе которой выявлены разные нарушения.

Результаты проверки отражены в акте, на основании которого выдано представление и предписание.

Суд первой инстанции, проверив процедуру проверки, пришел  к выводу о том, что она соблюдена. В связи с этим указал, что ТУ Росфиннадзора по Красноярскому краю при проведении проверки и составлении акта действовал в соответствии с Правилами осуществления Федеральной службой финансово-бюджетного надзора полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере и Административным регламентом исполнения Федеральной службой финансово-бюджетного надзора государственной функции по контролю в финансово-бюджетной сфере. Акт проверки является относимым и допустимым доказательством по настоящему делу.

Заявитель в жалобе указывал, что акт является самостоятельным документом, который заявителем в рамках рассматриваемого спора не обжаловался, и потому суд был не вправе его оценивать.

Апелляционный суд указал, что акт не подлежит самостоятельному обжалованию и потому оценивается в качестве доказательства, а не в качестве ненормативного акта.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19.10.2015 по делу № А33-24119/2014

Подраздел 6.2. Требования к предписаниям и представлениям, принимаемым по результатам бюджетного надзора

40. Из предписания о возмещении причиненного ущерба должно быть ясно, какому бюджету причинен ущерб и куда он должен возмещаться.

Территориальным управлением Росфиннадзора  была проведена проверка целевого использования средств федерального бюджета, выделенных на модернизацию региональных систем общего образования в учреждении (школе), по результатам которой выявлено, что учреждением произведены неправомерные расходы средств федерального бюджета в на оплату подрядчику невыполненных работ; и  вынесено предписание, которым учреждению указано устранить нарушения бюджетного законодательства и возместить причиненный ущерб.

Обжалуя предписание, учреждение указывало на его незаконность и исполнимость, так как в нем не было указано, какому бюджету причинен ущерб и соответственно не понятно, кому его возмещать.

Апелляционный суд не согласился с доводом о том, что отсутствие в тексте предписания указания на конкретный бюджет не позволяет его исполнить. 

Понятие «ущерб, причиненный Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию» не установлено бюджетным законодательством Российской Федерации, а также Гражданским кодексом Российской Федерации.

Бюджетным кодексом Российской Федерации, Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.11.2013 года № 1092 «О порядке осуществления Федеральной службой финансово-бюджетного надзора полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере» и иными нормативно-правовыми актами не установлено требований об обязательном указании в предписании органа государственного (муниципального) контроля выше названных данных.

В силу этого апелляционный суд не согласился с доводом Школы о том, что отсутствие в тексте предписания указания на адресата, которому должен быть возмещен ущерб: Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование и реквизитов для возмещения причиненного ущерба делает предписание ничтожным.

Однако, учитывая письмо Министерства финансов Российской Федерации от 14.07.2014 № 02-10-09/34216 суд указал, что нарушителю должно быть ясно, какому бюджету причинен ущерб и кому надлежит перечислить денежные средства – поскольку из текста акта, на основании которого выдано предписание, следует, что ущерб причинен бюджету Российской Федерации, и там же указаны суммы, суд решил, что предписание являлось исполнимым.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 08.04.2015 по делу № А74-5989/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.08.2015 по делу № А74-5989/2014 данное постановление оставлено без изменения.

41. Отсутствие в предписании органа финансово-бюджетного надзора указания на конкретную нарушенную норму свидетельствует о незаконности предписания.

В суд было оспорено предписание территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. Отменяя предписание по мотиву недоказанности самого нарушения, суд указал так же следующее.

Из акта проверки следовало, что указанное в пункте 1 предписания нарушение выразилось в неправомерной оплате невыполненных работ на сумму 27 074 рубля, так как согласно акту обмера объем выполненных работ, указанный в акте формы КС-2, завышен на 3,9 кв. м.

Согласно пункту 1 оспариваемого предписания заявителем нарушены статья 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации и Методика № 15/1 (Постановление Госстроя России от 05.03.2004 № 15/1 «Об утверждении и введении в действие Методики определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации») при оплате выполненных работ по устройству пола из керамогранитной плитки на основании государственного контракта.

Однако при этом, указывая на нарушение заявителем Методики № 15/1, ответчик ни в акте проверки, ни в оспариваемом предписании, не указал конкретные нормы Методики № 15/1, которые, по его мнению, нарушены.

В силу пункта 3 статьи 270.2 Кодекса под предписанием понимается документ органа государственного (муниципального) финансового контроля, содержащий обязательные для исполнения в указанный в предписании срок требования об устранении нарушений бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, и (или) требования о возмещении причиненного такими нарушениями ущерба Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию.

В соответствий с подпунктом «б» пункта 99 Административного регламента исполнения Федеральной службой финансово-бюджетного надзора государственной функции по контролю в финансово-бюджетной сфере, утвержденного приказом Минфина России от 20.03.2014 № 18н (зарегистрировано в Минюсте России 15.05.2014 № 32270), при осуществлении полномочий по внутреннему государственному финансовому контролю в сфере бюджетных правоотношений руководитель (заместитель руководителя) Службы (территориального органа) направляет предписания, содержащие обязательные для исполнения в указанный в предписании срок требования об устранении нарушений бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, и (или) требования о возмещении причиненного такими нарушениями ущерба Российской Федерации.

Приказом Росфиннадзора от 20.11.2014 № 437 «Об утверждении форм и требований к содержанию документов, составляемых должностными лицами Федеральной службы финансово-бюджетного надзора при реализации полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере» (зарегистрирован в Минюсте России 19.12.2014 № 35260) в приложении № 9 утверждена форма предписания, которая в качестве одного из реквизитов содержит графу об указании пункта, части, статьи, являющихся правовым основанием предоставления бюджетных средств, положения которых нарушены.

Предписание было признано незаконным.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.10.2015 по делу № А74-3972/2015

42. Орган финансово-бюджетного надзора вправе внести изменения в принятые им по результатам проверки акт и предписания в порядке самоконтроля.

После проверки судом первой инстанции и признания законности предписания, в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции, Служба финансово-экономического контроля и контроля в сфере закупок Красноярского края признала некорректность расчета подлежащей возврату в краевой бюджет суммы субвенции по причине технической (арифметической) ошибки, вследствие чего Службой приказами были внесены изменения в акт проверки и в предписание в части уменьшения суммы выявленного финансового нарушения и данные приказы высланы проверенному лицу и в суд.

Апелляционный суд счел, что исправление Службой допущенных ею арифметических ошибок не должно являться основанием для отмены ни актов Службы, ни решения суда первой инстанции.

При этом апелляционный суд исходил из того, что указанное дополнение к акту проверки вынесено Службой в рамках устранения нарушения действующего законодательства, обладает признаками ненормативного правового акта и не нарушает прав и законных интересов заявителя.

Основываясь на общих полномочиях органов государственной власти, органы вправе принимать ненормативные акты, в том числе и такие, которыми изменяются или отменяются ранее принятые ими акты, в том числе и в порядке самоконтроля. Такое изменение не должно затрагивать права тех лиц, в отношении которых приняты указанные акты.

Приказ и дополнения к акту проверки приняты Службой в соответствии с пунктом 5 статьи 160.2.1, статьей 270.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, подпунктом 1 пункта 3.1, подпунктами 19, 20 пункта 3.5, подпунктом 2, 11 пункта 4.3 Положения о службе финансово-экономического контроля и контроля в сфере закупок Красноярского края, утвержденного Постановлением Правительства Красноярского края от 13.12.2013 №657-п, Порядком осуществления полномочий органом внутреннего государственного финансового контроля Красноярского края по внутреннему финансовому контролю, утвержденным постановлением Правительства Красноярского края от 02.10.2015 № 514-п.

Названными актами Служба наделена полномочиями по изданию ненормативных актов.

В настоящем деле оспаривается предписание, в которое были внесены изменения, а не акт, которым данные изменения были внесены, при этом в результате внесения изменений общая сумма ущерба бюджету Красноярского края, подлежащая возмещению, уменьшена, что не ухудшает положение ответчика. Сам ответчик не возражает против внесенных изменений.

Внесение Службой изменений в результате выявления арифметической ошибки способствует достижению цели законности в деятельности Службы.

Выбранная Службой процедура внесения изменений исключает произвольность принятия ненормативных актов – изменения в предписание оформлены приказом, данный приказ направлен в адрес Департамента, то есть с момента издания приказа №108оп предписание обладает юридической силой именно в измененном виде.

В указанной ситуации признание незаконным предписания Службы в том виде, в котором оно было до внесения изменений, не имеет правовой цели – поскольку предписание уже изменено самим органом, а для признания его незаконным в измененном виде отсутствуют правовые основания.

В силу этого исправление Службой арифметических ошибок принятием приказа №108оп после вынесении решения судом первой инстанции само по себе не является основанием для отмены обжалуемого решения суда первой инстанции, поскольку не меняет его содержания, то есть не влияет на существо принятого судебного акта – об отказе в удовлетворении заявленных требований Департамента. 

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 23.12.2015 по делу №А33-16352/2015

Раздел 7. Нарушения законодательства о защите конкуренции как результат несоблюдения требований бюджетного законодательства

43. Поскольку выдача субсидии на основании акта администрации (в отличие от субсидии на основании акта представительного органа о бюджете) является предоставлением преференции, то она должна согласовываться с антимонопольным органом. Несоблюдение данного требования является нарушением требований статей 15, 19 и 20 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Мэрией города Кызыла МУП «Дортехсервис» была предоставлена субсидия в целях возмещения затрат за выполненные объемы работ по эксплуатации и содержанию светофорных объектов, систем видеонаблюдения, установке и эксплуатации дорожных знаков и нанесению дорожной разметки, без предварительного согласования с антимонопольным органом в порядке, определенном главой 5 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

В силу пункта 1 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации субсидии юридическим лицам (за исключением субсидий государственным (муниципальным) учреждениям), индивидуальным предпринимателям, физическим лицам - производителям товаров, работ, услуг предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг.

При таких условиях, учитывая, что предоставление субсидий МУП «Дортехсервис» в целях, указанных в пункте 1 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации, свидетельствует о предоставлении отдельному хозяйствующему субъекту преимущества, обеспечивающего более выгодные условия деятельности, в виде выплаты ему из бюджета денежных средств, то следует признать, что субсидия являлась муниципальной преференцией.

Главой 5 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» установлен порядок предоставления государственных и муниципальных преференций.

Согласно пункту 10 статьи 35 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в исключительной компетенции представительного органа местного самоуправления находятся утверждение местного бюджета и отчета о его исполнении.

Статья 2 Бюджетного кодекса Российской Федерации относит к бюджетному законодательству в том числе, муниципальные правовые акты представительных органов муниципальных образований о местных бюджетах (сокращенно именуемых решением о бюджете).

Органы местного самоуправления вправе также принимать муниципальные правовые акты, регулирующие бюджетные правоотношения, в пределах своей компетенции в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации (пункт 5 статьи 3 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации субсидии юридическим лицам предоставляются из местного бюджета в случаях и порядке, предусмотренных решением представительного органа муниципального образования о бюджете и принимаемым в соответствии с ним муниципальными правовым актами местной администрации.

Таким образом, бюджетное законодательство и законодательство о местном самоуправлении различают решения органа местного самоуправления о бюджете и акты местной администрации, регулирующие предоставление субсидий.

Решение (акт) органа местного самоуправления о бюджете - это решение представительного органа местного самоуправления о бюджете (решение Хурала).

Акт местной администрации, регулирующий предоставление субсидий, по своей правовой природе не идентичен акту органа местного самоуправления о бюджете, и не является актом органа местного самоуправления о бюджете, на наличие которого указано в пункте 1 части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции.

Из толкования пункта 1 части 3 статьи 19 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» усматривается, что не требуется предварительного письменного согласия антимонопольного органа при предоставлении муниципальной преференции на основании акта органа местного самоуправления о бюджете, содержащего или устанавливающего порядок определения размера государственной или муниципальной преференции и ее конкретного получателя.

В данном случае субсидия была предоставлена  на основании распоряжений Мэрии города Кызыла, при этом решение Хурала представителей города Кызыла не содержало положений, содержащих или устанавливающих порядок определения размера муниципальной преференции и ее конкретного получателя.

В связи с этим суды пришли к выводу о том, что Мэрия нарушила пункт 7 части 1 статьи 15, статьи 19 и 20 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в части предоставления муниципальной преференции МУП «Дортехсервис» в виде субсидий из бюджета г. Кызыла на возмещение затрат на основании распоряжений Мэрии г. Кызыла без предварительного согласования с антимонопольным органом в порядке определенном главой 5 Закона о защите конкуренции.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18.05.2015 по делу № А69-2923/2014

44. Предоставление муниципальной преференции в виде субсидии на возмещение затрат без предварительного согласования с антимонопольным органом влечет привлечение лица, занимающего муниципальную должность и принявшего решение о предоставлении преференции, к административной ответственности по части 2 статьи 14.9 КоАП РФ.

Управление Федеральной антимонопольной службы по Республике Тыва обратилось в арбитражный суд с заявлением к Мэру города Кызыла Ховалыгу В.Т. о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Суд первой инстанции в удовлетворении заявления отказал, не найдя в действиях мэра состава правонарушения, апелляционный суд решение отменил, в силу следующего.

Мэрия города Кызыла признана нарушившей пункт 7 части 1 статьи 15, статьи 19 и 20 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», в части предоставления муниципальной преференции МУП «Кызылское АТП» в виде представления субсидий из бюджета г. Кызыла на возмещение затрат на основании постановлений мэрии города Кызыла без предварительного согласования с антимонопольным органом, в порядке определенном главой 5 Федерального закона от 26.07.2006 «О защите конкуренции». Решение о предоставлении преференции подписано Мэром г. Кызыла.

Суд первой инстанции полагал, что субсидия предоставлена в соответствии с законом. Но поскольку в настоящем случае, как и в вышеприведенном примере, субсидия была выдана на основании постановления администрации г. Кызыла, а не на основании решения представительного органа местного самоуправления, то выдача субсидии без согласования с антимонопольным органом была незаконной.

В силу этого апелляционный суд счел, что мэр должен быть привлечен к административной ответственности.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 по делу № А69-3311/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.06.2015 по делу № А69-3311/2014 данное постановление оставлено без изменения; постановлением Верховного Суда РФ от 08.10.2015 № 302-АД15-12590 данное постановление оставлено без изменения.

45. Включение в долгосрочную целевую программу по развитию и поддержке субъектов малого и среднего предпринимательства условия о том, что получателями средств в рамках указанной программы могут быть субъекты малого и среднего предпринимательства, зарегистрированные на территории Красноярского края и осуществляющие деятельность на территории Богучанского района, является со стороны администрации района нарушением ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции.

В соответствии со статьей 8 Конституции Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

При этом согласно статье 34 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Статьей 6 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» установлено, что основными целями государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства являются, в том числе развитие субъектов малого и среднего предпринимательства в целях формирования конкурентной среды в экономике Российской Федерации; обеспечение благоприятных условий для развития субъектов малого и среднего предпринимательства; обеспечение конкурентоспособности субъектов малого и среднего предпринимательства; увеличение количества субъектов малого и среднего предпринимательства; обеспечение занятости населения и развитие самозанятости.

В соответствии со статьей 14 указанного Федерального закона определены основные принципы поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства: заявительный порядок обращения субъектов малого и среднего предпринимательства за оказанием поддержки (пункт 1); доступность инфраструктуры поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства для всех субъектов малого и среднего предпринимательства (пункт 2); равный доступ субъектов малого и среднего предпринимательства, соответствующих критериям, предусмотренным федеральными программами развития субъектов малого и среднего предпринимательства, региональными программами развития субъектов малого и среднего предпринимательства, муниципальными программами развития субъектов малого и среднего предпринимательства, к участию в соответствующих программах (пункт 3); оказание поддержки с соблюдением требований, установленных Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ (пункт 4); открытость процедур оказания поддержки (пункт 5).

Из анализа вышеназванных норм права не следует, что поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства ставится в зависимость к территории регистрации субъектов.

Вместе с тем постановлением администрации определено, что получателями средств в рамках Программы могут быть субъекты малого и среднего предпринимательства, зарегистрированные на территории Красноярского края и осуществляющие деятельность на территории Богучанского района, что противоречит вышеуказанным положениям законодательства.

В связи с этим суды сочли, что администрация нарушила закон о защите конкуренции.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.04.2015 по делу № А33-21136/2014; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18.06.2015 по делу № А33-21136/2014 данное постановление оставлено без изменения; определением Верховного Суда РФ от 13.08.2015 № 302-КГ15-10334 по делу № А33-21136/2014 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано

Раздел 8. Споры, связанные с бюджетами государственных внебюджетных фондов

Подраздел 8.1 Споры с Фондом обязательного медицинского страхования Российской Федерации 

46.1. Фонд обязательного медицинского страхования имеет право контроля за целевым расходованием средств обязательного медицинского страхования, полученных медицинской организацией от страховой организации.

46.2. В случае нецелевого использования средств обязательного медицинского страхования Фонд обязательного медицинского страхования имеет право требовать перечисления этих средств в доход бюджета, а так же требовать взыскания пени и штрафа.

46.3. Такие требования Фонда обязательного медицинского страхования подлежат рассмотрению как иски о взыскании неосновательного обогащения.

ТФОМС Республики Тыва в отношении Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Тыва «Улуг-Хемский межкожуунный медицинский центр» проведена проверка целевого использования средств обязательного медицинского страхования. В результате проверки составлен акт, согласно которому установлено нецелевое и неправомерное использование учреждением средств обязательного медицинского страхования. По результатам проверки фондом в срок до 04.12.2012 предложено восстановить указанную сумму средств на счет ТФОМС Республики Тыва, а также перечислить штраф  и пени. Поскольку этого сделано не было, территориальный фонд обязательного медицинского страхования Республики Тыва  обратился в арбитражный суд с заявлением к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Республики Тыва «Улуг-Хемский межкожуунный медицинский центр»  о взыскании средств обязательного медицинского страхования использованных не по целевому назначению, штрафа  и пени.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Фонд, не являясь стороной договоров, по которым от ЗАО «Капитал Медицинское страхование» учреждению были перечислены средства медицинского страхования за оказанную помощь, не вправе заявлять требования о взыскания соответствующих средств, штрафа и пени.

Апелляционный суд не согласился с данным подходом, решение отменил, требования удовлетворил, указав на следующее.

В соответствии с положениями часть 5 статьи 15, пункта 1 части 1 и пункта 5 части 2 статьи 20 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», деятельность в сфере обязательного медицинского страхования осуществляется медицинской организацией на основании договора на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, заключенного со страховой медицинской организацией, участвующей в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования; на основании такого договора медицинская организация вправе получать средства за оказанную медицинскую помощь в соответствии с установленными тарифами на оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию и несет корреспондирующую этому праву обязанность использовать средства обязательного медицинского страхования, полученные за оказанную медицинскую помощь, в соответствии с программами обязательного медицинского страхования).

Статьей 37 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» установлено, что право застрахованного лица на бесплатное оказание медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию реализуется на основании заключенных в его пользу между участниками обязательного медицинского страхования договора о финансовом обеспечении обязательного медицинского страхования и договора на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию.

По договору о финансовом обеспечении обязательного медицинского страхования страховая медицинская организация обязуется оплатить медицинскую помощь, оказанную застрахованным лицам в соответствии с условиями, установленными территориальной программой обязательного медицинского страхования, за счет целевых средств (часть 1 статьи 38 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»).

Из содержания соответствующих прав и обязанностей сторон этого договора, а также иных положений статьи 38 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» следует, что условиями заключения и исполнения данного договора является предоставление территориальным фондом страховой медицинской организации средств на расходы (часть 18), целевой характер данных средств (части 2, 3, 4, 5, 12).

В свою очередь положения статьи 39 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» устанавливают, что договор на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию заключается между медицинской организацией, включенной в реестр медицинских организаций, которые участвуют в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования и которым решением комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования установлен объем предоставления медицинской помощи, подлежащий оплате за счет средств обязательного медицинского страхования, и страховой медицинской организацией, участвующей в реализации территориальной программы обязательного медицинского страхования, в установленном настоящим Федеральным законом порядке. По договору на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию медицинская организация обязуется оказать медицинскую помощь застрахованному лицу в рамках территориальной программы обязательного медицинского страхования, а страховая медицинская организация обязуется оплатить медицинскую помощь, оказанную в соответствии с территориальной программой обязательного медицинского страхования.

Из приведенных норм права следует, что обязательное медицинское страхование, а именно обеспечение права лица застрахованного лица на бесплатное оказание медицинской помощи реализуется посредством заключения договоров, в соответствии с условиями которых денежные средства поступают медицинской организации от территориального фонда опосредованно через страховую медицинскую организацию.

Таким образом, все денежные средства, которые обеспечивают функционирование системы обязательного медицинского страхования, в общем виде являются денежными средствами Фонда обязательного медицинского страхования. В силу этого, даже если в конечном звене функционирующей системы обязательного медицинского страхования денежные средства медицинской организации выделяются не Фондом, а страховой медицинской организацией, именно Фонд выделяет их страховой медицинской организации.

В силу этого апелляционный суд счел указание суда первой инстанции об отсутствии договорных отношений между Фондом и медицинской организацией не имеющими правового значения

Прямым следствием из вышесказанного является наличие у Фонда права контроля за выделенными в систему обязательного медицинского страхования средствами.

Согласно части 11 статьи 40 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» территориальный фонд обязательного медицинского страхования в порядке, установленном Федеральным фондом обязательного медицинского страхования, вправе осуществлять контроль за использованием средств обязательного медицинского страхования страховыми медицинскими организациями и медицинскими организациями.

В силу части 9 статьи 39 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ (в редакциях, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 30.11.2011 № 369-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» и после изменений) за использование не по целевому назначению медицинской организацией средств, перечисленных ей по договору на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, медицинская организация обязана уплатить штраф. Средства, использованные не по целевому назначению, медицинская организация возвращает в бюджет территориального фонда в течение 10 рабочих дней со дня предъявления территориальным фондом соответствующего требования.

Таким образом, исходя из анализа указанных норм права, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что право на обращение территориального фонда с требованием о взыскании с медицинской организации денежных средств, использованные не по целевому назначению, сумм штрафов и пени, вытекает из целевого характера средств, поступающих от фонда, наличия у него полномочий по контролю за использованием средств обязательного медицинского страхования страховыми медицинскими организациями.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ТФОМС Республики Тыва в соответствии с положениями статей 4, 44 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вправе в качестве заявителя по делу обратиться в суд с требованием о возврате средств обязательного медицинского страхования, использованных не по целевому назначению, а также сумм штрафа и пени.

Иное толкование вышеприведенных правовых норм необоснованно бы ограничило права территориального органа при осуществлении контроля за целевым использованием медицинскими организациями средств обязательного медицинского страхования.

Более того, Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 24.10.2013 № 1648-О отмечено, что в системе действующего правового регулирования средства обязательного медицинского страхования, за счет которых осуществляется оплата расходов медицинских организаций на оказание бесплатной медицинской помощи по программам обязательного медицинского страхования, имеют особое публичное предназначение, а потому медицинские организации, осуществляющие свою деятельность в сфере обязательного медицинского страхования, вне зависимости от формы собственности (частная, государственная, муниципальная) и организационно-правовой формы должны обеспечить их целевое использование.

С учетом изложенного апелляционный суд счел, что правоотношения, связанные с целевым использованием средств обязательного медицинского страхования носят публично-правовой характер, что подтверждает правомерность обращения территориального фонда в арбитражный суд с вышеуказанными требованиями.

Определяясь с характером сумм, которые просит взыскать заявитель, суд апелляционной инстанции принял во внимание, что денежные средства, поступившие учреждению от ЗАО «Капитал Медицинское страхование», были перечислены учреждению как медицинской организации, участвующей в системе обязательного медицинского страхования в соответствии с установленными программами на 2011 и 2012 годы, из средств территориального фонда исходя из утвержденных тарифов.

Следовательно, вменяемое учреждению нарушение в виде нецелевого использования перечисленных ему денежных средств и наличие у территориального фонда права на их взыскание предполагает неосновательное получение им денежных средств и наличие обязанности по их возврату, что соответствует понятию неосновательного обогащения, определенного в главе 60 части 2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обстоятельства нецелевого использования средства обязательного медицинского страхования в ходе рассмотрения спора фондом были доказаны.

Результаты проверки оформлены актом от 20.11.2012 № 28, с соответствующим заявлением о взыскании ТФОМС Республики Тыва обратился в арбитражный суд 27.02.2015, в связи с чем право на взыскание данных сумм не утрачено, сроки исковой давности не пропущены.

В части взыскания с учреждения штрафа и пени суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Частью 9 статьи 39 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ в редакции до 14.06.2011 была предусмотрена уплата медицинской организацией, допустившей использование не по целевому назначению средств, перечисленных ей по договору на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, штрафа в размере суммы нецелевого использования средств и пени в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день предъявления санкций, от суммы нецелевого использования указанных средств. Средства, использованные не по целевому назначению, медицинская организация возвращает в бюджет территориального фонда в течение 10 рабочих дней со дня предъявления территориальным фондом соответствующего требования.

Вместе с тем Федеральным законом от 30.11.2011 № 369-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» в указанную норму внесены изменения, в соответствии которыми медицинской организации, допустившей указанное нарушение, следует уплатить в бюджет территориального фонда штраф в размере 10 процентов от суммы нецелевого использования средств и пени в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день предъявления санкций, от суммы нецелевого использования указанных средств за каждый день просрочки.

В соответствии с общим принципом, предусмотренным статьей 54 Конституции Российской Федерации, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Таким образом, закон, смягчающий или устраняющий ответственность либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого решение о наложении штрафа не исполнено.

Статья 54 Конституции Российской Федерации имеет прямое действие, ее нормы подлежат применению и в тех случаях, когда в том или ином законе или нормативном правовом акте они не нашли соответствующего отражения.

При этом как следует из положений пункта 4.3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 года № 4-П императивное по своему характеру правило части 2 статьи 54 Конституции Российской Федерации, предписывающее применять новый закон в случаях, когда после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий, которые позволяли бы ему в таких случаях игнорировать действие этого закона.

Таким образом, спорные изменения обладают обратной силой и подлежат применению в связи с тем, что улучшают положение учреждения, поскольку уменьшают размер штрафных санкций; размер штрафных санкций подлежит определению исходя из 10% суммы средств, использованных не по целевому назначению.

Следовательно, требование ТФОМС Республики Тыва о взыскании с учреждения штрафа подлежало удовлетворению.

В части взыскания с учреждения на основании части 9 статьи 39 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ суммы пени суд апелляционной инстанции принял во внимание, что согласно приведенной норме средства, использованные не по целевому назначению, медицинская организация возвращает в бюджет территориального фонда в течение 10 рабочих дней со дня предъявления территориальным фондом соответствующего требования.

Согласно пункту 26 Положения о контроле за деятельностью страховых медицинских организаций и медицинских организаций в сфере обязательного медицинского страхования территориальными фондами обязательного медицинского страхования, утвержденного приказом ФФОМС от 16.04.2012 № 73, возврат (возмещение) средств, в том числе использованных не по целевому назначению, и (или) уплата штрафов, пеней осуществляется страховой медицинской организацией (филиалом страховой медицинской организации) на основании акта проверки в порядке, определенном Федеральным законом от 29.11.2010 № 326-ФЗ.

Акт проверки составлен 20.11.2012 и вручен представителю учреждения 20.11.2012, срок оплаты в акте указан до 04.12.2012, следовательно, соответствующие суммы пени подлежали начислению с 05.12.2012.

Таким образом, требования Фонда были удовлетворены в полном объеме

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.08.2015 по делу № А69-453/2015; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.11.2015 по делу № А69-453/2015 данное постановление оставлено без изменения.

47. Оплата медицинской организацией на основании исполнительного листа суммы морального вреда пациенту за счет средств фонда обязательного медицинского страхования является нецелевым расходованием таких средств.

В ходе проверки фондом обязательного медицинского страхования был выявлен факт нецелевого использования медицинским учреждением в 2013 году средств ОМС - указанная сумма выплачена учреждением гражданам по исполнительным листам во исполнение решения суда общей юрисдикции о взыскании с учреждения морального вреда. При этом судебный акт о взыскании с учреждения морального вреда принят и вступил в законную силу в 2012 году.

Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что использование средств ОМС на погашение обязательств 2012 года неправомерно, поскольку заявитель участвует в реализации Территориальной программы ОМС с 01.01.2013. Апелляционный суд с ним согласился.

Согласно статьям 6, 10, 11, 144 БК РФ бюджеты государственных внебюджетных фондов Российской Федерации и бюджеты территориальных государственных внебюджетных фондов относятся к бюджетам бюджетной системы Российской Федерации.

Согласно статье 38 БК РФ принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.

Статья 289 БК РФ определяет нецелевое использование бюджетных средств как направление и использование их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.

Пунктом 5 части 2 статьи 20 Федерального закона от 29 ноября 2010 года № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» установлена обязанность медицинской организации использовать средства ОМС, полученные за оказанную медицинскую помощь, в соответствии с программами ОМС. Такая обязанность также предусмотрена пунктом 5.10 Типовой формы договора на оказание и оплату медицинской помощи по ОМС, утвержденной приказом Минздрава России от 24.12.2012 № 1355н.

Частью 7 статьи 35 Федерального закона от 29 ноября 2010 года № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» определена структура тарифа на оплату медицинской помощи.

В соответствии с частью 1 статьи 30 Федерального закона от 29 ноября 2010 года № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» тарифы на оплату медицинской помощи рассчитываются в соответствии с методикой расчета тарифов на оплату медицинской помощи, утвержденной уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в составе правил ОМС, и включают в себя статьи затрат, установленные территориальной программой ОМС.

Согласно части 3 статьи 51 Федерального закона № 326-ФЗ с 01.01.2011 по 31.12.2012 тариф на оплату медицинской помощи в части базовой программы ОМС включал в себя расходы, определенные Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи, утвержденной Правительством Российской Федерации.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что расходов на возмещение гражданам морального вреда данный тариф не содержит.

На основании изложенного, апелляционная коллегия поддержала выводы суда первой инстанции и фонда о том, что спорные расходы заявителя по обязательствам, возникшим по судебному решению 2012 года, то есть до начала реализации Территориальной программы ОМС 2013 года, должны были погашаться за счет иных источников финансирования (средства бюджета Республики Хакасия, доходы от оказания платных услуг), которые были у заявителя в спорный период.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.04.2015 по делу № А74-8191/2014

48. Оплата медицинской организацией в 2013 году за счет средств ФОМС коммунальных услуг, оказанных ей в 2012 году и капитального ремонта, является нецелевым расходованием таких средств.

ФОМС проведена комплексная проверка целевого использования государственным бюджетным учреждением здравоохранения Республики Хакасия «Абаканская межрайонная клиническая больница»  средств обязательного медицинского страхования за 2013 год и выявлено нецелевое использование - на расходы по оплате коммунальных услуг по решению арбитражного суда (обязательства медицинского учреждения перед поставщиками услуг, возникшие по состоянию на 01.01.2013) и на расходы на капитальный ремонт системы газоснабжения.

Решениями Арбитражного суда Республики Хакасия с учреждения была взыскана задолженность по договору энергоснабжения за декабрь 2012 года и задолженность по договору на поставку и использование тепловой энергии в горячей воде за декабрь 2012 года.

Согласно статье 38 БК РФ принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.

Статья 289 БК РФ определяет нецелевое использование бюджетных средств как направление и использование их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.

То есть спорные расходы заявителя по обязательствам, возникшим в 2012 году, то есть до начала реализации Территориальной программы ОМС на 2013 год, должны были финансироваться за счет средств бюджета Республики Хакасия. Денежные средства для оплаты такой задолженности надлежит квалифицировать как необходимые в целях окончательной оплаты обязательств 2012 года.

Поскольку учреждение участвует в реализации Территориальной программы ОМС с 01.01.2013, то неправомерным является использование средств ОМС на погашение обязательств 2012 года, которые должны были оплачиваться за счет иных источников финансирования (средства бюджета Республики Хакасия, доходы от оказания платных услуг).

С 01.01.2013 изменился бюджет, за счет которого производится оплата расходов на коммунальные услуги. В рассматриваемом случае задолженность сформировалась в 2012 году, поэтому относится к расходным обязательствам бюджета 2012 года. Источником финансирования текущих обязательств 2012 года (независимо от обстоятельства отражения задолженности в бухгалтерском учете учреждения) является бюджет субъекта Российской Федерации, а не средства ОМС, соответственно, задолженность 2012 года не подлежала погашению за счет средств ОМС.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15.05.2015 по делу № А74-8022/2014

Подраздел 8.2. Споры с фондом социального страхования Российской Федерации 

49. Убытки, возникшие в связи с непринятием ответчиком к зачету расходов по выплате пособия по временной нетрудоспособности по листкам нетрудоспособности, выданным работникам заявителя, и начислением в связи с этим пени должны быть взысканы с Фонда социального страхования, а не с Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Красноярского края по делу № А33-13265/2013 в пользу ОАО «Енисейское речное пароходство» с Российской Федерации в лице Фонда социального страхования Российской Федерации были взысканы убытки, возникшие в связи с непринятием ответчиком к зачету расходов по выплате пособия по временной нетрудоспособности по листкам нетрудоспособности. В удовлетворении исковых требований к государственному учреждению - Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации было отказано.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 05.06.2014 по делу № А33-13265/2013, постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.09.2014 по делу № А33-13265/2013 данное решение оставлено без изменения.

Министерство финансов Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с ходатайством о разъяснении судебного акта.

Определением от 20.04.2015 удовлетворено заявление Министерства финансов Российской Федерации о разъяснении решения Арбитражного суда Красноярского края от 21.03.2014. Судом разъяснено, что согласно вынесенному Арбитражным судом Красноярского края решению от 21.03.2014 суммы убытков и судебных расходов по уплате государственной пошлины подлежат взысканию в пользу общества с Российской Федерации в лице Фонда за счет средств Фонда путем направления исполнительного документа в орган Федерального казначейства.

Фонд не согласился с выводом суда о том, что исполнение решения суда подлежит за счет бюджета Фонда, поскольку решением суда от 31.03.2014 убытки, причиненные обществу, были взысканы не с Фонда, а с Российской Федерации. Фонд был привлечен к участию в деле только в связи с тем, что в спорный период являлся главным распорядителем средств федерального бюджета, в качестве представителя ответчика - публично-правового образования - Российской Федерации. По мнению Фонда, суд первой инстанции, указав на взыскание убытков за счет бюджета Фонда, а не с публично-правового образования Российской Федерации за счет казны, фактически изменил решение суда от 21.03.2015 по делу № А33-13265/2013.

Однако суд в определении указал, что удовлетворяя заявление о взыскании с Фонда в пользу общества убытков, суды исходили из того, что Фонд является главным администратором доходов бюджета по страховым взносам на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. Кроме того, в соответствии со статьей 31 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», причиненные плательщикам страховых взносов убытки возмещаются за счет бюджетов соответствующих государственных внебюджетных фондов в соответствии с законодательством Российской Федерации. Принимая во внимание изложенное, и учитывая, что в резолютивной части решения суда по делу № А33-13265/2013  указано на взыскание убытков с Российской Федерации в лице Фонда, взыскание денежных средств должно производиться за счет бюджета Фонда путем направления исполнительного документа в орган Федерального казначейства, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов Фонда.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.07.2015 по делу № А33-13265/2013; постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 22.10.2015 по делу № А33-13265/2013 данное постановление оставлено без изменения.

50. Фонд социального страхования вправе обратиться в суд с заявлением об установлении юридического факта утраты возможности взыскания недоимки по страховым взносам, пени и штрафов.

Государственное учреждение - Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в суд с заявлением об установлении юридического факта утраты возможности взыскания недоимки по страховым взносам, пени и штрафов.

Определением суда первой инстанции заявление Фонда оставлено без рассмотрения.

Апелляционный суд отменил указанное определение на основании следующего.

В соответствии со статьей 23 Федерального закона от 24.07.1998 № 212-ФЗ недоимка, числящаяся за отдельными плательщиками страховых взносов, уплата и (или) взыскание которой оказались невозможными в силу причин экономического, социального или юридического характера, признается безнадежной и списывается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Правила, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, применяются также при списании безнадежной задолженности по пеням и штрафам.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.10.2009 № 820 «О порядке признания безнадежными к взысканию и списания недоимки по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды и задолженности по начисленным пеням и штрафам» утвержден порядок признания безнадежными к взысканию и списания недоимки по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды и задолженности по начисленным пеням и штрафам.

Подпунктом «г» пункта 1 указанного Постановления установлено, что признаются безнадежными к взысканию и списываются недоимка по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды, числящаяся за отдельными плательщиками указанных страховых взносов (далее - недоимка), и задолженность по начисленным пеням и штрафам (далее - задолженность) в случае принятие судом акта, в соответствии с которым органы контроля за уплатой страховых взносов утрачивают возможность взыскания недоимки и задолженности по пеням и штрафам в связи с истечением установленного срока их взыскания, в том числе вынесения им определения об отказе в восстановлении пропущенного срока подачи заявления в суд о взыскании недоимки и задолженности по пеням и штрафам.

В соответствии с подпунктом «г» пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 17.10.2009 № 820 решение о признании безнадежными к взысканию и списании недоимки и задолженности, а также сумм, указанных в пункте 1 (1) настоящего Постановления, принимается при наличии вступившего в законную силу акта суда, в соответствии с которым органы контроля за уплатой страховых взносов утрачивают возможность взыскания недоимки и задолженности по пеням и штрафам в связи с истечением установленного срока их взыскания или определения об отказе в восстановлении пропущенного срока подачи заявления в суд о взыскании недоимки и задолженности по пеням и штрафам.

Согласно пункту 2 постановления Правительства Российской Федерации от 17.10.2009 № 820 решение о признании безнадежными к взысканию и списании недоимки и задолженности принимается Фондом социального страхования Российской Федерации в отношении страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, уплачиваемых в Фонд социального страхования Российской Федерации.

Из приведенных выше норм действующего законодательства следует, что принятие Фондом решения о признании безнадежной к взысканию и списании недоимки и задолженности по страховым взносам возможно только в случае принятия судом акта, в соответствии с которым органы контроля за уплатой страховых взносов утрачивают возможность взыскания недоимки и задолженности по пеням и штрафам в связи с истечением установленного срока их взыскания.

При этом суд апелляционной инстанции соглашается с доводом заявителя о том, что инициировать судебное разбирательство, о котором упоминается в подпункте «г» пункта 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 17.10.2009 № 820, вправе как органы контроля за уплатой страховых взносов, так и страхователь, в том числе путем подачи в суд заявления о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными к взысканию и обязанности по их уплате прекращенной.

Исходя из позиции Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 15.01.2013 № 10534/12, которая подлежит применению в данном деле по аналогии, такое заявление страхователя подлежит рассмотрению судом по общим правилам искового производства с учетом положений главы 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции, оставляя заявление Фонда без рассмотрения, исходил из того, что в рассматриваемом деле возник спор о праве между сторонами по поводу исполнения субъектом обязанности по уплате страховых платежей. Факт исполнения обязанности одной из сторон правоотношения не подлежит установлению в арбитражном суде в порядке особого производства.

Вместе с тем, как верно отметил суд первой инстанции, требование Фонда об установлении юридического факта утраты возможности взыскания недоимки по страховым взносам, пени и штрафов в связи с истечением установленного срока взыскания является, по существу, заявлением о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными к взысканию и обязанности по их уплате прекращенной.

Следовательно, с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 15.01.2013 № 10534/12, которая подлежит применению в данном деле по аналогии, заявление Фонда подлежит рассмотрению судом первой инстанции по существу.

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 01.10.2015 по делу № А33-24095/2014

Раздел 4. Проблемные вопросы правоприменения.

По результатам анализа спорных вопросов выявлено не было.

 

Заместитель председателя суда                                                                 Г.Н. Борисов

Председатель судебного состава                                                              Н.А. Морозова

 



[1] Это дело 2014 года, внесено в анализ в связи с важностью обсуждаемых вопросов.